Адвокат: уголовные дела, квалификация уголовных деяний Верховным Судом РФ

Адвокат по уголовным делам Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А. moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244) - бесплатная консультация опытного адвоката, квалифицированный прогноз о перспективах уголовного дела, позволит избежать непоправимых ошибок.

на главную

Признание протокола обыска недопустимым доказательством.

Ненадлежащее выполнение судом требований ст. 87 УПК РФ о проверке доказательств повлекло преждевременный вывод о недопустимости протокола обыска в жилище и ограничение права прокурора на представление доказательств, что явилось одной из причин отмены приговора.

По приговору Московского городского суда с участием присяжных заседателей Р. осужден за незаконные приобретение, хранение и сбыт Г. огнестрельного оружия и боеприпасов, а Г. - за незаконные приобретение у Р., хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кроме того, вердиктом присяжных заседателей Г. признана невиновной в совершении убийства Р. из корыстных побуждений, в связи с чем она оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В кассационном представлении государственные обвинители просили отменить приговор в отношении Г., ссылаясь на нарушения судом уголовно - процессуального закона, повлиявшие на постановление законного, обоснованного и справедливого вердикта.

Указывали, что суд незаконно признал недопустимым доказательством протокол обыска в жилище Г. по тем мотивам, что обыск произведен в отсутствие обвиняемой и членов ее семьи, и необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны обвинения о признании данного доказательства допустимым. Полагали, что при производстве обыска не было допущено нарушений закона, так как при обыске присутствовал муж Г. - К., которому было предъявлено постановление о производстве обыска и вручена под расписку копия протокола обыска. Кроме того, постановлением Лефортовского районного суда г. Москвы обыск признан законным.

По мнению обвинителей, принятые судом доводы К. о том, что он не присутствовал при обыске, а протокол, возможно, подписал впоследствии в ГОВД, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, не только ничем не подтверждаются, но и противоречат вышеуказанным обстоятельствам производства обыска.

Вследствие незаконного решения суда сторона обвинения была лишена возможности представить суду заключение эксперта об обнаружении следов выстрела на одежде Г. и показания эксперта Г., подтверждающие производство выстрелов из оружия Г., а присяжные заседатели были введены в заблуждение относительно обоснованности предъявленного Г. обвинения в убийстве Р. с использованием огнестрельного оружия.

Признав доводы государственных обвинителей обоснованными, Судебная коллегия отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство. Свое решение Судебная коллегия обосновала следующим образом.

Постановлением суда от 16 сентября 2010 г., вынесенным по результатам предварительного слушания, было удовлетворено ходатайство защитника У. о признании недопустимыми доказательствами протокола обыска, произведенного 15 октября 2009 г. в квартире Г., и производного от него заключения судебно-медицинской экспертизы одежды Г. на том основании, что обыск произведен в отсутствие обвиняемой и совершеннолетних членов ее семьи, которые тем самым были лишены права приносить свои замечания по поводу следственного действия и обжаловать производство обыска.

Между тем в ходе судебного разбирательства установлено, что в протоколе обыска имеются подписи мужа Г. – К., который согласно протоколу присутствовал при обыске.

В связи с этим государственные обвинители заявили ходатайство о признании протокола обыска и акта судебно-медицинской экспертизы допустимыми доказательствами. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства по следующим основаниям: постановление о производстве обыска не подписано лицом, в жилище которого он производился, или кем-либо из членов его семьи; адрес места обыска в постановлении не совпадает с фактическим адресом места производства обыска.

К. в ходе допроса отрицал свое присутствие при обыске, заявив, что протокол обыска он мог подписать впоследствии в отделе полиции, где его допрашивали и давали на подпись различные документы, копию протокола он не получал. Тем самым, по мнению суда, К. подтвердил нарушения закона при производстве обыска, установленные предыдущим постановлением суда.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 и ст. 87 УПК РФ суд в состязательном процессе не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и, в частности, обязан принимать надлежащие меры к проверке представляемых сторонами доказательств.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд оставил без удовлетворения ходатайство государственных обвинителей о признании протокола обыска в жилище Г. допустимым доказательством и принял решение о недопустимости этого доказательства с нарушением перечисленных выше требований уголовно-процессуального закона.

Свое решение суд, по существу, обосновал только показаниями свидетеля К., являющегося мужем подсудимой Г., не дав какой-либо оценки уже имеющемуся постановлению Лефортовского районного суда г. Москвы, признавшего указанный обыск законным.

При этом судом не учтено, что согласно протоколу обыск производился оперуполномоченным в присутствии понятых, в качестве которых привлекаются не заинтересованные в исходе уголовного дела лица для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия (ч. 1 ст. 60, ч. 1 ст. 170 УПК РФ).

В поручении следователя о производстве обыска и в протоколе обыска указан именно тот адрес, по которому фактически и производился обыск. Суд осуществлял последующую проверку законности обыска, произведенного по этому же адресу.

В протоколе имеется указание на присутствие при обыске К., которому было предложено выдать необходимые следствию предметы. Присутствие К. при обыске подтверждается его подписями на каждой странице протокола и под отметкой о получении копии протокола. Последний не отрицает, что подписи могут принадлежать ему.

Каких-либо мер к проверке доводов стороны обвинения о том, что данные обстоятельства свидетельствуют о производстве обыска в присутствии мужа обвиняемой – К. с соблюдением установленной законом процедуры, и соответственно доводов стороны защиты об отсутствии К. и других нарушениях процедуры обыска судом принято не было, в том числе не были вызваны и допрошены понятые, а также сотрудники милиции, производившие обыск.

В результате допущенных судом нарушений закона сторона обвинения была лишена возможности представить суду с участием присяжных заседателей важные доказательства, собранные по результатам произведенного обыска.

Определение № 19-О-12- 9 сп

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Завладение квартирой путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения;

Незаконное проникновение в жилище;

Удержание пистолета в процессе разбойного нападения;

Убийство и вред здоровью средней тяжести;

Обстоятельство отягчающее наказание не может учитываться повторно;

Повторное осуждение за преступление, совершенное до вынесения первого приговора;

Рассмотрение уголовного дела без адвоката;

Возвращение уголовного дела прокурору из-за обвинительного заключения в электронном виде;

Организация и приготовление убийства группой лиц по предварительному сговору;

Сбыт фальшивых денег;

Способ и орудие преступления;

Отмена приговора;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи;

Распоряжение похищенным имуществом;

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью;

Ношение и перевозка оружия являются различными деяниями;

Распоряжение похищенным при разбое;

Малозначительное действие или бездействие;

Учёт судимостей при рецедиве преступлений;

При рецидиве не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести;

Дополнительное наказание в виде лишения права заниматься адвокатской деятельностью;

Наказание за приготовление к преступлению при наличии смягчающих обстоятельств;

Возвращение уголовного дела прокурору;

Лишение подсудимых последнего слова недопустимо;

Возобновление уголовного дела ввиду новых обстоятельств;

Пособничество в совершении кражи;

Соисполнительство в изнасиловании;

Принцип законности при производстве по уголовному делу;

Приостановление производства по уголовному делу;

Приговор за мошенничество отменён;

Посредник в сбыте наркотиков;

Изменение ответственности по ст. 222 УК РФ;

Приговор не может быть основан на предположениях;

Досудебное соглашение о сотрудничестве;

Смягчение наказания;