Преступления против личности, практика московских судов

Адвокат по уголовным делам: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вымогательство и другие преступления; Вымогательство или грабеж и разбой; Угроза при вымогательстве; Одно или несколько вымогательств; Вымогательство и распространение позорящих сведений; Соучастие в вымогательстве;

Вымогательство и разбой.

Никулинский районный суд г. Москвы, при секретаре, с участием государственного обвинителя - ст. помощника Никулинского межрайонного прокурора г. Москвы, потерпевшего С., подсудимого В., защитников - адвокатов, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении В., рождения, со средним образованием, холостого, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, установил:

Подсудимый В. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Подсудимый В., имея умысел на нападение в целях хищения чужого имущества, в неустановленное следствием время, вступил в преступный сговор с неустановленными следствием соучастниками, приискал для облегчения совершения преступления предмет похожий на нож, с целью его использования в качестве оружия для подавления воли потерпевшего к сопротивлению. Вымогательство и грабёж.

Затем, в осуществление совместного преступного умысла, действуя согласно отведенной ему преступной роли, совместно с двумя неустановленными соучастниками, прибыл по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, где совместно с соучастниками подошел к потерпевшему С., при этом, согласно отведенной ему преступной роли, своей правой рукой достал из правого кармана надетой на нем куртки предмет похожий на нож, используемый им в качестве оружия (вымогательство с применением оружия), напал на потерпевшего С., приставив предмет похожий на нож, в область грудной клетки потерпевшего С., тем самым, угрожая последнему применением насилия, опасного для жизни и здоровья, чем подавил волю последнего к сопротивлению, после чего подсудимый В. выдвинул потерпевшему С. требование о передаче ему и его неустановленным соучастникам, находящегося при потерпевшем, мобильного телефона стоимостью 15 000 рублей. Вымогательство с применением насилия, в крупном размере.

В это время двое неустановленных соучастника подсудимого В. стояли рядом с потерпевшим С., один из которых, стоящий по правую руку от потерпевшего В. поддержал требование последнего о передаче мобильного телефона, а стоящий по левую руку наблюдал за окружающей обстановкой, с целью предупреждения о появления сотрудников полиции и свидетелей, а так же препятствовал отходу потерпевшего С. В свою очередь потерпевший С., опасаясь за свою жизнь и здоровье, выполнил требование подсудимого В. и двух неустановленных соучастников и передал подсудимому В. свой мобильный телефон. После чего подсудимый В. с похищенным имуществом и своими неустановленными соучастниками скрылся, чем причинил потерпевшему С. материальный ущерб на сумму 15 000 рублей.

Подсудимый В. совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору.

Подсудимый В. имея преступный умысел, направленный на незаконное обогащение, в неустановленные следствием месте и времени, при не установленных следствием обстоятельствах, вступил совместно с двумя неустановленными лицами в преступный сговор, направленный на совершение вымогательства имущества потерпевшего С. под угрозой применения насилия в отношении последнего, заранее приискав для облегчения совершения преступления предмет похожий на нож, с целью его использования в качестве оружия для подавления воли потерпевшего к сопротивлению. Вымогательство, группой лиц, с применением насилия.

В тот же день, после совершения вышеуказанного преступления, подсудимый В., совместно с двумя неустановленными соучастниками, находясь по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, угрожая предметом похожим на нож, с ведома и согласия соучастников, выдвинул потерпевшему С. требование о передаче ему (В.) денежных средств в сумме 30 000 рублей, установив при этом срок выплаты, а его двое неустановленных соучастников поддерживали подсудимого В. требования.

После чего, согласно ранее разработанному плану подсудимый В., со своего мобильного телефона позвонил потерпевшему С., с целью получить информацию о его месте нахождения, получив указанную информацию совместно со своими неустановленными следствием соучастниками, прибыл по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, где стал ожидать появления потерпевшего С. Подсудимый В. по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, заметив потерпевшего С., окликнул его и подозвал к себе, после чего во исполнение совместного преступного умысла, с ведома и согласия соучастников, в грубой форме, на повышенных тонах, выражаясь нецензурной бранью стал требовать у потерпевшего С. денежные средства в сумме 30 000 рублей.

В это время один из неустановленных соучастников, с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению, предложил подсудимому В. посадить С. в автомобиль, оказывая тем самым давление на последнего, на что В. ни как не отреагировал, и продолжил высказывать требования в адрес потерпевшего С. о передаче им денежных средств, при этом угрожая ему физической расправой, а убедившись в отсутствии у потерпевшего С. денежных средств, установил срок передачи денежных средств.

В это же время второй неустановленный следствием подсудимого В. соучастник наблюдал за окружающей обстановкой, с целью предупреждения о появлении сотрудников полиции, и свидетелей, а так же препятствовал отходу С., в результате оперативно - розыскного мероприятия по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, подсудимый В. получил от потерпевшего С. часть денежных средств, в сумме 30 000 рублей, и листы бумаги, имитирующие билеты банка России достоинством 1000 рублей в количестве 3 штук, после чего был задержан сотрудниками полиции, а полученные денежные средства и листы бумаги, имитирующие билеты банка России в количестве 3 штук, были у подсудимого В. изъяты в тот же день по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23.

Подсудимый В. виновным себя не признал по каждому эпизоду преступлений и пояснил, что действительно он познакомился с потерпевшим С. в общежитии на Москва, ул. Удальцова, 23, они стали общаться, сдружились. После того как они близко познакомились, то в потерпевший С. предложил ему подзаработать, делать поддельные зачетные книжки и на этом зарабатывать деньги, он тому ответил отказом и потерпевший С. с таким же предложением обратился к другим студентам, которые тоже отказали тому. Он не совершал тех действий в отношении потерпевшего С., указанных в обвинении.

Свой мобильный телефон потерпевший С. отдал ему сам, когда подошел к нему или сказал, что сделал ту работу, которую предлагал ему ранее, что заработал на этом 30 000 рублей и передал ему данный телефон в качестве подарка, чтобы он о проделанной работе потерпевшим С. не должен никому больше рассказывать. Потерпевший С. ему говорил: «ты не стал мне помогать, я сам справился с этим делом, я сегодня сам все сделал, я поеду покупать два телефона, один куплю тебе», в первый день, когда потерпевший С. привез ему и предложил телефон, то он отказался, но когда потерпевший С. вернулся из Москва, ул. Удальцова, 23, то опять стал ему предлагать телефон, в результате он согласился и взял телефон.

Он не требовал у потерпевшего С. никаких денежных средств, он только сказал тому, что потерпевший С. должен отдать деньги обратно студентам, чтобы их не отчисляли из университета, поэтому потерпевший С. и дал ему свой мобильный телефон, чтобы он никому не сказал о действиях потерпевшегоС. После этого потерпевший С. уехал и больше он потерпевшего С. не видел. он с потерпевшим С. не встречался, он был на работе в здании общежития по Москва, ул. Удальцова, 23, где жил и работал неофициально плотником.

Действительно потерпевший С. часто звонил ему на телефон. Он считает, что запись разговора между ним и потерпевшим С., имевшего место , смонтирована частями, голос в разговоре он свой слышит, но смысл разговора был совсем о другом. Потерпевший С. оговаривает его, утверждая о его причастности к совершению преступлений, имеет основания к его оговору, так как он сказал потерпевшему С., чтобы тот вернул деньги, которые забрал у студентов, а если этого не сделает, то он обратится с заявлением в правоохранительные органы, чтобы других не обманывал.

Нож, который у него был обнаружен и изъят в ходе личного досмотра, подарил ему потерпевший С., а девушка подарила ему пневматический игрушечный пистолет, пистолет и нож находились дома. , в день своего задержания, он заходил к ребятам, которые жили с потерпевшим С. и рассказал им, что в честь дня рождения, ему девушка подарила игрушечный пистолет, а потерпевший С. подарил нож и ребята попросили принести и показать как они выглядят, он спустился к себе, забрал нож и пистолет и принес показать ребятам. Когда показывал ребятам нож и пистолет, то ему позвонил потерпевший С. и сказал, что ждет его внизу, хочет поговорить. Он ответил, что не одет, холодно, чтобы потерпевшийС. сам поднялся в номер, но потерпевший С. сказал, что его ждет такси, поэтому он спустился вниз для встречи с потерпевшим С., имея при себе вышеуказанные предметы, при встрече потерпевший С. предложил ему 15 000 руб., он отказался взять деньги и не взял в руки, и потерпевший С. убрал деньги себе в карман, он сказал потерпевшему С., что его телефон находится в комнате и сейчас принесет, но после этого он был задержан сотрудниками полиции.

При задержании у него никаких денег не было, так как их потерпевший С. убрал в свой карман, сотрудник полиции положил ему деньги в карман « толстовки», откуда они и были изъяты, также как и телефон потерпевшего был положен ему в карман и также был изъят. Инициатива встречи исходила от потерпевшего С., который звонил ему, назначал встречу, говорил о деньгах, а когда он спрашивал о каких деньгах идет речь, то потерпевший С. говорил, что хочет отдать ему какие- то деньги, что это не телефонный разговор. С жалобой на действия сотрудников полиции он не обращался никуда, так как его просили взять вину на себя и его отпустят, он поверил. Он не вступал в предварительный сговор с кем-либо на совершение преступлений в отношении потерпевшего С., указанных в обвинении и не совершал как самостоятельно, так и по предварительному сговору с кем-либо, не завладевал имуществом потерпевшего С. и не вымогал деньги.

Ножом он потерпевшему С. не угрожал, так как после того как был подарен, нож находился у него в комнате и в день своего задержания нож из комнаты вынес случайно. он не подходил с двумя лицами к потерпевшему С. по адресу Москва, ул. Удальцова, 23, не доставал из своего кармана нож, не нападал на потерпевшего С. и не приставлял нож в область грудной клетки потерпевшему С., не требовал от потерпевшего С. передачи телефона себе и другим лицам и потерпевший С. не передавал ему мобильный телефон, указанный в обвинении, так как он был на работе и не встречался с потерпевшим С., кроме этого потерпевший С. ему отдал данный телефон.

Он не обращался в правоохранительные органы по поводу незаконных действий потерпевшего, собирающего деньги у студентов за зачетки, но собирался обратиться, потому что потерпевший С. постоянно звонил и говорил: «не надо обращаться, потому что я кое-какие дела делаю, соберу деньги и верну ребятам», он не может пояснить, почему принял от потерпевшего С. мобильный телефон. Он не требовал, чтобы потерпевший С. передал ему деньги в сумме 15 000 рублей и не устанавливал срок выплаты, не требовал вместе с двумя другими лицами у потерпевшего С. денег в сумме 30 000 рублей, тот сам ему их предлагал, он не угрожал физической расправой потерпевшему С. и не говорил, чтобы тот выплатил деньги до конца , никто не предлагал ему посадить потерпевшего С. в машину. Он не знает, сам ли потерпевший С. или кто- то другой за преподавателей ставил оценки в зачетки. Он не говорил потерпевшему С., чтобы тот вытащил свою сим-карту из мобильного телефона, так как свой мобильный телефон потерпевший С. подарил ему в коробке без сим-карты со всеми документами. Он не просил потерпевшего С. принести коробку и документы на мобильный телефон.

Он не заставлял потерпевшего С. искать студентов, которые за деньги хотели бы сдать экзамены и не интересовался, нашел ли потерпевший таких студентов.

Он не говорил потерпевшему С. о том, что если тот передаст ему деньги, то потерпевшего никто не тронет, он также не говорил, что потерпевшего ищут несколько человек. Не говорил потерпевшему С. при встрече отойти в сторону, где нет камер видеонаблюдения. Сотрудники полиции подвергли его избиению, заставляли взять вину на себя, обещая отпустить. Потерпевший С. обратился с заявлением в полицию с тем, чтобы обезопасить себя, так как он сказал потерпевшему С. о своем намерении обратиться с заявлением в полицию по поводу денег взятых у студентов за зачетки.

Виновность подсудимого В. подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшего С. показавшего, что действительно утром он собирался пойти на занятия, вышел из общежития, расположенного по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, за территорией которого, недалеко от автобусной остановки, его встретил подсудимый В. и двое неизвестных лиц, при этом подсудимый В. подошел ближе всех к нему, достал из своего кармана куртки нож, приставил ему правой рукой нож в область грудной клетки с левой стороны в область сердца, непосредственно острием ножа и прямо к его куртке, он понял сразу, что это нож, сразу заметил лезвие ножа, и подсудимый В. потребовал отдать телефон, сказав: "давай мне свой телефон", он, опасаясь за свою жизнь, достал из кармана куртки свой телефон, указанный в обвинении, вытащил по требованию подсудимого В., имеющейся при себе кнопкой, из телефона сим карту и отдал телефон подсудимому В., который положил его телефон в свой карман одежды и сложил свой нож, после чего подсудимый В. сказал ему, что он в течение месяца должен принести тому 30 000 рублей.

Те двое неизвестных лиц в этот момент стояли по бокам позади от подсудимого В., чтобы предотвратить возможный его побег, один из них поддакивал подсудимому В. на требования, которые тот предъявлял ему, подсудимый В. и неизвестные лица действовали совместно, он опасался за свою жизнь и здоровье, согласился с требованием о передаче денег, крайний срок . Он считает, что подсудимый В. подошел к нему с двумя неизвестными лицами с целью наживы, завладев его имуществом, для него данная ситуация была шоком, он даже не задавал подсудимому В. вопрос, почему тот требует у него имущество.

После этого он проследовал на учебу, вечером вернулся в общежитие, где к нему подошел подсудимый В. и потребовал отдать тому документы и коробку от ранее переданного мобильного телефона, высказывая при этом угрозы, что если он не отдаст коробку с документами и обратится в полицию, то его ждет расправа. В результате указанных угроз, которые он воспринимал как реальные угрозы своей жизни и здоровья, воспринимал их как реальные угрозы, он отдал подсудимому В. коробку и документы на телефон вечером. в помещении общежития, он понял, что тот не может реализовать его телефон без документов и коробки.

По совету своих родителей он обратился с заявлением в ОМВД по району Проспект Вернадского, после занятий он направлялся в сторону метро, чтобы поехать домой, по пути был опять встречен подсудимым В., с которым были еще двое неизвестных, но это были уже другие лица, не те которые подходили к нему вместе с подсудимым В., подсудимый В. в жесткой форме стал требовать у него 30 000 рублей со сроком отдачи в течение 3 дней, иначе его будет ждать расправа, один из лиц, находящихся с подсудимым В. предлагал тому посадить его в машину.

Он обратился в службу безопасности университета, т.к. родители были в отпуске заграницей, а потом в полицию, написав заявления о том, что у него похитили телефон, требуют деньги. он с сотрудниками полиции приехал к общежитию по Москва, ул. Удальцова, 23, сотрудниками полиции ему были выданы в присутствии понятых помеченные денежные купюры - 30 000 руб. настоящие фальшивые, а также диктофон, который он положил в карман одежды, он был проинструктирован о своем поведении с подсудимым В. при проведении оперативного мероприятия, затем он встретился с подсудимым В., передал тому деньги, которые им были получены от сотрудников полиции для участия в ОРМ, подсудимый В. взял деньги, пересчитал, но не заметил, что часть из них фальшивая, сложил и положил в карман, после чего подсудимый В. был задержан.

Он подсудимого В. знал, так как они проживали в одном общежитии, но их общение ограничивалось только взаимным приветствием, дружеских отношений не было. В тот период времени он учился в МГУ, учебные занятия проходили по разным адресам, в разных частях г. Москвы, проживал в общежитии по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, с ним в комнате проживал молодой человек по имени Н., учащийся того же учебного заведения, что и он, с которым у него были нейтральные отношения. Действительно в конце он купил два мобильных телефона, белый и черный, белый подарил маме, а черный оставил себе для личного пользования, который показал своему соседу. Действительно , когда он прилетел с каникул, на такси приехал к общежитию из аэропорта, к нему подошли двое молодых людей и попросили позвонить, он ответил отказом, после чего те сказали, что если захотят, отберут у него телефон и одного из этих лиц он видел в сопровождении подсудимого В., когда тот к нему подошел при вышеуказанных обстоятельствах . Никаких долговых обязательств у него перед подсудимым В. или других лиц нет.

Подсудимый В. не говорил ему в связи с чем требует у него 30 000 рублей. Он не предлагал подсудимому В. в середине подзаработать, брать у студентов зачетки и деньги, а потом проставлять в них подписи за преподавателей; не обсуждал с подсудимым В. размер денег, которые необходимо брать у студентов и делить пополам; он не дарил свой мобильный телефон подсудимому В., в том числе и с целью, чтобы тот не делал никаких заявлений по поводу проставления за деньги в зачетках подписей за преподавателей, поскольку подсудимый В. насильно завладел его мобильным телефоном , он также не предлагал подсудимому В. никаких денег за молчание; с подсудимым В. у него не было разговора по поводу того, что не нужно обманывать студентов; такие утверждения подсудимого В. он воспринимает как вымысел. у него действительно состоялась неожиданная встреча с подсудимым В., данная встреча не была запланированной и подсудимый В. не должен был отдать ему обратно мобильный телефон. Он не предлагал подсудимому В. денег в сумме 30 000 руб. в дополнение к мобильному телефону. у него состоялась встреча с подсудимым В. под контролем сотрудников полиции в общежитии по Москва, ул. Удальцова, 23, он в присутствии сотрудников полиции позвонил подсудимому В., разговор был записан, они договорились встретиться в общежитии, чтобы он передал подсудимому В. деньги в сумме 30 000 рублей, при этом подсудимый В. сказал, что вопрос денег не будет обсуждать по телефону.

При передаче подсудимому В. денег в ходе ОРМ в сумме 30 000 руб., он не просил подсудимого В. никому ничего говорить. Текст его разговора с подсудимым В., который был записан им на диктофон и который он выдал сотрудникам полиции, был расшифрован и полностью соответствует тому разговору, который был в реальности между ними. Действительно подсудимый В. звонил ему и узнавал какие у него планы, он сказал, что поедет домой, тот не знал, где он проживал, поэтому он был уверен, что спокойно проследует домой.

Он лично не собирал деньги у студентов и лично не ставил зачеты, с подсудимым В. не было разговора, чтобы он собирал деньги у студентов; он не показывал подсудимому В. два мобильных телефона черного и белого цвета и не говорил, что купил их в магазине; он не приходил в комнату к подсудимому В., так как не знал, где тот проживал и подсудимый В. не приходил к нему в комнату в общежитие и он не угощал того едой, привезенной из Москва, ул. Удальцова, 23, полагает, что подсудимый В. мог заходить к соседям по блоку. Он не предлагал подсудимому В. взять у него два мобильных телефона черного и белого цвета, чтобы тот не рассказывал, что он берет деньги от студентов; он не предлагал подсудимому В. взять коробки и документы от двух мобильных телефона черного и белого цвета и не говорил подсудимому В., что отдаст тому позже 30 000 рублей. У него нет оснований оговаривать подсудимого В. и других лиц и он категорично заявляет, что именно подсудимый В. вместе с другими неустановленными лицами совершил в отношении него преступления, указанные в обвинении. К нему никто из студентов не предъявлял никаких претензий по поводу того, что он якобы брал деньги.

Ему было известно от сокурсников о том, что в институте был человек, который за определенную плату обещал помощь при сдаче экзаменов, он об этом рассказывал своим соседям и подсудимый В. предлагал заняться подобной деятельностью, чтобы он тому делал рекламу среди студентов. Он отказался, но подсудимый В. сказал, что все равно заставит его этим заниматься, после чего он сделал вид, что будет этим заниматься, но на самом деле не занимался, говорил подсудимому В., что спрашивает людей о подобных услугах, но в действительности никого и ни о чем не спрашивал. У него с подсудимым В. проводилась очная ставка, в ходе которой на подсудимом В. он не видел телесных повреждений.

- показаниями свидетеля Ф. показавшей, что действительно до февральских каникул ее сын - потерпевший С. позвонил ей и предупредил, что купил два телефона - один белого цвета для нее и один черного цвета для себя, деньги у сына были, они были подарены тому на день рождения, возможность данной покупки с сыном обговаривалась заранее. У сына занятий не было, она позвонила сыну, чтобы узнать как прошел первый день занятий, но не смогла сразу дозвониться, но когда дозвонилась, то сын сказал, что занят, не может говорить, у него проблемы, перезвонит позже. Вечером ей сын позвонил и сообщил, что утром, когда тот шел на занятия, к нему подошли люди и угрожая расправой, угрожая ножом, отобрали у сына телефон черного цвета, предупредив, что сын никому не должен об этом рассказывать. Потом, когда сын возвращался, вечером того встретили и сказали, чтобы вынес документы на телефон. Она обратилась с заявлением в полицию, сообщила телефон своего сына, а сама вылетела в г. Москву и обратилась в службу безопасности университета, в котором учится ее сын. Был решен вопрос с переселением ее сына в безопасное место, затем они с сыном поехали в УВД ЗАО Москвы, где сын давал показания.

Ее сын был подавлен, испуган, она узнала, что сын до ее прилета успел обратиться в деканат с вопросом как ему перевестись или забрать документы, так как был сильно испуган, он был поставлен на так называемый «счетчик», сыну было сказано, что через месяц должен будет отдать этим людям 30 000 рублей. Затем она уехала в отпуск ей позвонил помощник ректора и сказал, что сын находится в беде, обратился в службу безопасности. Ей стало известно, что к сыну после занятий вечером вновь подошли лица, угрожая, потребовали в 3-х дневный срок принести 30 000 рублей, затем сотрудниками полиции была проведена операция по задержанию подсудимого В. и когда был задержан подсудимый В. ей стало известно от сына, что именно подсудимый В. причастен к совершению преступления. Ее сын опасался за свою жизнь и здоровье, был испуган, так как сыну постоянно угрожали, в том числе ножом. Ей стало известно, что подсудимый В. проживал в том же общежитии по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23, где и ее сын.

- показаниями свидетеля Р. показавшего, что действительно, в УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве, обратился С., заявив о том, что его знакомый по имени Н.Х., впоследствии оказавшийся подсудимым В., совместно с другими неизвестными ему лицами вымогают у него денежные средства в сумме 30 000 рублей. В своем заявлении потерпевший С. пояснил, что находясь на улице, встретил троих молодых людей, среди которых был В., который начал выдвигать требования о передаче ему 30 000 рублей, при этом угрожая физической расправой С. На основании данной информации было принято решение о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», в задачи данного ОРМ входила фиксация факта требований денежных средств В. у С. для чего С. были выданы денежные средства в сумме 30 000 рублей, муляж денежных средств «кукла» на сумму 3 000 рублей и аудиозаписывающее устройство, для фиксации разговоров с В. В последствии под контролем оперативных сотрудников, с использованием аудиозаписывающего устройства С. созвонился с В. и договорился о передаче ему части требуемой суммы в количестве 30 000 рублей. Встреча должна была произойти рядом с общежитием расположенным по адресу: Москва, ул. Удальцова, 23. Далее С. вместе с ним проследовал к Москва, ул. Удальцова, 23 с целью встречи с В. По дороге С. позвонил В. и они договорились встретиться у ворот общежития на улице. Когда они приехали и С. подошел к воротам, то снова позвонил В. и уведомил о своем прибытии и ждет на улице, чтобы передать часть денежных средств. В. отказался выходить на улицу и сказал, что ждет в помещении общежития на первом этаже.

После чего потерпевший С. проследовал в помещение общежития. Он, совместно с оперуполномоченным З. проследовал за ним, зайдя в помещение С. проследовал на главную лестницу и встретился с В., они в это время наблюдали за ними через створку двери лестничного пролета, в которой имеется стекло и когда заметили, что С. передает В. денежные средства, заканчивает разговор и направляется к ним, они приступили к задержанию подсудимого В. Они подошли к подсудимому В., предъявили свои служебные удостоверения, представившись сотрудниками полиции, попросили проследовать с ними. После чего в помещении охраны академии труда и социальных отношений, оперуполномоченным.

- аналогичными показаниями свидетеля Ш., дополнительно показавшего, что подсудимый В. не делал заявлений о том, что ему подложили деньги и телефон и никто из сотрудников полиции не предлагал подсудимому В. оговорить себя, обещая на следующий день отпустить и свидетеля Д., дополнительно показавшего, что действительно в присутствии понятых он проводил личный досмотр подсудимого В., по результатам которого составил протокол, замечаний от участвующих лиц не поступало. Он не просил подсудимого В. оговорить себя и взять на себя вину, обещая, что того отпустят. Подсудимого В. никто не подвергал избиению, не подкладывал в карман одежды денег и других предметов.

- показаниями свидетеля А. показавшего, что действительно согласно протокола личного досмотра, он был приглашен совместно с другим лицом для участия в качестве понятых в личном досмотре подсудимого В. Ему и второму понятому были разъяснены права, затем у подсудимого В. в их присутствии из кармана одежды были изъяты денежные купюры, которые сличались с ксерокопиями, они совпадали между собой, также у подсудимого В. был обнаружен в кармане одежды нож, пистолет за спиной и два телефона, подсудимый В. сказал, что пистолет игрушечный. Был составлен протокол личного досмотра полностью, замечаний у него не было, был подписан, сведения, содержащиеся в нем, подтверждает.

- показаниями на предварительном следствии свидетеля ФИО19 показания оглашены по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон показавшей, что действительно, днем, точного времени он не помнит, к нему подошли сотрудники полиции, представились, попросили участвовать в качестве понятого при подготовке к проведению ОРМ, он согласился.

Он проследовал в кабинет здания УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве, где в его присутствии и присутствии второго понятого сотрудник полиции произвел личный досмотр человека, представившегося С. Перед производством личного досмотра сотрудником полиции ему и второму понятому была разъяснена суть производимого действия, а так же их права и обязанности. В ходе проведения личного досмотра С., при последнем никаких денежных средств, аудио записывающих устройств, а так же иных предметов, запрещенных к свободному обороту на территории РФ, обнаружено не было, после чего сотрудник полиции выдал С. денежные средства в сумме 30 000 рублей и 3 бумажки внешне похожие на купюру достоинством 1000 рублей, с пометкой нанесенной красителем красного цвета «Не является платежным средством» (кукла) и техническое устройство - диктофон марки «Самсунг», все вышеописанные действия зафиксированы в протоколе и актах, в которых он и второй понятой поставили свои подписи.

В этот же день, вечером, в присутствии его и второго понятого в кабинет, здания УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве С. возвратил сотрудникам полиции ранее выданное тому техническое устройство - диктофон марки «Самсунг», о чем был составлен соответствующий акт, где он и второй понятой поставили свои подписи. Он был приглашен сотрудниками полиции в качестве понятого при проведении осмотра технического устройства, ранее возвращенного С., перед началом осмотра сотрудник полиции ему и второму понятому разъяснил суть производимого действия, а так же их права и обязанности, осмотр происходил в кабинете здания УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве. В ходе осмотра на диктофоне обнаружена аудиозапись диалога нескольких лиц, как заявил присутствующий при осмотре С., это аудиозапись его диалога с В., полученная в ходе ОРМ. По окончанию осмотра составлен соответствующий акт, который подписан всеми участвующими лицами.

Оценив собранные доказательства в совокупности суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимого В. по каждому эпизоду преступлений.

Суд критически относится к показаниям в судебном заседании свидетеля защиты Ц. о том, что у подсудимого В. находился мобильный телефон с коробкой и документами, так как был подарен лицом по имени С., поскольку они не согласуются с другими вышеприведенными доказательствами, которым у суда нет оснований не доверять, расценивает данные показания свидетеля как стремление помочь избежать уголовной ответственности подсудимому В., при этом суд обращает внимание на тот факт, что данные сведения свидетель сообщил со слов подсудимого В.

Утверждения подсудимого В. о том, что он не совершал тех действий в отношении потерпевшего С., указанных в обвинении; что свой мобильный телефон потерпевший С. отдал ему сам, когда подошел к нему и сказал, что сделал ту работу, которую предлагал ему ранее, что заработал на этом 30 000 рублей и передал ему данный телефон в качестве подарка, чтобы он о проделанной работе потерпевшим С. не должен никому больше рассказывать, так же пояснил, что он не требовал у потерпевшего С. никаких денежных средств, он только сказал тому, что потерпевший С. должен отдать деньги обратно студентам, чтобы их не отчисляли из университета, поэтому потерпевший С. и дал ему свой мобильный телефон, чтобы он никому не сказал о действиях потерпевшего С.

Так же он показал, что он с потерпевшим С. не встречался, он весь день был на работе в здании общежития по Москва, ул. Удальцова, 23, где жил и работал неофициально плотником, никаких действий, указанных в обвинении как самостоятельно, так и по предварительному сговору с кем-либо он в указанные дни в отношении потерпевшего С. не совершал; что запись разговора между ним и потерпевшим С., смонтирована частями, голос в разговоре он свой слышит, но смысл разговора был совсем о другом; что потерпевший С. оговаривает его, утверждая о его причастности к совершению преступлений, имеет основания к его оговору, так как он сказал потерпевшему С., чтобы тот вернул деньги, которые забрал у студентов, а если этого не сделает, то он обратится с заявлением в правоохранительные органы, чтобы других не обманывал, что не угрожал потерпевшему С. ножом, что при встрече потерпевший С. предложил ему 30 000 руб., он отказался взять деньги, не взял в руки и потерпевший С. убрал деньги себе в карман.

Он сказал потерпевшему С., что его телефон находится в комнате и сейчас принесет, но после этого он был задержан сотрудниками полиции; что при задержании у него никаких денег не было, так как их потерпевший С. убрал в свой карман, сотрудник полиции положил ему деньги в карман «толстовки, откуда они и были изъяты, также как и телефон потерпевшего был положен ему в карман и также был изъят; что инициатором встречи был именно потерпевший С., который назначал встречу и говорил, что хочет отдать ему какие- то деньги; что сотрудники полиции подвергли его избиению и просили его взять вину на себя, обещая отпустить, он поверил; что не вступал в предварительный сговор с кем-либо на совершение преступлений в отношении потерпевшего С., указанных в обвинении и не совершал как самостоятельно, так и по предварительному сговору с кем-либо, не завладевал имуществом потерпевшего С. и не вымогал деньги.

Он не требовал, чтобы потерпевший С. передал ему деньги в сумме 15 000 рублей и не устанавливал срок выплаты, не требовал вместе с двумя другими лицами у потерпевшего С. денег в сумме 30 000 рублей, напротив сам потерпевший С. предлагал ему деньги за молчание, он не угрожал физической расправой потерпевшему С. и не говорил, чтобы тот выплатил деньги, никто не предлагал ему посадить потерпевшего С. в машину.

Он не говорил потерпевшему С., чтобы тот вытащил свою сим-карту из мобильного телефона, так как свой мобильный телефон потерпевший С. подарил ему в коробке без сим-карты со всеми документами и он не просил потерпевшего С. принести коробку и документы на мобильный телефон. Оон не заставлял потерпевшего С. искать студентов, которые за деньги хотели бы сдать экзамены и не интересовался, нашел ли потерпевший таких студентов; он не говорил потерпевшему С. о том, что если тот передаст ему деньги, то потерпевшего никто не тронет, он также не говорил, что потерпевшего ищут несколько человек, что потерпевший С. обратился с заявлением в полицию с тем, чтобы обезопасить себя, так как он сказал потерпевшему С. о своем намерении обратиться с заявлением в полицию по поводу денег взятых у студентов за зачетки, признаются судом неубедительными, поскольку данные утверждения опровергаются вышеприведенными доказательствами, которые полны, подробны, последовательны, согласуются между собой, в связи с чем у суда нет оснований сомневаться в их достоверности.

Суд придает доказательственную силу показаниям подсудимого В., данным им в ходе предварительного следствия в той части, где он пояснил, что С. отдал ему телефон, данные показания согласуются с другими вышеприведенными доказательствами.

У суда нет оснований ставить под сомнения показания потерпевшего С. и полагать о том, что потерпевший С. оговаривает подсудимого В., поскольку показания потерпевшего С. согласуются с другими вышеприведенными доказательствами, полностью восстанавливают события происшествия. У суда нет оснований сомневаться в том, что именно в те даты, которые указаны в обвинении, имели место встречи подсудимого В. с потерпевшим С. и другими лицами, при этом суд учитывает и показания потерпевшего С. о том, что на учебных занятиях его присутствие не всегда отмечалось и записывалось, в связи с чем суд не может согласиться с утверждением защиты о том, что потерпевший С. отсутствовал на занятиях.

Суд также не может согласиться с мнением защиты о том, что потерпевший С. не мог вытащить из своего мобильного телефона сим-карту из-за отсутствия ключа, поскольку потерпевший С. в судебном заседании пояснил, что имел при себе кнопку, которой по просьбе подсудимого В. и вытащил сим-карту из своего мобильного телефона, который по требованию подсудимого В. и отдал последнему.

Суд считает необходимым уточнить по обвинению сумму похищенного имущества у потерпевшего С., а именно: стоимость мобильного телефонаи считать сумму материального ущерба - 15 000 руб., поскольку именно за эту сумму был приобретен мобильный телефон, о чем свидетельствует предоставленные защитой товарный и кассовый чек.

Приобщенные к материалам уголовного дела по ходатайству защиты в судебном заседании коробка, товарный чек и кассовый чек на мобильный телефон, не расценивается судом как подтверждение утверждения подсудимого В. о том, что мобильный телефон, с коробкой и чеком потерпевший С. отдал тому добровольно в качестве подарка за молчание, расценивается как факт того, что действительно показания потерпевшего С. подтверждены полностью о том, что по требованию подсудимого В. он действительно передал коробку, чеки на телефон, что подтверждается совокупностью вышеприведенных доказательств.

Таким образом у суда нет оснований ставить под сомнение вышеприведенные доказательства виновности подсудимого В. по каждому эпизоду преступлений.

Вышеприведенные доказательства суд признает относимыми, достоверными, допустимыми и в совокупности подтверждающими вину подсудимого В. по каждому эпизоду преступлений.

Действия подсудимого В. суд квалифицирует: по ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку он совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия и по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, поскольку он совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не находит оснований для, предусмотренного ч. 6 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона Российской Федерации О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации, изменения в отношении подсудимого В. по каждому эпизоду преступлений категории преступления на менее тяжкую.

О предварительном сговоре подсудимого В. с другими неустановленными лицами на совершение преступлений в отношении потерпевшего свидетельствует согласованность действий, распределение ролей, что позволяет суду прийти к выводу о том, что между указанными лицами возникла заранее достигнутая договоренность на совершение данных преступлений.

При назначении наказания суд учитывает характер, степень общественной опасности содеянного, данные о личности: ранее не судимого, положительно характеризующегося по месту жительства, учебы, состояние здоровья, имеющего мать, страдающую различными хроническими заболеваниями, мнение потерпевшего о наказании.

Принимая во внимание вышеизложенные данные о личности подсудимого В., а также характер и степень общественной опасности содеянного, суд приходит к выводу о том, что исправление подсудимого В. возможно лишь в условиях изоляции от общества и не находит оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ

Суд считает возможным не назначать В. дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы по каждому эпизоду преступлений.

При назначении наказания суд также учитывает влияние наказания на исправление, на условия жизни его семьи, на дальнейшую социальную адаптацию.

Руководствуясь ст.ст. 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч. 2 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 6 ( шесть ) лет.

по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно В. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 ( семь ) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения В. оставить в виде заключения под стражу. Срок наказания исчислять с зачетом времени содержания под стражей, засчитать в срок отбытия наказания время содержания под стражей. Вещественные доказательства по уголовному делу - хранить при уголовном деле;

Приговор может быть обжалован в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его вынесения. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав о своем желании в апелляционной жалобе в течение 10 суток.

на главную

Вымогательств под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего;

Вымогательство, под угрозой повреждения имущества;

Вымогательство под угрозой применения насилия;

Вымогательство денежных средств за похищеные документы;

Вымогательство группой лиц по предварительному сговору;

Вымогательство, группой лиц в крупном размере, с применением насилия;

Вымогательство под видом сотрудника полиции;

Вымогательство и кража;

Вымогательство за побои;

Уголовные дела, судебная практика;

Преступления в сфере экономики;

Судебная практика московских районных судов;

Судебная практика по наркотикам;

Судебная практика московских районных судов по хищениям;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика Московского городского суда;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Уголовный процесс;