Преступления против личности, практика московских судов

Адвокат по уголовным делам: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вред здоровью средней тяжести и тяжкий вред здоровью.

Лефортовский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя - помощника Лефортовского межрайонного прокурора г. Москвы, с участием подсудимого М., защитника-адвоката, потерпевших Г. и Д., представителя потерпевшего Г., адвоката, рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

М., ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 111 УК РФ, установил:

М. совершил умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшее длительное расстройство здоровья, а также совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего за собой потерю органа и выразившегося в неизгладимом обезображивании лица:

он, 05 октября 2011 года, в период времени с 20 часов 37 минут по 20 часов 42 минуты, находясь по адресу: г. Москва, ул. Смирновская д. 11, в ходе конфликта с ранее неизвестным Д., внезапно возникшего на почве личных неприязненных отношений, имея умысел, направленный на причинение вреда здоровью последнего, произвел одним из имеющихся при себе стандартных четырехзарядных пистолетов самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии №, не менее двух выстрелов в сторону Д., умышленно причинив тем самым последнему ранения, причинивший средний тяжести вред здоровью, вызвавший длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше трех недель (п. 7.1 Приложения к приказу Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 года № 194н «Об утверждении критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью»), ссадину и кровоподтек на грудной клетке в нижней трети грудины, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной утратой общей трудоспособности (п. 9. Приложения к приказу Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 года № 194н «Об утверждении критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью»), но причинившие физическую боль;

он же (М.), 05 октября 2011 года, в период времени с 20 часов 37 минут по 20 часов 42 минуты, находясь по адресу: г. Москва, ул. Смирновская д. 11, при вышеуказанных обстоятельствах, имея умысел, направленный на причинение вреда здоровью, произвел не менее трех выстрелов из имеющихся при себе стандартных четырехзарядных пистолетов самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии №, в сторону подбегающего к Д. ранее неизвестного ему (М.), Г., умышленно причинив тем самым последнему, <данные изъяты>, повлекший за собой вред здоровью средней тяжести; <данные изъяты>, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной утратой общей трудоспособности», но причинившие физическую боль. Далее Г., пытаясь остановить его (М.) преступные действия, подбежал к последнему и повалил его на землю, а он (М.) в свою очередь, произвел один выстрел в область лица Г., одним из имеющихся у него при себе двух стандартных четырехзарядных пистолетов самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии №, умышленно причинив тем самым последнему, огнестрельное ранение, что является тяжким вредом здоровью, а так же два выстрела из имеющихся у него при себе стандартных четырехзарядных пистолетов самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии№, в область <данные изъяты> Г., умышленно причинив тем самым последнему, <данные изъяты>. После чего его (М.) преступные действия были пресечены Д., Г. и ранее ему (М.) знакомым Л.

Подсудимый М. виновным себя в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшим длительное расстройство здоровья, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего за собой потерю органа и выразившегося в неизгладимом обезображивании лица - не признал и рассказал о том, что он приобрел один травматический пистолет, но поскольку данный пистолет был ненадежен из-за разряжающихся батареек, то в начале осени он приобрел еще один травматический пистолет с более надежным зарядным устройством. Пистолеты он приобрел на законных основаниях, на них у него имеется разрешение, лицензия. Указанные пистолеты он приобрел для самообороны, поскольку ему приходится часто поздно вечером возвращаться с работы домой, а район, где он проживает, является криминогенным, также он часто катается с ребенком на велосипедах в парке, где есть вероятность встретить стаи бездомных собак.

05 октября 2011 года, примерно в 20 часов 35 минут, он вышел из дома, где проживает, чтобы дойти до палатки, которая расположена недалеко от подъезда, после того, как он купил в палатке шоколадку своему сыну, пошел обратно домой. С собой у него был рюкзак, в боковых карманах которого у него с собой были два травматических пистолета «Оса», которые он всегда носит с собой в целях самообороны. Не дойдя до подъезда 7-8 метров, он увидел как в его сторону бегут двое молодых людей, ранее ему незнакомых Д. и Г. Они кричали в его адрес нецензурную брань, угрозы убийством, выкрикивая фразы: «Черный стой, черных убивать!». Поскольку он (М.) славянской внешности и по национальности не является представителем азиатских народностей, он решил, что они ошиблись, и, подойдя к нему, поймут это и извинятся. Однако, первым к нему подбежал Д. и, находясь к нему лицом к лицу, ударил его (М.) кулаком в районе правого уха и виска. От происшедшего он (М.) был в шоковом состоянии и не двигался, в этот момент он боковым зрением увидел бегущего в его сторону Г., который также кричал в его сторону нецензурные слова и выкрикивал фразу: «Убивай черных!». Г. нанес ему удар в шею и, не удержавшись на ногах, свалился за заборчик на газон. Он (М.) не смог сдвинуться с места, ноги его были как парализованные. За это времяГ. встал с газона, направившись в его сторону, кинул в него какую-то бутылку, но не попал. Он (М.) продолжал стоять на месте, испугавшись за свою жизнь и здоровье, вытащил один из пистолетов, который у него находился в рюкзаке, висящим за спиной, чтобы пресечь нападение, выстрелил из пистолета в правую сторону, то есть в бок, в воздух, а не в нападавших, которые стояли перед ним на расстоянии 2-3 метров.

Выстрелы их только разозлили и они вдвоем стали избивать его руками и ногами, нанося удары по всем частям тела, в основном в голову. Когда он (М.) стал пятиться назад, заметил третьего человека, ранее ему незнакомого Р., который, как ему показалось, не давал ему сдвинуться с места. Когда ему (М.) удалось от них вырваться, он вытащил второй пистолет и выстрелил то ли кому-то в ноги, то ли в асфальт. Сколько раз он выстрелил - не помнит. Г. и Д. вновь стали его избивать руками и ногами по телу. Он (М.) пытался продвинуться к своему подъезду. Затем Г. повалил его (М.) на себя, упал он или нет - не помнит. Д. наносил ему (М.) удары руками по голове сзади. Потом Д. схватил его (М.) за ворот одежды и упал на спину, он (М.) нагнулся, т.к. Д. его держал за одежду, а Г. в этот момент нанес ему несколько ударов руками по шее. Затем подошел Л. и оттащил их от него (М.). Потом из подъезда вышла его (М.) мама. После этого избиение прекратилось, Л. отвел нападавших в сторону, а он (М.) с мамой зашел в подъезд, после чего зашел домой и вызвал сотрудников полиции. Примерно минут через 15-10, точно сказать не может, он вышел на улицу, встретил Л., стал общаться с тем о случившемся. Не дождавшись сотрудников полиции, он (М.) направился в отдел полиции вместе с Л., где дал объяснение. По факту полученных телесных повреждений он обратился за медицинской помощью в поликлинику №24, где ему была оказана первая медицинская помощь.

Виновность подсудимого М. подтверждается следующими доказательствами:

- заявлением, поступившим от Г. в котором он просит привлечь к уголовной ответственности М., который 05 октября 2011 года, находясь по адресу: г. Москва, ул. Смирновская д. 11 произвел несколько выстрелов в его сторону, причинив тем самым вред здоровью (л.д.3) ;

- протоколом осмотра места происшествия, в ходе проведения которого было установлено место совершения преступления: г. Москва, ул. Смирновская д. 11, приобщенная к протоколу фототаблицей (л.д.32-37);

- протоколом добровольной выдачи, в ходе которой М. добровольно выдал сотрудникам полиции 2 пистолета «Оса» ПБ-4-1 № и «Оса» ПБ-4-1 мл №; 8 патронов к ним с маркировкой 18*45; оригинал лицензии Лоа № (л.д.40);

- справкой из ГКБ №36, согласно которой Д. обращался за медицинской помощью с диагнозом <данные изъяты> (л.д.24);

- выписным эпикризом из ГКБ №36, согласно которого, Г. проходил стационарной лечение в вышеуказанном медицинском учреждении с диагнозом <данные изъяты> (л.д.21);

- справкой из ГКБ №36, согласно которой Г. обращался за медицинской помощью (л.д.22);

- заключением эксперта, согласно которого у Г. обнаружены следующие телесные повреждения: <данные изъяты>, которое образовалось от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, каковым могла являться пуля, выпущенная при выстреле из травматического оружия, относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, так повлекло за собой потерю органа; огнестрельное ранение, которое образовалось от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, каковым могла являться руля, выпущенная при выстреле из травматического оружия, повлекло за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); <данные изъяты>, который возможно образовался от ударного воздействия тупого твердого предмета, повлек за собой вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня); <данные изъяты>, которые образовались от скользящих воздействий тупого твердого предмета, не причинившие вред здоровью человека (л.д.74-76) ;

- заключением эксперта, согласно которому у Г. обнаружены следующие телесные повреждения: <данные изъяты>, которое образовалось от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, каковым могла являться пуля, выпущенная при выстреле из травматического оружия, относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, так повлекло за собой потерю органа; огнестрельное ранение, которое образовалось от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, каковым могла являться руля, выпущенная при выстреле из травматического оружия, повлекло за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); <данные изъяты>, который возможно образовался от ударного воздействия тупого твердого предмета, повлек за собой вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня); которые образовались от скользящих воздействий тупого твердого предмета, не причинившие вред здоровью человека. Не исключается возможность образования данных повреждений при обстоятельствах, указанных в постановлении; обнаруженный при судебно-медицинском обследовании Г. (как следствие заживления вышеуказанной раны с образованием рубцового изменения) с течением времени станет менее выраженным и заметным (изменится его цвет, объем и т.п.), однако не исчезнет самостоятельно с помощью медикаментозного, физиотерапивтического и других видов нехирургического лечения, то есть является неизгладимым и для его устранения требуется оперативное вмешательство (например, косметическая операция) (л.д.158-162);

- заключением эксперта, согласно которого у Д. имелись телесные повреждения: <данные изъяты>, который образовался в результате ударного воздействия тупого твердого предмета, возможно и в срок, указанный в постановлении и причинил средней тяжести вред здоровью, вызвавший длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше трех недель (п. 7.1 Приложения к приказу Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 года №194 н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью; <данные изъяты>, которые образовались в результате ударно-скользящего воздействия твердого предмета и не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому не расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека(л.д.179-180);

- заключением эксперта, согласно которой у М. обнаружены следующие телесные повреждения: <данные изъяты>, образовались от скользящих воздействий тупых твердых предметов и не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтом не расцениваются, как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (л.д.67);

- заключением эксперта, согласно которого пистолет «Оса» ПБ-4-1 мл №, является стандартным четырехзарядным пистолетом самообороны бесствольным ПБ-4-1 МЛ, калибра 18х45, серия №, входящий в комплекс самообороны «ОСА», относится к огнестрельному оружию ограниченного поражения, гражданскому оружию самообороны, 2. пистолет ПБ-4-1 № является стандартным четырехзарядным пистолетом самообороны бесствольным ПБ-4-1, калибра 18х45, серия №, входящий в комплекс самообороны «ОСА», относится к огнестрельному оружию ограниченного поражения, гражданскому оружию самообороны.(л.д.301-306)

- протоколами осмотра фрагмента видеозаписи с участием потерпевшего Г. (л.д.187-189); протоколом осмотра фрагмента видеозаписи с участием свидетеля Д.(л.д.190-192); протоколом осмотра фрагмента видеозаписи с участием свидетеля Р.(л.д.193-195);

- показаниями потерпевшего Г., данными им на предварительном следствии, которые оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ и подтвержденными им в суде о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 20 часов 00 минут, он находился у магазина, расположенного у домаг. Москва, ул. Смирновская д. 11 совместно с Р. и Г. вместе с Д. и Р. Недалеко от них стоял ранее им неизвестный молодой человек, азиатской наружности. Молодой человек смотрел прямо на них, тем самым вызывая подозрение. После чего молодой человек ушел, а они (Д., Р. и Г.) остались стоять распивать спиртные напитки. Примерно минут через 30, они снова заметили молодого человека, азиатской наружности, который опять стал на них пристально смотреть. После чего он (Г.) направился к данному молодому человеку, чтобы сделать ему замечание по поводу вызывающего поведения. Когда он (Г.) стал подходить к указанному молодому человеку, из-за торгового павильона к нему (Г.) подбежала группа молодых в количестве примерно 8-10 человек и стали избивать его, нанеся ему (Г.) несколько ударов кулаком по лицу. Он (Г.) наносил ответные удары молодым людям. Сколько именно он (Г.) не помнит. Увидев происходящее к нему (Г.) подбежали Д. и Р., которые тоже стали наносить удары нападавшим на него молодым людям, после чего последние убежали. Их примет он (Г.) не запомнил, опознать не сможет. Он (Г.), Д. и Р. побежали за ними, но потеряли тех из вида. Недалеко от указанного дома, возле трансформаторной будки, стояли Л. и З. Он (Г.), Д. и Р. остановились около них и спросили, в каком направлении побежала группа молодых людей. В этот момент он (Г.), Д. и Р. увидели, что вдоль улицы, идут двое молодых людей, один из которых ранее незнакомый М. С М. шел, как им показалось тот азиат, который спровоцировал до этого драку. Д. направился в их сторону. Он (Г.) и Р. остались возле трансформаторной будки.

Когда расстояние между Д. и молодыми людьми сократилось примерно до двух метров, М. стал стрелять в сторону Д. из двух пистолетов, которые находились у него в руках. М. произвел в сторону Д. два выстрела, после чего Д. схватился за <данные изъяты> и сделал несколько шагов назад. Он (Г.) подбежал к Д., чтобы оказать тому помощь, но М., стал стрелять в его (Г.) сторону, и тот почувствовал, что пули попали ему (Г.) в <данные изъяты>, после чегоМ. прекратил стрелять. Он (Г.) подбежал к М. и повалил того на землю, держа двумя руками за одежду в районе <данные изъяты>. М. снова продолжил стрелять. Одна из пуль попала ему (Г.) в <данные изъяты>, вторая в <данные изъяты>, третья в<данные изъяты>. В этот момент к ним подбежал Л., и стал разнимать. Когда Л. разнял его (Г.) и М., около них стояли Д. и Р., стрелявший в него (Г.) и Д., М. набросился на Д., и те вместе перевалились на газон, за ограждение возле подъезда. Л. сказал М., чтобы последний отпустил Д. В этот момент из двери подъезда, возле которого они стояли, вышла Ф. и обратившись к М., спросила: «М., что случилось?». Последний ответил: «Мам, все нормально», и зашел вместе с Ф. в подъезд. Затем он (Г.) увидел, что напротив трансформаторной будки стоит молодой человек, с которым у него (Г.), Д. и Р. произошел конфликт возле магазина. Он (Г.) попросил того подойти к ним, но последний убежал. Л., который разнимал его (Г.) с М., стал провожать его (Г.), Д. и Р. к железнодорожной платформе Карачарово. Р. пошел на платформу, а он (Г.) с Д. вышли , где Д. позвонил О., который через некоторое время подъехал на своем автомобиле и отвез его (Г.) с Д. в 36 ГКБ г. Москвы, где Д. наложили гипс и тот ушел, а он (Г.) проходил стационарное лечение включительно. Также в больнице ему (Г.) была сделана операция. Также он (Г.) пояснил, что первым конфликт спровоцировал М., беспричинно открыв по Д., а затем и по нему (Г.), стрельбу из двух травматических пистолетов. В результате ранения, одна из пуль застряла у него (Г.) в <данные изъяты>, в больнице его прооперировали и достали пулю. Однако после ранения в <данные изъяты>, у него (Г.) на ней остался значительный шрам, который без хирургического вмешательства не исчезнет. Данный шрам является для него (Г.) неизгладимым обезображиванием его лица, так шрам сильно заметен, что его (Г.) сильно смущает. Со шрамом на лице, он (Г.) не комфортно себя ощущает на людях, в обществе (л.д.59-61;3118-123; 197-200;14-316);

- показаниями потерпевшего Д. данными им на предварительном следствии, которые оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ и подтвержденными им в суде о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 20 часов 00 минут он находился у магазина, совместно с Р. и Г. Недалеко от них стоял ранее им неизвестный молодой человек, азиатской наружности. Молодой человек смотрел прямо на них, тем самым вызывая подозрение. После чего молодой человек ушел, а они (Д., Р. и Г.) остались стоять распивать спиртные напитки. Примерно минут через 30, они снова заметили молодого человека, азиатской наружности, который опять стал на них пристально смотреть. После чего Г. направился к данному молодому человеку - выяснить отношения. Затем выбежало человек 10-12, которые набросились на Г. и стали наносить тому удары руками и ногами, они с Р. сразу же бросились на помощь к Г. Подбежав, они стали оттаскивать нападавших от Г., так же сами защищались от ударов, которые они нам наносили.

Нападение длилось минут 7-10, сильных травм и ушибов никто из них не получил, в руках у нападавших он ничего не видел, примет нападавших не запомнил. Затем неожиданно нападавшие убежали в сторону г. Москва, ул. Смирновская д. 11 по указанной выше улице. Он (Д.) совместно сР. и Г. побежали за ними, но по пути потеряли их из виду. В районе г. Москва, ул. Смирновская д. 11 он, Д. и Р. увидел двух ранее неизвестных мужчин Л. и З., у которых спросили не видели ли те группу молодых людей. Л. и второй мужчина ответили, что никого не видели. В момент разговора с Л. он (Д.) на расстоянии 50 метров от себя увидел двух молодых людей, один их которых был азиатом, как ему показалось, тем лицом который организовал ранее драку, а второй ранее им незнакомый М., молодые люди шли вдоль дома и остановились возле подъезда. Он (Д.) сразу же пошел в их сторону по ходу высказывая в их сторону что-то в грубой форме, больше адресовано в сторону азиата.

Не дойдя до М. и азиата трех метров, он видел, как М., который стоял перед входом в подъезд, направил на него (Д.) пистолет и произвел выстрел, после чего он (Д.) почувствовал сильную боль в области <данные изъяты> и сразу же нагнулся от боли, руки сложил к груди и почувствовал резкую боль, М. выстрелил еще раз и попал ему в <данные изъяты>. После чего он увидел, как к М. подбежал Г., и М. произвел в сторону Г. два-три выстрела из двух пистолетов, которые держал в двух руках. Г. продолжал бежать в сторону М. и снес того с ног. М. упал назад и прислонился к стене, и продолжал стрелять из пистолетов, куда именно стрелял он (Д.) не видел, слышал только звук выстрелов (произвел 2-3 выстрела). В этот момент он (Д.) так же подбежал к Г., который в тот момент лежал на М.е и пытался вырвать у него пистолет и нанести тому удары, он (Д.) так же пытался нанести тому удары, так как боялся, что М. продолжит стрелять. После чего к нему (Д.) сзади подошел Л. и приставил к шее что-то, как он подумал, шокер и сказал: «Отойди!» Он (Д.) испугался и отошел. Г. тоже встал и отошел в сторону. После чего М. бросился на него (Д.) и свалил его с ног, упал на него и стал наносить ему удары по лицу кулаком, нанес не менее двух ударов. Л. сразу же подбежал к М. и приставил к шее возможно шокер и сказал тому отойти. М. сразу же встал с него (Д.) и отошел в сторону. После чего из подъезда вышла, мать М. и спросила, что случилось. М.ответил, что все нормально и зашел с матерью в подъезд.

После чего к ним подошел Л. и сказал, что все снято камерами видеонаблюдения, так же сказал, что у Г. течет кровь на лице. После этого он заметил, что у Г. прострелена левая щека, так жеГ. схватился за пах. Он (Д.) сразу же позвонил своему другу, который сразу же подъехал и отвез нас к ГКБ №36, где ему (Д.) и Г. была оказана медицинская помощь. Его (Д.) товарищ Р. к подъезду не подбегал, тот подошел после того, как М. зашел в подъезд. Молодой человек, азиатской наружности стоял рядом с М. в момент, когда последний производил выстрелы в него (Д.) и Г., а потом убежал, когда именно и куда именно ему неизвестно, но он (Д.) с уверенностью может сказать, что это был именно тот молодой человек, который смотрел на них, когда они (Д., Г. и Р.) втроем распивали спиртные напитки. Как ему (Д.) показалось, данный азиат позвал М., чтобы разобраться с ними, так как он видел как те (азиат и М.) разговаривали между собой. Он (Д.) никаких угроз в адрес М., не высказывал, зачем М. стал неожиданно производить выстрелы ему (Д.) неизвестно (л.д.92-95; 203-206; 217-221; 225-228; 320-323);

- показаниями свидетеля Р. о том, что 05 октября 2011 года после того как на них (Р., Д. и Г.) напали азиаты, он совместно с Д. и Г. пошли искать последних и увидели у трансформаторной будки ранее неизвестных Л. и З., подошли к ним и стали спрашивать про азиатов. После чего Д. пошел в сторону подъезда жилого дома, следом за ним пошел Г. Через несколько секунд он (Р.) услышал выстрелы (4-5), сколько точно не помнит. Когда он (Р.) подошел к подъезду, то увидел что, Г. совместно с Д. борется с ранее неизвестным М., Л. пытается разнять их. Кто именно и в кого стрелял, он (Р.) не видел, про произошедшее знает со слов Г. и Д., которые пояснили, что М. беспричинно стал стрелять их двух травматических пистолетов в их сторону;

- показаниями свидетеля Л. (данными им на предварительном следствии и оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ) о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 20 часов, точного времени не помнит, он находился со своим другом З. возле трансформаторной будки, напротив подъезда, где проживает, а именно г. Москва, ул. Смирновская д. 11., когда к нему подбежали молодые люди, среди которых были Д., Р., которые находились в состоянии алкогольного опьянения, были агрессивно настроены, они спросили про каких-то людей, которые их избили. Он (Л.) пояснил молодым людям, что они, вероятно, ошиблись и что он никого не видел. После чего Д. указал на подъезд и побежал в сторону подъезда, Р. остался стоять рядом с З. Через несколько секунд, он (Л.) услышал не менее пяти выстрелов (выстрелы шли очередью, без перерыва). Он сразу же побежал в сторону подъезда и увидел следующую картину: около подъезда на полуметровом заборе лежит ранее неизвестный Г., на нем лежит М., а сверху лежит Д., он (Л.) сразу же подбежал к тем и стал разнимать. Г. и Д. пытались душить М., сам М. пытался освободиться. Когда ему удалось всех разнять, он стал их успокаивать. Д. и Г. пытались продолжить драку. В этот момент из подъезда вышла мамаМ. и спросила, что случилось, после чего М. зашел в подъезд. Он (Л.) стал помогать Г., так как увидел, что у того прострелена щека. Так же Д. поднял свою футболку и показал, что у него на груди <данные изъяты>. После чего он (Л.) советовал Г., который держался за <данные изъяты>, и Д. обратиться в больницу. Далее Д. и Г. ушли, с ними же ушел Р., который подошел в самом конце. М. сходил домой, вызвал наряд полиции и после чего они (Л. иМ.) стали дожидаться наряда полиции возле подъезда. М. ему (Л.) пояснил, что на того напали возле подъезда Д. и попытался нанести тому удары кулаками, после чего М. увернулся и увидел бегущего на него Г., после чего М. произвел несколько выстрелов в сторону молодых людей. М. так же пояснил, что не знает, почему молодые люди подбежали и стали избивать его (л.д.126-128);

- показаниями свидетеля З. (данными им на предварительном следствии и оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ) о том, что 05 октября 2011г., примерно около 21 часа, он разговаривал со своим знакомым Л., у бойлерной, у дома, г. Москва, ул. Смирновская д. 11. В этот момент к ним подошли трое ранее незнакомых молодых людей, которые были в состоянии алкогольного опьянения, Д., Г. и Р. они спросили у них про каких-то «Чурок», они были агрессивно настроены. Затем, Д. и Г. пошли в сторону г. Москва, ул. Смирновская д. 11,Р. остался с ними. Примерно через 2 минуты он (З.) услышал крики и выстрелы. Тарас сразу туда пошел, за ним направился Р., а он туда пришел только минут через пять и увидел у подъезда М., самого М., его мать этих троих молодых людей, но что до этого произошло, он не видел ем известно только со слов М., что на него они напали (л.д.135-136);

- показания свидетеля Ф. о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 20 часов 00 минут, она находилась дома, ее сын М. так же находился дома с внуком М. Виктором. Ее (Ф.) сын М. вышел из дома и пошел в магазин, чтобы купить ребенку шоколадки. Примерно минут через 20-30, точного времени указать не может, он (Ф.) услышала крики, доносящиеся с улицы, так же услышала звуки выстрелов, (в какой очередности доносились крики, выстрелы, и крик ее (Ф.) сына М. сказать не может, сколько времени прошло с того момента, как М. ушел в палатку и она (Ф.) услышала звуки выстрелов, точно сказать не может), сколько именно она (Ф.) слышала выстрелов, так же сказать не может. Как только она (Ф.) услышала крики своего сына М., сразу же выбежала из квартиры и открыла дверь, ведущую в подъезд и увидела следующую картину: слева от подъездной двери при выходе из подъезда нагнувшись стоял ее (Ф.) сын М. и тому наносились удары по голове ранее неизвестными ей (Ф.) двумя молодыми людьми. Та сразу же стала кричать: «Что Вы делаете?» Стала звать на помощь. После чего избиение прекратилось, и ее (Ф.) сын М. почти сразу же зашел с той в подъезд, далее в квартиру. М. сразу же стал звонить в полицию. Никаких подробностей М. ей (Ф.) больше не сообщал. Что именно произошло около подъезда незадолго до того, как она (Ф.) вышла на улицу, та не знает;

- показаниями свидетеля О. о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 22 часа 00 минут, он (О.) находился дома, когда на мобильный телефон позвонил Д. и попросил его (О.) подъехать на г. Москва, ул. Смирновская д. 11, чтобы отвезти последнего и Г. в больницу, так как в Д. и Г. стреляли. Собравшись, он (О.) сразу же выехал на своем автомобиле по указанному адресу. Примерно через 20-30 минут он (О.) подъехал к дому г. Москва, ул. Смирновская д. 11, где около проезжей части стояли Д. и Г. Подъехав к последним, он (О.) увидел, что у Г. из <данные изъяты> идет кровь, а также тот держался за <данные изъяты>, и в районе <данные изъяты> вся одежда была в крови, а у Д. была в крови, а также Д. держался рукой за <данные изъяты>. Спросив Г. и Д., что случилось, Д. ему (О.) ответил, что в него и Г. стрелял незнакомый молодой человек из двух травматических пистолетов, две пули попали в Д., а остальные (точного количества Д. не говорил) в Г. Он (О.) отвез Г. и Д. в приемное отделение ГКБ № 36 по адресу: г. Москва, ул. Фортунатовская, д. 1, оставив их в больнице, он (О.) уехал домой;

- показаниями свидетеля, сотрудника полиции о том, что 27 октября 2011 года, в служебном кабине отдела полиции, М. добровольно в присутствии двух понятых выдал ему 2 травматических пистолета «Оса» ПБ-4-1 № и «Оса» ПБ-4-1 мл №; 8 патронов к ним с маркировкой 18*45; оригинал лицензии Лоа №, при этом пояснил, что из выданных травматических пистолетов тот произвел семь выстрелов в сторону нападавших молодых людей 05 октября 2011 года по адресу: г. Москва, ул. Смирновская д. 11. По данному факту им (Свидетель 6) был составлен протокол добровольно выдачи, в котором расписались все участвующие лица. Никакого давления на М. при этом не оказывалось.

Оценивая все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд считает их законными, достоверными и доказывающими вину подсудимого М. в совершении им преступлений в полном объеме.

Суд исследовал доводы подсудимого М. о том, что умысла на причинение телесных повреждений потерпевшим у него не было, он в них не целился из пистолетов, а только хотел себя защитить, поскольку они на него напали, была реальная угроза его жизни и здоровья. Возможно, произошли случайные выстрелы, причинившие тяжкий вред здоровью Г., когда они на него напали и били его.

Однако, доводы М. полностью опровергаются показаниями потерпевших Д. и Г. из которых следует, что они оборонялись от М., когда он стал в них стрелять, до стрельбы они никаких ударов ему не наносили и на него не нападали, аналогичными показаниями свидетеля Р., осмотренной видеозаписью, на которой видно, что по окончании конфликта лицо Г. было в крови, кроме того, на видеозаписи видно, когда М. выходил из подъезда, то обе руки потянул к карманам рюкзака, где у него находились пистолеты.

Доводы М. и его защиты о том, что он применил трмватическое оружие в целях самообороны, так как его жизни, угрожала опасность, суд считает несостоятельнымти, однако не нашли своего подтверждения, опровергнутыми не только показаниями потерпевших но и следующими установленными мудом обстоятельствами, так из заключения судебно-медицинской экспертизы М., следует, что у него обнаружены незначительные телесные повреждения в виде <данные изъяты>, а из заключения медицинских экспертиз проведенных по повреждениямГ., следует, что ему причинен тяжкий вред здоровью (<данные изъяты>), а из заключения эксперта по Д., потерпевшему Д. причинен вред здоровью средней тяжести. То сеть, повреждения, полученные М. не соизмеримы с повреждениями, причиненными Г. и Д., кроме того, ни у кого из потерпевших не было при себе какого-либо оружия, либо предметов, используемых в качестве оружия.

Суд не усматривает существенных противоречий в показаниях потерпевших, данных им на предварительном следствии и в суде и доверяет показаниям потерпевших и свидетеля Р., в приведенной части показаниям свидетеля Л., данным на следствии, поскольку они логичны и подтверждены другими объективными доказательствами, отраженными выше, в описательной части приговора, в том числе и просмотренной в суде видеозаписью.

Судом установлено, что М. никто не препятствовал зайти в подъезд, однако М., стал стрелять в потерпевших, которые на него не напали, у которых в руках также не было каких-либо предметов, свидетельствующих о возможном причинении и намерений причинить М. вред здоровью и жизни; кроме того, на видеозаписи зафиксировано, как М. вышел из подъезда и обе руки опустил в карманы рюкзака, висевшего на его спине, где находились пистолеты, в этот момент никаких лиц, находящихся рядом с М. или тем более нападавших на него - не было.

Как следует из указанных показаний потерпевших и свидетелей, приведенных выше, в описательной части приговора, просмотренной видеозаписи, какой-либо угрозы М. со стороны Г. и Д., кого-либо еще, - не имелось, между М. и потерпевшими произошла ссора и драка, но не нападение и избиение, как утверждал подсудимый.

Суд исследовал показания соседей М.: показания свидетеля Х. о том, что со своего балкона третьего этажа она наблюдала как двое ранее ей незнакомых молодых людей выкрикивали в адрес М. угрозы убийством, напали и стали его жестоко избивать, она думала, что убьет его. Сначала к М. подбежал Г., ударил его, Затем Д. В процессе избиения М. достал пистолеты и стал стрелять в сторону, на что нападавшие стали кричать в адрес М. угрозы, толкали его, затем она услышала еще несколько выстрелов, кто именно и куда именно стрелял, она не видела, так как М. она уже не видела, того закрывали нападавшие. После чего в процессе борьбы Г. и Д. повалили М. через металлическое ограждение и стали наносить тому удары по различным частям тела. Далее к тем подбежал Л. и попытался всех разнять, далее из подъезда вышла мама М. После этого, все стали расходиться, а М. с мамой зашел в подъезд. Все вышесказанное она Х. четко видела с балкона третьего этажа соседнего подъезда. Р. она Х. при вышеуказанных событиях не видела; показания свидетеля Ж. о том, что 05 октября 2011 года, примерно в 20 час, точного времени не помнит, он находился на детской площадке у г. Москва, ул. Смирновская д. 11, где гулял с ребенком.

В этот момент он услышал крики «Убивай, черных!» и увидел, как со стороны Рязанского проспекта идет М., так же сто стороны бойлерной бежали Г. и Д., которые кричали в адрес М. «Убивай, черного!». После чего к М. подбежал один из молодых людей и нанес удар рукой по голове М. сбоку, от полученного удара М. пошатнулся и попятился назад, после чего началась драка, так же он услышал звук бьющегося стекла. Он сразу же взял ребенка за руку и повел его домой, назад не оборачивался. Примерно минуты через 1, 5 -2 он услышал хлопки, как ему показалось выстрелы. Назад он не оборачивался, хотел побыстрее отвести ребенка подальше от площадки. После чего он зашел домой и на детскую площадку не возвращался.

Позже, он встретился с М. и тот рассказал ему, что 05 октября 2011 года на того напали неизвестные, которые с криками «Убивай!» стали избивать того, так же М. пояснил, что в целях самообороны применил травматическое оружие; показания Н. о том, что он видел как двое молодых людей подбежали к молодому человеку (как позже он узнал, что это был М.) и стали его избивать, а затем он уже услышал хлопки. Он наблюдал происходящее примерно в 30-и метрах, но что было дальше он не видел, так как ушел домой. Примерно через три недели от М. он узнал, что на него напали трое человек и ему пришлось применить травматическое оружие.

Показания свидетелей Х. Н. Ж. о том, что М., защищаясь от потерпевших, которые на него напали и жестоко избивали, произвел выстрелы и даже не в них, чтобы их отпугнуть, суд считает несостоятельными, полностью опровергнутыми показаниями потерпевших Д. и Г., свидетеля Р., также в части оглашенных в суде, показаниями Л.

Более того, о нелогичности показаний свидетеля Х. свидетельствует следующее, по ее пояснениям, на М. напали двое человек и стали его избивать и он вынужден был выстрелить в сторону, не в нападавших, чтобы испугать их, но они с большей силой стали его избивать. Однако, на вопрос о том, как ему удалось воспользоваться пистолетами и произвести из них выстрел, если его уже избивали, ответить не смогла, а также не смогла пояснить о том, почему она не сообщила о происходящем в полицию, если по ее словам человека убивали, могли забить насмерть, кроме того, свидетель Х. не смогла пояснить разницу в своих показаниях, данных ею на предварительном следствии, в части того, что на следствии она рассказывала о том, что М. вытащил из рюкзака два пистолета и стал стрелять, затем она услышала еще 3-4 выстрела.

Показания Ф., матери подсудимого М. о том, что на ее сына напали, и он вынужден был воспользоваться пневматическим оружием - суд считает не объективными, поскольку очевидцем конфликта она не была, о происшедшем ей известно со слов самого М.

Показания, данные в суде свидетелями Л., З. о том, что на М. напали потерпевшие и он, защищаясь от них, применил оружие, суд считает несостоятельными, так как из показаний З., данных им на предварительном следствии следует, что он не видел, что происходило между потерпевшими и подсудимым, Л. также не наблюдал что происходило между потерпевшими и подсудимым, он подбежал к ним уже после происшедшего, после всех выстрелов. Кроме того, в судебном заседании свидетель Л. указывал о том, что с ним и З. у бойлерной остался Д. и Р., тогда как по его показаниям, данным на предварительном следствии, Д. ушел в сторону дома, увидев кого-то, а Р. оставался с ним (Л.) и З. Суд считает несостоятельными показания Л. и З. в судебном заседании и считает более достоверными их пояснения на предварительном следствии.

Факт наличия телесных повреждений у М., которые не причинили вреда здоровью, не противоречит показаниям потерпевших и свидетеля Р., так как следует из их показаний, между потерпевшими и подсудимым произошла взаимная потасовка.

К доводам защиты о том, что недоказано происхождение телесных повреждений у Д. и части повреждений у Г., причиненных действиями М., поскольку экспертизой не установлено, что эти повреждения образовались от огнестрельных ранений, а также ранее у потерпевших произошла драка с неустановленными людьми, в которой они могли получить данные повреждения, суд считает несостоятельной опровергнутой не только показаниями потерпевши свидетеля Р., но и даже показаниями Л. и З., которые в суде пояснили, что до встречи с М., у потерпевших они не увидели каких-то внешних повреждений.

У суда нет оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей приведенных в описательной части приговора, поскольку они непротиворечивы, согласуются между собой и подтверждены другими объективными доказательствами, отраженными выше, в описательной части приговора.

Суд исследовал заключение специалиста В., проведенного по письменному запросу адвоката, из которого следует, что данных за огнестрельный характер установленных у Д. телесных повреждений в виде в ходе проведенной судебно медицинской экспертизы - не установлено, а также из заключения специалиста следует, что повреждения у Д. наиболее вероятно образовалось при ударе правой рукой, сжатой в кулак, по какой-либо твердой поверхности.

Суд не может принять за основу данное заключение специалиста, поскольку специалист не только не был предупрежден об уголовной ответственности, но и ему не были представлены материалы дела, данное заключение им было сделано на части представленных из дела ксерокопий материалов, которые не отражали всю картину происшедшего, то есть заключение специалиста не основано на объективных данных, специалист при дачи заключения пользовался данными, которые были ему предоставлены из запроса адвоката, которые не подтверждены какими-либо объективными доказательствами, а являются субъективными заключениями защитника.

Суд не может признать указанное заключение специалиста обоснованным и мотивированным, поскольку выводы специалиста являются предположительными и не основаны на объективных данных.

Суд исследовал показания специалиста В., допрошенного по ходатайству защиты о том, что данных за огнестрельный характер повреждений установленных у Д. в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы не установлено, поскольку в экспертизе указано, что повреждения образовались от тупого твердого предмета. Кроме того, В. пояснил о том, что повреждения у Д. наиболее вероятно образовалось при ударе правой рукой, сжатой в кулак, по какой-либо твердой поверхности. В то же время, специалист пояснил, что в понятие твердого тупого предмета может входить и резиновая пуля. Однако, для получения точного ответа о происхождении повреждений у Д., как пояснил В., необходимо исследовать его одежду и рентгеновский снимок.

По повреждениям у Г., специалист пояснил, что данные повреждения не могли образоваться от огнестрельного ранения, другие же могли образоваться от огнестрельного ранения, возможно от одного снаряда от касательного попадания или рикошета, а огнестрельное ранение образовались с близкого расстояния и возможно при самопроизвольном выстреле.

При таком ранении человек теряет возможность к активным действиям, у него наступает болевой шок, понижается давление и он теряет сознание, но шок может не наступить если человек находится в состоянии средней степени или сильного алкогольного опьянения.

Суд относится критически к пояснениям специалиста, поскольку сами по себе они являются противоречивыми. Так, В. то исключает природу огнестрельного происхождения повреждений у Д. и части повреждений у Г., то говорит о необходимости исследовании их одежды, чтобы ответить на вопрос о происхождении повреждений, то поясняет, что другие повреждения у Г. возможны при самопроизвольном выстреле.

Кроме того о несостоятельности пояснений специалиста свидетельствуют следующее, так, из судебно-медицинских экспертиз никак не усматривается отрицания образования у потерпевших повреждений при огнестрельной травме, так, в заключении судебно-медицинской экспертизы Д. экспертом указано, что <данные изъяты> образовался в результате ударного воздействия твердого тупого предмета, а по поводу, в виду отсутствия описания их морфологических характеристик, высказаться о индивидуальных свойствах травмирующего предмета не представляется возможным, то есть в заключении экспертизы отсутствуют какие-либо указания о том, что данных, указывающих на огнестрельных характер повреждений нет; из заключения судебно-медицинской экспертизы Г. следует, что не исключается возможность образования повреждений (в виде <данные изъяты>) при обстоятельствах, указанных в постановлении следователя. В своих же пояснениях, специалист В. исключил возможность огнестрельного характера повреждения у Г. в виде <данные изъяты>, тогда как судебно медицинский эксперт, имея при себе все необходимые данные для производства экспертизы, в том числе и медицинскую карту, достоверно высказаться о механизме образования <данные изъяты> и особенностях травмирующего предмета не смог, но не исключил возможность образования данного повреждения при обстоятельствах, указанных в постановлении следствия.

Данные заключения констатирует наличие у Д. и Г. телесных повреждений, показания потерпевших Д. и Г., свидетеля Л. (которым у суда нет оснований не доверять) о том, что повреждения потерпевшие получили от произведенных в них выстрелов М. из травматического оружия, дополняют и ни как не противоречат приведенным заключениям экспертов. В соответствии со ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценки с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Исходя из фактических обстоятельств установленных судом, оценивая приведенные доказательства, суд считает, что М. не находился в состоянии необходимой обороны и при превышении ее пределов, а в процессе ссоры с потерпевшими, возникшей на почве личных неприязненных отношений, совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Г. и умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести Д.

Суд квалифицирует действия подсудимого М. по ч. 1 ст. 112 УК РФ, как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшее длительное расстройство здоровья, и по ч. 1 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой <данные изъяты>, о чем свидетельствуют заключение судебно-медицинской экспертизы Г., его пояснения о том, что <данные изъяты> он не комфортно себя ощущает на людях, в обществе.

При назначении наказания подсудимому М. суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, конкретные обстоятельства дела и личность подсудимого, который к уголовной ответственности привлекается впервые, имеет на <данные изъяты> является единственным кормильцем в семье, исключительно положительно характеризуется по месту жительства, допрошенным по характеристики личности соседом, А. М. также характеризуется положительно, положительно характеризуется с места работы, непосредственным его руководителем Н.О.В., а также учитывая мнение потерпевших, не желавших подсудимому реального лишения свободы, суд признает указанные обстоятельства, смягчающими наказание и считает возможным назначить ему наказание без изоляции от общества, с применением ст. 73 УК РФ.

Суд рассмотрел гражданские иски прокурора о взыскании с подсудимого М. денежных средств, затраченных на стационарное лечение потерпевшего Г., заявленные в интересах Московского городского фонда обязательного медицинского страхования, на сумму 13 722 рубля и в интересах Департамента здравоохранения г. Москвы на сумму 51 471 рубль и суд считает необходимым передать вопрос о разрешении указанных исков для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку по ним требуется произвести дополнительные расчеты, требующие отложения судебного разбирательства.

Суд рассмотрел гражданский иск потерпевшего Г. о взыскании с подсудимого М. морального вреда, на сумму 800 000 рублей и с учетом разумности и степени причиненного вреда, суд считает данный иск подлежащим частичному удовлетворению, на сумму 250 000 рублей. Иск потерпевшего Г. о взыскании расходов на представителя с подсудимого М., суд считает подлежащим удовлетворению в полном объеме.

Вещественные доказательства: два стандартных четырехзарядных пистолета самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии №; оригинал лицензии Лоа № (хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Нижегородскому району г. Москвы квитанция № от ДД.ММ.ГГГГ), с которыми надлежит поступить в соответствии с приказом МВД № 63 от 19.03.1986г., 8 гильз от патронов с маркировкой 18*45 хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Нижегородскому району г. Москвы квитанция № отДД.ММ.ГГГГ) - уничтожить; диск с фрагментом видеозаписи от ДД.ММ.ГГГГ по адресу: г. Москва, ул. Смирновская д. 11, хранить при деле.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд, приговорил:

Признать М. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч. 1 ст. 112 УК РФ в виде 2 лет ограничения свободы;

по ч. 1 ст. 111 УК РФ в виде лишения свободы, сроком на 1 (один) год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно М. назначить наказание по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний и с учетом п. «б» ч. 1 ст. 71 УК РФ (в соответствии с которым одному дню лишения свободы соответствует два дня ограничения свободы), то есть в виде 1 (одного) года и 6 (шести) месяцев лишения свободы.

В силу ст. 73 УК РФ назначенное М. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком на 2 (два) года.

Меру пресечения М. - подписку о невыезде - отменить, по вступлении приговора в законную силу.

Гражданские иски прокурора о взыскании с подсудимого М. денежных средств, затраченных на стационарное лечение потерпевшего Г., заявленные в интересах Московского городского фонда обязательного медицинского страхования, на сумму 13 722 рубля и в интересах Департамента здравоохранения г. Москвы на сумму 51 471 рубль - передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Гражданский иск потерпевшего Г. в счет возмещения морального вреда, на сумму 800 000 рублей, удовлетворить частично, взыскать с М. 250 000 (двести пятьдесят тысяч) рублей в пользу Г. Гражданский иск потерпевшего Г. в счет возмещения расходов на представителя, удовлетворить, взыскать с М. 30 000 (тридцать тысяч) рублей в пользу Г.

Вещественные доказательства: два стандартных четырехзарядных пистолета самообороны бесствольных «Оса» ПБ-4-1МЛ калибра 18х45, серии №; оригинал лицензии Лоа № (хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Нижегородскому району г. Москвы), с которыми надлежит поступить в соответствии с приказом МВД № 63 от 19.03.1986г., 8 гильз от патронов с маркировкой 18*45 хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Нижегородскому району г. Москвы) - уничтожить; диск с фрагментом видеозаписи, хранить при деле.

Апелляция. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10-и суток с момента его провозглашения. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать перед судом о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

на главную

Преступления против личности, практика московских судов;

Вред здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений и группой лиц;

Тяжкий и средней тяжести вред здоровью группой лиц;

Вред здоровью средней тяжести, побои и угроза убийством;

Вред здоровью средней тяжести с применением предмета, используемого в качестве оружия;

Вред здоровью средней тяжести и угроза убийством;

Вред здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Вред здоровью средней тяжести и хулиганство;

Тяжкий вред здоровью и вред здоровью средней тяжести;

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести без хулиганства;

Вред здоровью средней тяжести, группой лиц и из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести и грабёж;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Судебная практика московских районных судов по хищениям;

Судебная практика московских районных судов;

Уголовные дела, судебная практика;

Судебная практика по наркотикам;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика Московского городского суда;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Уголовный процесс;