Судебная практика московских районных судов

Адвокат по уголовным делам: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Взятка судебному приставу.

Покушение на взятку; Взятка в особо крупном размере; Взятка сопряжённая с вымогательством;

Головинский районный суд г. Москвы, при секретаре, с участием государственного обвинителя помощника прокурора Северного административного округа г. Москвы, подсудимого Р., защитника- адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.5 ст.290 УК РФ, установил:

Р. совершил получение должностным лицом - судебным приставом, лично взятки в виде денег в значительном размере, за незаконное бездействие в пользу взяткодателя.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

Р., работая в должности судебного пристава-исполнителя (получение взятки судебным приставом) Головинского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве (далее по тексту - Управление ФССП по Москве), будучи назначенным на должность приказом Управления ФССП по Москве № 1115-к от 05.04.2012, осуществляя свою деятельность на основании Конституции РФ, Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», должностного регламента, иных законодательных и ведомственных нормативных актов, а также приказов и распоряжений руководства, занимаясь по роду своей деятельности принятием мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов, имея право осуществлять принудительное выселение должника из жилого помещения, устанавливать должнику срок для выселения и предупреждать его, что по истечении указанного срока принудительное выселение будет производиться без дополнительного извещения должника, составлять акты о выселении и описи имущества, обеспечивать хранение имущества выселенного должника с возложением на должника понесенных расходов, передавать изъятое имущество на реализацию, возвращать должнику денежные средства, вырученные от реализации имущества должника и оставшиеся после возмещения расходов по исполнению, то есть являясь должностным лицом, обладая в силу занимаемого служебного положения широким кругом прав и полномочий, в том числе властного характера, в период времени с 26.07.2013 по 25.08.2013 в г. Москве, получив на исполнение исполнительное производство 19841/13/09/77 о выселении из квартиры по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22, должника Е. в пользу взыскателя Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, принял решение воспользоваться данным обстоятельством с целью личного корыстного обогащения, путем получения взятки в виде денег.

Действуя во исполнение своего преступного умысла, направленного на получение взятки, в точно неустановленное следствием время во второй половине дня, с целью склонить Е. к даче взятки, Р. вступил с последним во внеслужебные отношения и в ходе личной встречи, состоявшейся в торговом помещении магазина «Пятерочка» и предложил Е. передавать ему ежемесячно взятку в виде денег в сумме 50 000 рублей, убедив его в том, что в случае передачи ежемесячно указанной суммы денег, он не будет предпринимать действия направленные на исполнение им служебных обязанностей по выселению должника Е. из квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22, в установленном Федеральным законом «Об исполнительном производстве» порядке в рамках исполнительного производства, которое находилось у него в производстве, что, в свою очередь, позволит Е. избежать наступления негативных для себя последствий в виде выселения и обеспечена возможность дальнейшего проживания в вышеуказанной квартире.

Действуя в продолжение своего преступного умысла направленного на получение взятки, согласно достигнутой с Е. договоренности, он 25.08.2013 примерно в 17 часов 10 минут, в ходе личной встречи с Е., находясь в салоне автомашины «Хендай Акцент» регистрационный знак № припаркованной возле дома: Москва, ул. Онежская, дом 22, подтвердил намерение на получение взятки от Е. за неисполнение им (Р.) служебных обязанностей по выселению последнего из квартиры, расположенной по адресу:<адрес> в течение трех месяцев подряд, в виде денежных средств в сумме 50 000 рублей за каждый из трех месяцев.

После чего, он примерно в 17 часов 10 минут того же дня, находясь в салоне автомашины «Хендай Акцент» регистрационный знак № припаркованной возле дома, в ходе состоявшейся встречи с Е., получил от последнего лично взятку в виде денег в сумме 150 000 рублей, то есть в значительном размере, за незаконное бездействие выразившееся в неисполнение им служебных обязанностей по выселению должника Е. из квартиры, в установленном Федеральным законом «Об исполнительном производстве» порядке в рамках исполнительного производства.

Подсудимый Р. виновным себя в предъявленном ему обвинении признал частично и показал, что после того как Департамент жилищной политики г. Москвы подал в Головинский ОСП исполнительный лист о выселении Е. и В. из квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22, он возбудил исполнительное производство, копию постановления направил должнику, взыскателю, в судебный орган. Также он вынес требование об исполнении решения суда, которое было наклеено на дверь должника. За несколько дней до случившегося, Е. позвонил ему , так как на требовании был его телефон, представился и сказал, что придет к нему на прием. 21 августа 2013 года Е. зашел в кабинет, поинтересовался у его коллеги, где он располагается, затем подошел к нему , представился, объяснил свою жизненную ситуацию, которая заключалась в том, что в 2011 году Е. купил квартиру, но договор купли-продажи признали недействительным.

Также Е. пояснил, что имеется уголовное дело по факту мошенничества в отношении лиц, у которых он покупал квартиру, и попросил проконсультировать его относительно того, что можно сделать, чтобы отложить исполнительное производство на максимальный срок. Он взял у Е. паспорт, отксерокопировал его, сказал, что на основании Федерального закона при наличии оснований можно отложить или отсрочить исполнительное производство, если Е. обратиться в суд или к судебным приставам. Он спросил, есть ли у Е. какие-либо документы, на что последний представил ему копию кассационной жалобы на решение суда и копию ходатайства о наложении ареста на квартиру, сказал, что если он войдет в его положение, он будет ему признателен, отблагодарит, не конкретизируя, в чем конкретно будет выражена эта благодарность. Е. был с женщиной, которая как он потом узнал, являлась риелтором. Вечером того же дня Е. ему позвонил и попросил о встрече. Они встретились на ул. Лавочкина возле магазина «Пятерочка».

При встрече он объяснил Е., что есть основания для отложения исполнительных действий на десять суток, и поскольку есть кассационная жалоба, то он должен написать заявление на его имя или на имя начальника об отложении исполнительных действий, так как подана кассационная жалоба. Е. поблагодарил его за то, что он вошел в его положение и готов помочь. Его интересовал вопрос о благодарности и он попросил написать на бумажке сумму. Он написал «50 000 рублей» и передал бумажку Е. Е. сказал, что данная сумма для него велика, спросил, можно ли ее снизить, на что он ответил, что только так. Е. сказал, что средняя рыночная цена аренды квартиры составляет половину указанной суммы и попросил время для того, что подумать до 23 числа. 23 августа 2013 года Е. позвонил. Он сообщил Е., что будет выселение, на что Е. ответил, что привезет ему документы и попросил встретиться с ним 25 августа 2013 года. Он подъехал к дому Е.

Е. подъехал к месту встречи на машине, вышел из нее и сел к нему в машину. Между ними состоялся разговор, в ходе которого Е. вытащил конверт и сказал, что это за три месяца. Он ничего не ответил, положил конверт на коробку передач, полагая, что в нем находятся 50 000 рубелей и документы, как они изначально договаривались. Когда Е. сказал «150», он не расслышал, услышал только «50». Е. спросил про гарантии, на что он сказал, что у него есть его телефон. Е. вышел из машины. Он отъехал, выехал на Кронштадтский бульвар и обнаружил, что за ним следуют две машины, которые стали его подрезать. Он доехал до ул. Онежская, развернулся и поехал обратно. При развороте он выкинул конверт из окна водительской двери, проехал 700 метров, после чего произошло ДТП и, его задержали. Конверт, переданный ему Е., он не вскрывал. Вину признает частично, поскольку решил воспользоваться сложившейся у Е. жизненной ситуацией, однако незаконно бездействовать он не мог и отложить исполнительные действия без наличия законных оснований он бы не смог.

Виновность подсудимого Р. в предъявленном ему обвинении подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля Е., данными в период предварительного следствия и в суде, из которых следует, что в конце 2011 года он по договору купли-продажи приобрел однокомнатную квартиру. Впоследствии он узнал, что договор купли-продажи является недействительным, так как ранее квартира была незаконно приватизирована, ее законным владельцем является Департамент жилищной политики г. Москвы. В отношении неустановленных лиц, которые совершили мошеннические действия, связанные с незаконной приватизацией и перепродажей указанной квартиры, следственными органами возбуждено уголовное дело, по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. 16 августа 2013 года ему на вышеуказанный адрес пришло два постановления в отношении зарегистрированных по данному адресу его и его девушки. В указанном постановлении сообщалось о том, что им в течение пяти суток, то есть до 21.08.2013 года необходимо освободить указанную квартиру.

Данные постановления (требования) были составлены от имени судебного пристава-исполнителя Головинского отдела УФССП по Москве Р., а также указан его контактный номер телефона. 19 августа 2013 года в первой половине дня он позвонил по указанному в постановлении телефону Р. В ходе телефонного разговора Р. сообщил, что у него в производстве находится исполнительное производство, согласно которому ему необходимо произвести выселение его из указанной квартиры. Кроме того, Р. пригласил его к себе на прием для уточнения всех обстоятельств. Он совместно со своим риэлтором проследовал в Головинский отдел УФССП по Москве к Р. для прояснения сложившейся ситуации. Приехав по вышеуказанному адресу, они зашли в кабинет, где находился неизвестный ему ранее мужчина, которым впоследствии оказался Р. и две неизвестные девушки. Р. расспросил его по сложившейся ситуации с квартирой. Он ему объяснил, что ранее приобрел квартиру по вышеуказанному адресу у предыдущих собственников, и, что впоследствии выяснилось, что те, у кого он приобретал квартиру не являлись собственниками, в связи с чем сделка считается недействительной. Законные собственники подали исковое заявление в суд, и по решению суда было вынесено постановление (решение суда) которое в настоящее время обжалуется в Верховном суде и выдан исполнительный лист законным собственникам квартиры.

Кроме того он предоставил Р. копию апелляционной жалобы, а также сообщил ему, что по данному факту возбуждено уголовное дело в УВД по САО ГУ МВД РФ по г. Москве и, что в рамках данного дела он уже подал заявление о наложении ареста на данную квартиру до решения суда. На что Р. сообщил ему, что ознакомиться более подробно со всеми документами, находящегося у него в производстве исполнительного производства и перезвонит ему после 18 часов. В этот же день, 21.08.2013 приблизительно в 22 часа Р. перезвонил ему на мобильный телефон и предложил встретиться с ним через 30 минут вблизи магазина «Пятерочка», который находится рядом с его домом, на что он согласился.

Подойдя к магазину «Пятерочка», он увидел Р., они проследовали в магазин, где Р. передал ему в руки листок, на котором рукописным текстом было написано «50 тысяч рублей в месяц, срок до пятницы». Ознакомившись с текстом, содержащемся на листе бумаги, он понял, что Р. хочет, чтобы он платил ему по 50 000 рублей за его бездействие, и как следствие возможность проживать в квартире по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22. После этого, Р. забрал у него из рук данный листок и порвал его у него на глазах. Он понимал, что действия Р. являются незаконными, однако не знал, что делать в данной ситуации, и тогда сказал Р., что данная сумма очень велика, при этом спросил, есть ли возможность снизить данную цену. Р. дословно ответил ему: «у нас вот так или ни как». Он спросил у Р., есть ли у него время подумать и перезвонить ему до пятницы, и он согласился. 23 августа 2013 года, приблизительно в 10 часов утра, ему на мобильный телефон позвонил Р. и в ходе разговора сообщил ему, что 26 августа 2013 года приедет к нему с сотрудниками своего отдела для его выселения, при этом поинтересовался, собрал ли он вещи.

Он поинтересовался, можно ли как-нибудь решить данный вопрос. Тогда Р. сказал ему, чтобы его не выселяли, ему нужно передать документы, о которых они ранее разговаривали. Чтобы как-то смягчить сложившуюся ситуацию, он согласился. 24 августа 2013 года он обратился с заявлением в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, в котором в краткой форме изложил обстоятельства требования приставом-исполнителем Р. денежных средств за неисполнение судебного решения о выселении его из квартиры. Утром 25 августа 2013 года он позвонил на мобильный телефон Р., однако тот не ответил. Примерно через 30 минут ему перезвонил Р., и они договорились о встрече во второй половине дня. Спустя некоторое время ему позвонили сотрудники полиции и попросили подъехать к ним. В УВД по САО ГУ МВД России г. Москвы его опросили по обстоятельствам заявления. Он рассказал сотрудникам полиции, что договорился с Р. о встрече на вторую половину дня.

Он согласился добровольно участвовать в оперативном эксперименте, предоставил оперативным работникам полиции денежные средства в сумме 5000 долларов США, которые были у него дома, что в эквиваленте составляло примерно 150 000 рублей. Далее в присутствии представителей общественности ему были выданы денежные средства в сумме 5000 долларов США, которые были помещены в конверт белого цвета, и подлежали передаче Р. для оплаты за три месяца, исходя из того, что Р. требовал 50 000 рублей в месяц. Там же, в присутствии представителей общественности ему были выданы аудиозаписывающие средства. В ходе указанных мероприятий составлялись соответствующие документы, которые подписывались участвующими лицами. После этого, 25 августа 2013 года согласно достигнутой договоренности с Р. примерно в 17 часов он подъехал к своему дому, вышел из машины и направился в сторону подъезда, но, не дойдя до подъезда, ему в спину просигналил автомобиль. Обернувшись назад, он увидел, что в автомобиле марки «Хендай Акцент» находится Р. Он проследовал к данному автомобилю. Подойдя к автомобилю, он сел на переднее пассажирское кресло. Находясь в автомобиле, он передал Р. денежные средства в размере 5000 долларов США в конверте и сказал, что здесь за три месяца. Указанный конверт с деньгами, Р. взял лично в руки и положил рядом с ручкой коробки переключения передач.

Он спросил у Р., какие у него гарантии, что его не выселят из квартиры, на что Р. ответил, что у него есть его номер телефона, и он в любое время может позвонить. После этого он попрощался с Р. и вышел из автомобиля. Р. резко на большой скорости начал уезжать в сторону Кронштадтского бульвара г. Москвы. Он созвонился с сотрудниками полиции и сообщил, что передал Р. денежные средства. Через некоторое время ему позвонил сотрудник полиции и сказал, что необходимо подъехать на пересечение улиц Онежская и Кронштадтский бульвар г. Москвы, где Р., скрываясь от сотрудников полиции, совершил ДТП. Он поехал на пересечение указанных улиц. По дороге в указанном направлении он увидел, что на дороге имеется небольшое скопление людей, которые собирают с проезжей части 100 долларовые купюры США. Учитывая, что Р. поехал именно в данном направлении, он понял, что это деньги, которые были переданы Р. в виде взятки, и от которых, как он полагает, Р. решил избавиться, когда его пытались задержать сотрудники полиции. Через некоторое время, в присутствии представителей общественности он выдал сотрудникам полиции, ранее выданные ему аудиозаписывающие технические средства (том 1, л.д. 124-128, 130-133);

- показаниями свидетеля Г. сотрудника УФССП России по г. Москве, о том, что 23 августа 2013 года к ним в Службу обратился гражданин Е., который сообщил, что судебный пристав-исполнитель Р. требует с него денежные средства в сумме 50 000 рублей каждый месяц за то, чтобы его не выселили из квартиры. Они доставили Е. в ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, где 24 августа 2013 года Е. написал соответствующее заявление. Также ему известно, что 25 августа 2013 года оперативными сотрудниками было проведено оперативно-розыскное мероприятие, в ходе которого Р. после получения взятки был задержан;

- показаниями свидетеля Ж., - сотрудника ОЭБ И ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, о том, в конце августа 2013 года от сотрудника Службы безопасности УФССП России по г. Москве им стало известно о возможной передаче денежных средств за не исполнение судебного решения судебному приставу - исполнителю Р. 24 августа 2013 года в УВД по САО обратился с заявлением гражданин Е., который подтвердил полученные сведения. С Е. была проведена беседа, в ходе которой было установлено, что Р., являясь сотрудником Службы судебных приставов, за не исполнение судебного решения пытается получить денежные средства в сумме 50 000 рублей ежемесячно за невыселение должника из квартиры. Е. был разъяснен порядок проведения оперативно-розыскного мероприятия и предложено принять участие в данных мероприятиях. Он согласился. По разработанному плану оперативно-розыскных мероприятий Е. был проинструктирован о недопущении каких-либо провокаций. В ходе телефонных разговоров была назначена встреча, которая должна была состояться на следующий день. 25 августа 2013 года Е. были выданы техническое оборудование диктофон и радиомикрофон, а также денежные средства, которые поместили в конверт и пометили специальным порошком. Также конверт был помещен специальным маркером, на котором было написано «Взятка», поверхность конверта покрыли специальным порошком. Данный конверт в присутствии понятых был передан Е. Его еще раз проинструктировали. После этого он позвонил Р. и встреча была назначена возле дома Е. Далее они выдвинулись на место. Е. подъехал на машине, припарковался. Когда он подходил к подъезду, засигналила машина. Е. пошел к ней, сел в этот автомобиль, за рулем которого находился Р. Между ними состоялся разговор, и был передан конверт. После этого Е. вышел из машины и подал условный сигнал, который был оговорен ранее. В это время Р. уже успел отъехать. Они начали его преследование, выехали на Кронштадский бульвар, доехали до пересечения с улицей Онежская, где попытались заблокировать автомобиль. Он (Божнев) вышел из машины и, попытался перегородить дорогу, но Р. его объехал и продолжил движение с улицы Онежской на Кронштадский бульвар. Далее сотрудники полиции проследовали за ним по Кронштадскому бульвару и увидели, что Р. следует в обратном направлении. На пересечении с Онежской улицей он попал в ДТП. После аварии Р. задержали. Денежных средств при нем обнаружено не было. В этот момент появился начальник ОРЧ Б., который также принимал в этом участие в оперативно-розыскном мероприятии и сообщил, что видел как из данной машины «Хендай» выпал конверт с денежными средствами, которые рассыпались по дороге и граждане их собирают. После задержания Р., сотрудники ГАИ стали оформлять ДТП, а они предприняли меры к обнаружению денежных средств. Они обнаружили 3400 долларов, 1600 долларов найти не удалось. В дальнейшем материал был передан в следственное управление по САО;

- показаниями свидетеля Б., - сотрудника ОЭБ И ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, о том, что в конце августа 2013 года из Службы безопасности Службы судебных приставов поступило письмо, в котором было сказано, что судебный пристав Р. вымогает у Е. денежные средства за неисполнение судебного решения и невыселение его из квартиры в сумме 50 000 рублей ежемесячно. Далее от Е. поступило письменное заявление, он был опрошен и подготовлен к оперативно-розыскным мероприятиям. Из объяснений Е. следовало, что требуемая сумма не сопоставима с арендной платой за квартиру, вследствие чего он вынужден был обратился с заявлением в правоохранительные органы. Далее была достигнута договоренность между Е. и Р. о передаче денежных средств на ул.Лавочкина. Были подготовлены необходимые документы для проведения соответствующего мероприятия. В результате проведения оперативно-розыскного мероприятия встреча состоялась на ул. Лавочкина. В машине Р. ему были переданы денежные средства, после чего Р. скрылся с места происшествия и сотрудники полиции пытались его преследовать. Он руководил данной операцией. Получив информацию о том, что ведется преследование, он выехал на ул. Лавочкина, свернул на Кронштадский бульвар в сторону Онежской улицы и, заметил на дороге белый предмет. Машина, которая следовала перед ним, переехала по данному предмету, вследствие чего купюры рассыпались по дороге. Он понял, что это денежные средства, которые были переданы заявителем, остановился и стал собирать данные доказательства. К этому подключились граждане в составе трех человек. Одного из них он установил сразу, второго установил чуть позже, а третьему гражданину удалось скрыться. Далее он прибыл на место ДТП, где выдал денежные средства о чем были составлены соответствующие документы. В дальнейшем Е. выдал полученные им для производства оперативно-розыскного мероприятия технические средства;

- оглашенными с согласия сторон и проверенными в судебном заседании показаниями свидетеля У., сотрудника ОЭБ И ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, из которых следует, что 23 августа 2013 года в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве из УФССП России по Москве поступило информационное письмо, согласно которому в отдел противодействия коррупции указанной службы поступила информация о возможных противоправных действиях судебного пристава-исполнителя Головинского отдела судебных приставов УФССП России по Москве Р. Кроме того, в ходе телефонного разговора с руководством отдела указанной службы была достигнута договоренность, согласно которой в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве был направлен заявитель Е. 24 августа 2013 года Е. написал на имя начальника УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве заявление, согласно которому судебный пристав-исполнитель Р. требует передавать ему ежемесячно взятку в виде денег в сумме 50 000 рублей, убеждая его в том, что в случае передачи ежемесячно указанной суммы денег, Р. не будет предпринимать действия направленные на исполнение судебного решения и выселение должника Е. из квартиры по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22, 25 августа 2013 года заявитель Е. в ходе дачи объяснений подтвердил сообщенную им информацию, сообщенную в заявлении о противоправных действиях Р. С целью проверки данной информации, документирования возможной противоправной деятельности и установления признаков преступления в действиях Р., 25.08.2013 было вынесено постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент».

В тот же день был составлен план по проведению оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент». Е. изъявил добровольное согласие на участие в оперативном эксперименте, после чего с ним был проведен инструктаж с целью недопущения провокации с его стороны во время разговора с Р. Далее с денежных средств в сумме 5000 долларов США, которые представлены заявителем, сняты светокопии. После этого для участия в оперативном эксперименте на добровольной основе в качестве представителей общественности привлечены двое незаинтересованных лиц - Светличный и Джалилзаде. В присутствии представителей общественности Е. выданы аудиозаписывающие устройства и денежные средства в сумме 5000 долларов США, при этом составлены соответствующие акты. Денежные средства упакованы в белый бумажный конверт, на внутренней стороне конверта специальным веществом сделана надпись «взятка ОЭБ и ПК УВД по САО», имеющая свечение ярко-желтого цвета в лучах лампы ультрафиолетового цвета. Кроме того, белый бумажный конверт также помечен веществом, следы которого видны в лучах ультрафиолетового цвета. В ходе предварительного телефонного разговора, состоявшегося 25 августа 2013 года между Е. и Р. была достигнута договоренность о встрече на ул. Лавочкина г. Москвы

После этого оперативные сотрудники полиции совместно с заявителем Е. и представителями общественности направились по указанному адресу, с целью расстановки на месте и проведения оперативного эксперимента. После этого, 25.08.2013 примерно в 17 ч. 10 мин. Е. согласно договоренности направился в сторону своего дома, в свою очередь сотрудники полиции находились совместно с представителями общественности рядом с указанным домом, согласно расстановке. Когда Е. подходил к своему дому: Москва, ул. Онежская, дом 22, то ему вслед просигналил автомобиль, в котором находился Р. Е. подошел к автомобилю «Хендай Акцент» и сел на переднее пассажирское сиденье. Через несколько минут они увидели, как Е. вышел из автомобиля и подал им условный сигнал, в это же время автомобиль, в котором находился Р. резко тронулся по ул. Лавочкина в сторону Кронштадтского бульвара г. Москвы. В свою очередь оперативные сотрудники на двух автомашинах начали преследование автомашины Р. «Хендай Акцент» с регистрационным знаком № Во время преследования автомашины Р. оперативные сотрудники полиции осуществляли переговоры по служебным рациям. В это же время от экипажа ДПС, которые видели, что идет преследование автомашины Р., поступил запрос о том, кого они преследуют. После того, как сотрудники экипажа ДПС получили от них информацию, то также присоединились к преследованию автомобиля Р. Скрываясь от них, Р. совершил ряд маневров, после чего на пересечении улиц Онежская и Кронштадтского бульвара совершил ДТП с автомашиной «Мицубиси Лансер». В это же время его автомашина была заблокирована автомашинами, в которых находились сотрудники полиции. Р. было предложено выйти из автомобиля. Далее в его присутствии, понятых, иных лиц, был произведен осмотр места происшествия.

При этом было установлено, что в ходе движения Р. выбросил из своей автомашины конверт, в котором находились 5000 долларов США и которые были переданы ему Е. в качестве взятки. В какой-то момент к месту происшествия подошел начальник 1-ОРЧ ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве Б., который сообщил, что вблизи д. 41 по Кронштадтскому бульвару он увидел, как на проезжей части дороги граждане собирают доллары США. Б. рассказал, что подошел к указанным гражданам и сообщил, что проводится оперативный эксперимент, а также потребовал сдать денежные средства. После чего, Б. поднял белый бумажный конверт и находящиеся рядом двенадцать купюр номиналом 100 долларов США. Граждане, которые собирали денежные средства с проезжей части, добровольно сдали подобранные денежные средства, в общей сумме 2200 долларов США. Вместе, с тем в ходе оперативного эксперимента были утрачены денежные средства в сумме 1600 долларов США. Изъятые в ходе осмотра денежные средства в сумме 3400 долларов США совпадали по номерам с денежными средствами, которые были ранее выданы Е. для оперативного эксперимента. После составления протокола осмотра места происшествия и иных документов, Е. в присутствии представителей общественности выдал аудио-записывающую аппаратуру. Заявитель Е., представители общественности и Р. были опрошены по обстоятельствам передачи и получения взятки. Граждане, которые собирали денежные средства с проезжей части дороги были опрошены по обстоятельствам обнаружения денежных средств на проезжей части. По результатам проведенных оперативно-розыскных мероприятий был составлен акт оперативного эксперимента. Далее, материал проверки в отношении Р. был направлен по подследственности в СУ по САО ГСУ СК России по г. Москве (том 1, л.д. 166-170);

- показаниями свидетелей, из которых следует, что в тот день они были приглашены сотрудниками полиции для участия в оперативно-розыскном мероприятии в качестве представителей общественности. Они согласились, проследовали в УВД по САО ГУ МВД России и по г. Москве, где им представили заявителя, которому в их присутствии были выданы денежные средства и аудиозаписывающая аппаратура. На документах о выдаче записывающей техники и денежных средств они расписались. После чего они выдвинулись на место встречи, где были переданы денежные. Во время передачи денежных средств, они находились в машине вместе с сотрудником полиции. Р. попытался скрыться. Они начали преследование, ехали за ним. Р. выкинул деньги в окно, после чего совершил столкновение с автомобилем «Мицубиси Лансер». После этого его задержали. В их присутствии произвели смывы с рук Р. Далее они поехали в отделение, где в их присутствии заявитель выдал записывающую аппаратуру. Также в их присутствии была произведена расшифровка записи, содержащейся на ней;

- показаниями свидетеля Ф., из которых следует, что в тот день в вечернее время он катался на велосипеде по Кронштадтскому бульвару и увидел, что из машины вылетел конверт. К нему подлетела купюра достоинством 100 долларов США. Он подумал, что кто-то поссорился и выкинул конверт из автомобиля. Он начал собирать купюры, и увидел сотрудника полиции, которому отдал 1500 долларов США;

- оглашенными с согласия сторон и проверенными в судебном заседании показаниями свидетеля М., из которых следует, что 25 августа 2013 года, примерно в 17 часов 10 минут он находился вблизи своего дома по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22. В это время по проезжей части дороги на большой скорости проехал автомобиль «Хедай Акцент» черного цвета с регистрационным знаком №, который через 50 метров резко развернулся, после чего из окна автомобиля со стороны водителя был выброшен белый предмет, который упал на проезжую часть. Одновременно с данным автомобилем начали разворачиваться автомобили «Опель Астра» белого цвета с регистрационным знаком № и служебный автомобиль экипажа ДПС, которые как он понял, следовали за автомобилем «Хендай Акцент» и пытались его заблокировать. Автомобиль «Хендай Акцент» выполнил ряд маневров, объехал указанные автомашины и скрылся по направлению к ул. Онежская г. Москвы.

Через несколько минут на белый предмет, который был выброшен из окна автомобиля «Хендай Акцент», наехал проезжающий автомобиль, после чего из белого предмета, которым оказался конверт, на проезжую часть разлетелись денежные купюры достоинством 100 долларов США. Он увидел, что к указанному месту подходят люди и собирают денежные средства, после чего также подошел и стал собирать с проезжей части дороги разлетевшиеся купюры. На проезжей части он собрал семь купюр достоинством 100 долларов США. Далее к месту, где разлетелись денежные средства, подошел гражданин, который представился сотрудником ОЭБ и ПК УВД по САО г. Москвы и сообщил, что данные денежные средства использовались в оперативно-розыскных мероприятиях и являются вещественными доказательствами, деньги необходимо сдать. Он проследовал вместе с сотрудником полиции в сторону ул. Онежская к месту ДТП, где в ходе объяснения выдал вышеуказанные денежные средства. На пересечении Кронштадтского бульвара и ул. Онежской, на полосе движения в сторону ул. Солнечногорской находился автомобиль «Мицубиси Лансер» и поперек дороги вышеуказанный автомобиль «Хендай Акцент» со следами ДТП (том 1, л.д. 151-153);

- показаниями свидетеля И. о том, что в должности начальника Головинского ОСП УФССП России по г. Москвы он работает с марта 2012 года, с указанного времени знает Р. и может охарактеризовать его только с положительной стороны. О том, что Р. был задержан за получение взятки, ему стало известно вечером 25 августа 2013 года от руководства Службы по противодействию коррупции УФССП России по Москве. Далее в помещении Головинского ОСП была произведена выемка исполнительных производств, находящихся в производстве судебного пристава-исполнителя Р. Кроме того, свидетель Никитин А.В. пояснил, что судебный пристав-исполнитель вправе отложить исполнительные действия на срок 10 суток при наличии к тому законных оснований. При этом предельный срок, на который могут быть отложены исполнительные действия, законом не предусмотрен;

- заявлением Е., поданным на имя начальника УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, из которого следует, что он просит провести проверку в отношении судебного пристава-исполнителя Р., который требует у него денежные средства в размере 50 000 рублей за не исполнение судебного решения о выселении его из квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22;

- постановлением о проведении оперативно - розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» от 25.08.2013 года, утвержденное начальником полиции УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, в целях проверки изложенных Е. в своем заявлении фактов противоправной деятельности судебного пристава-исполнителя Р. (том 1, л.д. 9);

- актом инструктажа от 25.08.2013 года, согласно которому Е. предложено участвовать в проведении оперативного эксперимента, направленного на проверку информации, указанной в заявлении Е., и на изобличение возможных противоправных действий Р. Е. добровольно изъявил желание на участие в проведении данного оперативно-розыскного мероприятия. В ходе инструктажа Е. разъяснен порядок поведения в ходе проведения оперативного эксперимента, а также необходимость предоставления лицам права выбора между противоправным и законным поведением (том 1, л.д. 10);

- актом выдачи аудио записывающей аппаратуры от 25.08.2013 года, согласно которому в помещении УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве Е. выдан диктофон марки «Олимпус» модель «VN 713 s/n №» для производства «оперативного эксперимента» на территории Головинского района г. Москвы. При передаче Е. диктофона марки «Олимпус» модель «VN 713 s/n №», каких-либо аудиозаписей на нем не находилось (том 1, л.д. 11);

- актом выдачи денежных средств от 25.08.2013 года, согласно которому в помещении УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве Е. были выданы денежные средства в общей сумме 5000 долларов США, со следующими номерами: №. Указанные денежные средства упакованы в белый бумажный конверт, на внутренней стороне которого специальным веществом сделана надпись
«Взятка ОЭБ и ПК УВД по САО» (том 1, л.д. 13-27);

- актом возврата аудиозаписывающей аппаратуры от 25.08.2013 года, согласно которому Е. возвратил диктофон марки «Олимпус» модель «VN 713 s/n №», использованный при проведении «оперативного эксперимента» 25.08.2013 года (том 1, л.д. 29);

- актом осмотра аудиозаписывающей аппаратуры, просмотра и расшифровки аудиозаписи от 25.08.2013 года, согласно которому в служебном помещении УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве был осмотрен диктофон марки «Олимпус» модель «VN №» и произведена расшифровка аудиозаписи разговора, состоявшегося 25.08.2013 года в ходе «оперативного эксперимента» между Е. и Р. (том 1, л.д. 31-33);

- актом перезаписи от 25.08.2013 года, согласно которому в служебном помещении УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве 25.08.2013 была произведена перезапись с диктофона марки «Олимпус» модель «VN № на флеш-карту «DatаTraveler102 объемом 2 Гб Kingston» («Дейта Тревелер102 объемом 2ГБ Кингстон»), на котором содержалась аудиозапись разговора между судебным приставом-исполнителем Головинского ОСП ФССП России по Москве Р. и заявителем Е. (том 1, л.д. 34);

- актом оперативного эксперимента от 25.08.2013 года, согласно которому в ходе проведенного оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», 25.08.2013 года, примерно в 17 ч. 10 мин., судебный пристав - исполнитель Головинского ОСП УФССП России по Москве Р., находясь в салоне автомашины «Хендай Акцент» регистрационный знак №, возле дома <адрес> получил от Е. взятку в виде денег в сумме 5000 долларов США (по курсу ЦБ РФ на 25.08.2013 составило 165 276 рублей), за незаконное бездействие в пользу Е., а именно предоставление последнему возможности проживать в течение трех месяцев в кв. 5 д. 12 по ул. Лавочкина в г. Москве, без его выселения в установленном Федеральным законом «Об исполнительном производстве» порядке в рамках исполнительного производства № № в отношении должника Е., которое находилось в его производстве судебного пристава-исполнителя (том 1, л.д. 37-39);

- вещественными доказательствами: денежными средствами в сумме 3400 долларов США, 34 купюрами номиналом 100 долларов США каждая со следующим номером: № «Kingston» («ДейтаТревел102 2ГБ Кингстон»); бумажным конвертом белого цвета (том 1, л.д. 285-286).

Оценив собранные и приведенные выше доказательства в их совокупности, суд находит их достоверными, объективными, а в своей совокупности достаточными для признания Р. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления.

Действия подсудимого Р. суд квалифицирует по ч.3 ст.290 УК РФ как получение должностным лицом лично взятки в виде денег в значительном размере за незаконное бездействие в пользу взяткодателя.

Давая юридическую оценку содеянному Р., суд исходит из того, что он, будучи представителем власти - судебным приставом-исполнителем Головинского ОСП УФССП России по г. Москве, то есть должностным лицом, получил взятку от Е. за неисполнение им (Р.) служебных обязанностей по выселению последнего из квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Онежская, дом 22, в течение трех месяцев подряд, в виде денежных средств в сумме 50 000 рублей за каждый из трех месяцев.

При этом, соглашаясь с мнением государственного обвинителя, суд снижает размер полученной взятки до 150 000 рублей и исключает из обвинения Р. квалифицирующий признак получения взятки «в крупном размере», поскольку судом установлено, что между Е. и Р. была достигнута договоренность о передаче последнему в качестве взятки денежных средств в сумме 150 000 рублей за три месяца, из расчета 50 000 рублей ежемесячно, что является значительным размером, поскольку превышает 25 000 рублей, но не превышает 150 000 рублей, а поэтому не может расцениваться как получение взятки в крупном размере. При этом, суд учитывает, что в момент передачи денежных средств Р. переданный ему Е. конверт не вскрывал, о том, что в нем находятся денежные средства в сумме 5000 долларов США, не знал.

Вместе с тем, показания подсудимого Р. о том, что между ним и Е. имела место договоренность о передаче ему денежных средств в сумме 50 000 рублей, без указания конкретного периода, а сумму, озвученную ему Е. при передаче денежных средств он не расслышал, а также доводы защиты о наличии у Р. умысла на получение взятки в сумме 50 000 рублей, суд находит не состоятельными, поскольку эти доводы опровергаются показаниями свидетеля Е., из которых очевидно усматривается, что сумма вознаграждения за неисполнение решения суда должна была составить 50 000 рублей в месяц. Показания Е. согласуются с показаниями свидетеля Г. сотрудника УФССП России по г. Москве, куда Е. первоначально обратился с устным заявлением о совершаемом в отношении него преступлении, а также с показаниями сотрудников полиции Ж., Б. и У., принимавшими непосредственное участие в подготовке и проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», из которых следует, что при обращении в правоохранительные органы Е. последовательно утверждал, что судебный пристав исполнитель Р. требует с него денежные средства за неисполнение судебного решения в сумме 50 000 рублей в месяц. Показания свидетелей Е., Г., Ж., Б. и У. последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой и подтверждаются другими собранными по делу доказательствами. Оснований для оговора указанными лицами Р. суд не усматривает. С доводами защиты о том, что к показаниям указанных лиц следует относиться критически, суд не может согласиться. При этом, ссылку стороны защиты о том, что показания указанных лиц противоречат имеющемуся в деле заявлению Е. (том л.д.7), в котором указана требуемая с него сумма в размере 50 000 рублей, суд не может принять во внимание, поскольку заявление о преступлении является лишь поводом для возбуждения уголовного дела и не должно содержать в себе все, имеющие значение для дела, обстоятельства.

Не может суд согласиться и с доводами защиты о наличии провокационных действий в отношении подсудимого Р. со стороны Е. и сотрудников полиции, поскольку в судебном заседании установлено, что Р., желая получить взятку, предпринимал все возможные меры для получения денежных средств от Е., а именно: неоднократно контактировал с Е., в том числе и по собственной инициативе, именно Р. обозначил сумму в размере 50 000 рублей в месяц и сроки передачи денег. Указанные обстоятельства свидетельствует о том, что умысел на получение взятки сформировался у Р. независимо от действий Е. и сотрудников правоохранительных органов. Тот факт, что в качестве взятки Р. были переданы денежные средства в сумме 5000 долларов США, основанием утверждать, что имела место провокация взятки, не является. Кроме того, о наличии у подсудимого Р. умыла на получение взятки, свидетельствуют и показания самого подсудимого, который в судебном заседании подтвердил, что с целью получения незаконного денежного вознаграждения решил воспользоваться тяжелой жизненной ситуацией, сложившейся у Е.

О том, что Р. осознавал, что получает взятку в сумме 150 000 рублей, объективно свидетельствует запись разговора, состоявшегося в ходе встречи между ним и Е., во время которой была обозначена как сумма взятки, так и период за которой она передана - три месяца. Так, из аудиозаписи, прослушанной в судебном заседании, следует, что Е. при передаче денежных средств сообщил Р., что это за три месяца и уточнил сумму - «150», на что Р. ответил: «…хорошо».

Доводы защиты о том, что денежные средства от Е. Р. получил за выполнение действий, входящих в его должностные полномочия, не состоятельны, поскольку в соответствии с требованиями частей 1 и 2 статьи 38 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель вправе отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения по заявлению взыскателя или по собственной инициативе на срок, не более 10 дней. Судебный пристав-исполнитель обязан отложить исполнительные действия и применение мер принудительного исполнения на основании судебного акта. В связи с этим правом обращения с таким заявлением к судебному приставу-исполнителю обладает лишь взыскатель, а не должник и отложение исполнительных действий является правом, а не обязанностью судебного пристава-исполнителя, если нет соответствующего судебного акта. При этом положения ст. 38 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предоставляющие судебному приставу-исполнителю право отложить исполнительные действия по заявлению взыскателя или по собственной инициативе на срок не более 10 дней, не допускают их произвольного применения, что и было в судебном заседании подтверждено как свидетелем И., так и самим подсудимым Р.

Принимая во внимание, что в ходе рассмотрения дела судом установлено, что взыскатель с заявлением об отложении исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения не обращался, судебное постановление, на основании которого у судебного пристава-исполнителя Р. возникла бы обязанность отложить исполнительные действия, отсутствовало, как и отсутствовали какие-либо обстоятельства, объективно препятствующие совершению исполнительных действий, а заявление должника Е. не могло служить основанием для отложения исполнительных действий, бездействие судебного пристава-исполнителя Р. в пользу взяткодателя Е. является незаконным. При этом ссылка стороны защиты на предоставленные должником Е. копию кассационной жалобы с отметкой о принятии ее Верховным Судом РФ и копию ходатайства о наложении ареста на квартиру, расположенную по адресу:<адрес>, с отметкой о принятии в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, не может быть принята судом во внимание, поскольку указанные документы в силу положений ст.38 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не могут служить основанием для отложения исполнительных действий.

Показания свидетеля Курмановой Е.Г. о том, что 21 августа 2013 года она присутствовала при разговоре, состоявшемся между Е. и Р. в помещении Головинского ОСП и слышала, что Е. предлагал Р. вознаграждение, значения для дела не имеют и на квалификацию действий подсудимого Р. не влияют.

При назначении подсудимому Р. наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, а также данные о личности виновного, который ранее не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые, по месту работы и жительства характеризуется исключительно положительно. При определении размера и вида наказания суд также учитывает наличие у Р. жены, находящейся в состоянии беременности. Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого Р., указанных в ст. 63 УК РФ, судом не установлено. Принимая во внимание изложенное и учитывая влияние назначенного наказания на исправление осужденного, суд приходит к выводу, что исправление Р. следует осуществлять в условиях, связанных с лишением свободы. Оснований для применения при назначении наказания положений ст. 73 УК РФ суд не усматривает. Оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую не имеется. С учетом имущественного положения подсудимого и его семьи, суд считает возможным не назначать Р. дополнительного наказания в виде штрафа, применив к дополнительному наказанию положения ст. 64 УК РФ. В соответствии с ч.3 ст.47 УК РФ суд считает необходимым лишить подсудимого Р. права занимать должности в органах государственной власти и местного самоуправления, связанные с исполнением распорядительно-контрольных функций, поскольку с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности подсудимого суд полагает невозможным сохранение за ним такого права. Отбывание наказания Зорину в соответствии и с п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ должно быть назначено в исправительной колонии общего режима. До вступления приговора в законную силу суд считает необходимым меру пресечения в виде домашнего ареста Р. изменить на заключение под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

ПризнатьР. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.290 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч.3 ст.47 УК РФ лишить Р. права занимать должности в органах государственной власти и местного самоуправления, связанные с исполнением распорядительно-контрольных функций, на срок 3 (три) года.

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу Р. изменить на заключение под стражу, Р. взять под стражу в зале суда.

Зачесть в срок отбывания наказания Р. предварительное содержание его под стражей в период с 26 по 28 августа 2013 года, а также время нахождения его под домашним арестом в период с 28 августа 2013 года по 12 ноября 2013 года. Срок отбывания наказания Р. исчислять с момента взятия под стражу.

Вещественные доказательства: денежные средства в сумме 3400 долларов США, 34 купюрами номиналом 100 долларов США каждая, хранящиеся в специализированной ячейке ГСУ СК России по г. Москве, - выдать по принадлежности; флеш-карту «DataTraveler 102 2Gb «Kingston» («ДейтаТревел102 2ГБ Кингстон») и бумажный конверт белого цвета, - хранить при деле.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а осужденным Р., содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

на главную

Взятка за совершение действий входящих в служебные полномочия;

Взятка за не составление протокола об административном правонарушении;

Взятка на таможне;

Получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Взятка за покровительство;

Взятка за бездействие и покровительство сотруднику полиции;

Взятка следователю через посредника;

Взятка за общее попустительство по службе;

Взятка в виде имущества;

Взятка в крупном размере за незаконные действия;

Взятка группой лиц;

Отличие покушения на мошенничество и взятки;

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Преступления против личности, практика московских судов;

Судебная практика московских районных судов по хищениям;

Уголовные дела, судебная практика;

Преступления в сфере экономики;

Судебная практика по наркотикам;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика Московского городского суда;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Уголовный процесс;