Судебная практика Московского областного суда

Адвокат по уголовным делам: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Применение принудительной меры медицинского характера.

Возвращая уголовное дело о применении к М. принудительной меры медицинского характера в связи с совершением запрещенных уголовным законом деяний прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ, суд не учел требований гл. 51 УПК РФ.

Уголовное дело поступило в Московский областной суд для принятия решения о применении к М. принудительной меры медицинского характера в связи с совершением запрещенных уголовным законом деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных п. «л» ч. 2 ст. 105 - убийство сопряжённое с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, п. «б» ч. 2 ст. 244, ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Постановлением Московского областного суда от 26 июля 2013 года уголовное дело в отношении М. со стадии предварительного слушания возвращено прокурору Московской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Апелляционным определением постановление оставлено без изменения.

Суд возвратил дело прокурору в связи с тем, что постановление о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность вынесения судом решения на основе данного постановления.

Нарушения уголовно-процессуального закона, по мнению суда первой инстанции, выразились в том, что: М., страдающему психическим расстройством в форме шизофрении, неспособному понимать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а равно не понимающему характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, не способного к самостоятельной реализации своих прав и обязанностей, не предъявлено обвинение в окончательной редакции;

- в материалах дела отсутствуют уточняющие постановления в части имеющегося несоответствия года убийства Д. в процессуальных документах (2012, а не 2011); не устранены противоречивые данные о времени совершения общественно опасных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 244, ч.1 ст. 282 УК РФ;

- комплексной экспертной комиссией не разрешен вопрос, касающийся психического состояния М. в период совершения общественно опасных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 244, ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Между тем, президиумом Московского областного суда было установлено, что судебное решение не соответствует требованиям главы 51 УПК РФ, регулирующей производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера.

Так, при совершении общественно опасного деяния лицом, признанным невменяемым, расследование осуществляется в полном объеме и без предъявления обвинения уголовное дело направляется в суд для признания лица невменяемым. Психическое расстройство наступившее после совершения преступлени. В соответствии со ст. 443 УПК РФ, признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости, суд выносит постановление в соответствии со ст. 21 УК РФ об освобождении этого лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

По смыслу ст. 433 УПК РФ не вправе в этой связи органы следствия реализовывать в отношении лица, признанного невменяемым, требования гл.23 УПК РФ, регламентирующий порядок привлечения лица, совершившего преступление, в качестве обвиняемого, последующего вынесения и предъявления такому лицу (а в данном случае невменяемому) сформулированного обвинения в виде постановления в соответствии со ст. 175 УПК РФ.

В силу ст.5, 8, 21. 24, 28 УК РФ лицо, признанное невменяемым, не вправе нести юридическую ответственность за совершенное им деяние, запрещенное уголовным законом. В силу ст.74, 75 УПК РФ, показания лица, признанного невменяемым, не могут рассматриваться как источник доказательств по делу. Не может обладать невменяемое лицо статусом обвиняемого и по причине того, что ч.2 ст.437 УПК РФ закреплено, что законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, вправе знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным законом, именно уличается (но не обвиняется) представляемое им лицо.

Из материалов уголовного дела следовало, что органами предварительного расследования выносилось постановление о переквалификации действий М., которое содержит описание всех общественно-опасных деяний, с их юридической оценкой. С данным постановлением защитник и законный представитель были ознакомлены.

Таким образом, как сам М., так и все участники уголовного судопроизводства на досудебной стадии знали, в совершении каких деяний, запрещенных уголовным законом, уличается М.

Кроме этого, в данном постановлении уточнены время и период всех общественно-опасных деяний, в совершении которых М. уличался органом предварительного расследования.

Отсутствие на момент проведения судебно-психиатрической экспертизы данных о правовой квалификации деяний М. по ст. 244, 282 УК РФ не препятствовало экспертам сделать выводы о его психическом состоянии в период всех деяний, в которых уличается М. органами предварительного расследования.

В силу ч. 1 ст.437 УПК РФ и положений, изложенных в решении Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 года по делу граждан Абламского С.Г. и Лобашовой О.Б., лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, так же как подозреваемый и обвиняемый по уголовному делу, по существу, уличается в совершении деяния, запрещенного уголовным законом. Поэтому такому лицу, хотя оно и не привлекается к уголовной ответственности, должны обеспечиваться равные с другими лицами, в отношении которых осуществляется преследование, процессуальные права.

Данные требования закона органом предварительного расследования, как видно из материалов дела, выполнены: М. в ходе следствия 26 апреля 2013 года направлена копия постановления следователя от 26 апреля 2013 года о переквалификации его действий с п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство группой лиц, на п. «и» ч. 2 ст. 105 - убийство из хулигагских побуждений, п. «б» ч. 2 ст. 244, ч. 1 ст. 282 УК РФ.

29 апреля 2013 года ему объявлялся состав следственной группы и разъяснялся порядок отвода, предусмотренный ст. 61 и 67 УПК РФ, 26 апреля 2013 года он был уведомлен об окончании следственных действий по уголовному делу; 11 июня 2013 года М., его защитникам и законному представителю предъявлены материалы уголовного дела для ознакомления; также М. был ознакомлен с ходатайством, поданным в его защиту адвокатами Е. и Ш., и ему было вручено постановление следователя от 11 июня 2013 года, в котором содержалось решение по заявленному ходатайству; 9 июля 2013 года М. вручена копия постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

Таким образом, президиум пришел к выводу, что принятое судом решение о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ, является необоснованным и преждевременным.

При таких обстоятельствах президиум отменил постановление о возвращении уголовного дела прокурору и апелляционное определение с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Уголовные дела, судебная практика;

Преступления в сфере экономики;

Судебная практика по наркотикам;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика московских районных судов;

Преступления против личности, практика московских судов;

Судебная практика московских районных судов по хищениям;

Судебная практика Московского городского суда;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Уголовный процесс;