Судебная практика Московского городского суда

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Преступное сообщество, мошенничества и убийства

Суд присяжных Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Н.,
коллегии присяжных заседателей,

с участием государственных обвинителей Д., М.,

подсудимых Т., Ч., П-ва А.В., У.,

защитников адвокатов, при секретарях П. и С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении
Т.,
обвиняемой в совершении преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 210, п.п. "а, в, ж, з" ч. 2 ст. 105, в двух преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159, и трех преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ,

Ч.,
обвиняемого в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 4 ст. 159, п.п. "а, в, ж, з" ч. 2 ст. 105, и трех преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ;

П.,
обвиняемого в совершении преступления предусмотренного п.п. "в, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ,

У.,
обвиняемого в совершении преступления предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Т. признана виновной в создании и руководстве преступным сообществом, а также вместе с Ч.ом они признаны виновными в участии в преступном сообществе.
Кроме того, Т. признана виновной в умышленном причинении смерти трем лицам, а Ч. двум лицам, совершенном организованной группой, из корыстных побуждений.
Они же признаны виновными в мошенничестве, совершенном организованной группой, в особо крупном размере, а также в трех приготовлениях к мошенничеству, совершенных организованной группой, в особо крупном размере.
Т. также признана виновной в мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.
П-в признан виновным в пособничестве убийству - умышленному лишению жизни другого человека, совершенном группой лиц, по найму.

Согласно вердикту преступление в отношении потерпевшего М-ва совершено при следующих обстоятельствах.
Примерно в августе 2009 года Т. и другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство по разным основаниям, получили информацию о том, что злоупотребляющий спиртными напитками М-в, после смерти отца проживает один и является единственным наследником и собственником 1/2 части двухкомнатной квартиры №18, расположенной в доме **** по улице *** стоимостью *** рублей, договорились между собой обманным путем завладеть этой квартирой.
С этой целью Т. вместе с соучастниками разработала план завладения квартирой М-ва, реализовывая который, неустановленный соучастник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, проник в квартиру М-ва и похитил оттуда документы, в том числе и свидетельство о праве собственности этой квартиры по 1/2 доли на М-ва и его отца, умершего **** года.
Для оформления права собственности М-ва на всю квартиру, Т. и ее соучастники привлекли А-ву. Когда же получили ее согласие, то взяли у нее паспорт, сняли с него копию, а 8 октября 2009 года оформили на нее от имени М-ва нотариальную доверенность. При этом один из них представился нотариусу М-вым, предъявив поддельное удостоверение личности на имя последнего.
Не позднее 15 октября 2009 года около станции метро "Семеновская" один из участников группы, действуя в общих интересах, встретился с А-вой, передал ей подложную доверенность от М-ва, договор о приватизации квартиры, свидетельство о собственности, ксерокопию гражданского паспорта М-ва, с тем, чтобы она могла оформить право М-ва на наследство квартиры.
Введенная в заблуждение А-ва, действуя по доверенности от имени М-ва, и, не подозревая, что он ничего не знает о продаже квартиры, собрала необходимые документы для открытия наследственного дела.
6 ноября 2010 года она обратилась к нотариусу и написала заявление о вступлении М-ва в наследство на вторую половину квартиры, оставшуюся от его отца.
12 ноября 2010 года А-ва получила свидетельство о праве М-ва на наследство квартиры по закону и, обратившись в отдел регистрации прав на недвижимость по *****, 21 декабря 2009 года получила свидетельство о регистрации права собственности на квартиру на имя М-ва.
Получив от А-вой свидетельство о праве собственности на квартиру М-ва, примерно, в декабре 2009- марте 2010 г.г. Т. и еще одно лицо подыскали К-на, согласившегося купить квартиру М-ва, составили проект договора купли-продажи квартиры, и, убедив А-ву, что М-в желает продать свое жилье, привлекли ее в качестве продавца, действовавшего на основании той же доверенности.
В один из дней марта 2010 года на станции Московского метрополитена "Курская" А-ва встретилась с покупателем квартиры К-ным и от имени М-ва подписала договор купли-продажи квартиры, а также согласилась на предложение К-на этот договор зарегистрировать в регистрационной палате; но там договор не приняли, поскольку в нем отсутствовало условие о том, что этот договор может быть подписан А-вой, о чем она сообщила участниками группы.
Не взирая на это, Т. продала квартиру М-ва К-ну, получив от него **** рублей, а затем скорректировала условия договора, изготовила еще один его проект, и через другое лицо вручила его экземпляры А-вой.
1 апреля 2010 года А-ва вновь встретилась с К-ным на том же месте, где они подписали договор купли-продажи квартиры М-ва, который А-ва отнесла на регистрацию.
26 апреля 2010 года ***** этот договор купли-продажи квартиры М-ва был зарегистрирован, а также была произведена регистрация перехода права собственности на указанную квартиру от М-ва к К-ну.
Таким образом, из вердикта следует, что Т., заранее договорившись и действуя совместно с другими лицами, путем обмана продала чужую квартиру стоимостью ***** рублей.

Тем же вердиктом установлено, что Т., являясь генеральным директором агентства недвижимости ООО "*****", и, обладая в силу этого информацией о наличии квартир, принадлежащих на праве собственности одиноким, пожилым и социально незащищенным гражданам, использовала эту информацию в своих целях. Владея этой информацией, она не позднее июня 2010 года в городе Москве, с целью завладения квартирами социально незащищенных граждан и лишения их жизни, создала организацию, которая представляла собой два подразделения, участники одного из которых подыскивали будущие жертвы, а участники второго лишали потерпевших жизни для беспрепятственного завладения их квартирами.
Как руководитель организации, Т. разработала план ее деятельности, вовлекла в нее несколько человек, которым давала задания и за их выполнение выплачивала денежное вознаграждение.
Наряду с другими членами, не позднее июня 2010 года в нее вошел Ч., который выполнял задания Т. и получал за это денежное вознаграждение.
Указанная организация в своей деятельности для достижения своих целей применяла одни и те же методы. Ее члены выискивали жертвы, спаивали их, вывозили за пределы г. Москвы, где лишали их жизни.
Члены организации, в их числе Т. и Ч., действуя согласованно и заодно, по заранее разработанному плану, в различных составах, в период с июня по август 2010 года, лишили жизни потерпевших Д-на и Г-ва, а Т. еще и З-ва, а также завладели одной квартирой З-ва, намеревались завладеть второй его квартирой, а также намеревались завладеть квартирами Д-на и Г-ва.

Преступления преступным сообществом совершены при следующих обстоятельствах.

Эпизод в отношении потерпевшего Д-на.
Примерно в июне 2010 года Т. и другие лица, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство в связи с розыском и по другим основаниям, получили информацию о том, что Д-н, проживающий в квартире № *****, является одиноким человеком и имеет склонность к употреблению спиртных напитков, решили использовать эти обстоятельства в своих целях лишить его жизни и обманным путем завладеть его квартирой, стоимостью **** рублей.
С этой целью они совместно разработали план действий, и Т. привлекла к его исполнению С-на и П-ва Павла, осужденных приговорами Московского городского суда, соответственно 2 и 5 июля 2012 года, а также Ч.а.
Действуя по ранее разработанному плану, Т. привлекла к его исполнению Ч.а, который согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни потерпевшего, и они вместе с ним приобрели лекарство снотворного и успокаивающего воздействия.
Затем, 2 июля 2010 года Т. приготовила водку для потерпевшего, в которую добавила приобретенное лекарство и отдала ее Ч.у.
В тот же день, взяв водку, Ч. около 18 часов вместе со скрывшимся от следствия лицом приехал на автомашине ******* к дому Д-на. Под предлогом совместного распития спиртных напитков Ч. зашел к нему в квартиру, и, угостив потерпевшего водкой, разбавленной лекарством, узнал, что он ждет своих знакомых К-у и А-на.
Боясь быть обнаруженным гостями потерпевшего, Ч. сообщил об этом приехавшей туда же Т..
Узнав об этом, Т. передала имеющиеся у нее полоски бумаги со штампом ***** скрывшемуся от следствия участнику группы, который опечатал ими дверь квартиры потерпевшего, и когда к Д-ну пришли его знакомые, то он сказал им, что потерпевшего нет дома, и отвез их домой к А-ну.
Около 23 часов к дому Д-на по указанию Т. на автомашинах ****** приехали еще 4 человека, среди которых были подсудимый П-в А. и осужденные С-н и П-в П.
П-вы А. и П. поднялись в квартиру, где вместе с Ч.ом надели на потерпевшего заранее приобретенную камуфлированную форму.
Около 2 часов ночи 3 июля 2010 года, когда потерпевший от сделанного ему укола снотворного был лишен возможности сопротивляться, Ч. вместе с П-выми А. и П. вынесли бесчувственного Д-на из квартиры и положили его на заднее сиденье автомашины ***. Доехав на ней до дома № ***, братья П-вы переместили потерпевшего в автомашину *** и вместе с С-ным вывезли Д-на на пруд, расположенный в 1, 5 км от поселка ****, и вытащили потерпевшего из автомашины.
После этого, С-н и П-в П. нанесли ему обухом топора удары по затылку, причинив ушибленные раны и открытую черепно-мозговую травму, затем поместили голову потерпевшего в полиэтиленовой пакет с водой и удерживали его в таком положении до тех пор, пока он не скончался от механической асфиксии, наступившей в результате закрытия дыхательных путей жидкостью.
После этого П-в П., С-н и подсудимый П-в А. с целью сокрытия трупа привязали к телу потерпевшего заранее приобретенные колесную пару и канистру с песком, поместили труп в резиновую лодку, доплыв до середины пруда, утопили его в воде, а сами с места происшествия скрылись.
Узнав о смерти Д-на, Т. передала П-ву Павлу вознаграждение за выполненное задание **** рублей, из которых *** рублей получил П-в А..
После лишения жизни Д-на, Т. обыскала его квартиру и забрала оттуда его заграничный паспорт. Выполняя свою роль и действуя по указанию Т., Ч. с целью продажи квартиры потерпевшего нашел рабочих, которые освободили квартиру Д-на от его вещей.
8 июля 2010 года Т. предложила своей знакомой Ф-вой приобрести квартиру Д-на за **** рублей и на следующий день продемонстрировала ей квартиру.
Однако, Т., Ч. и другие участники группы не смогли продать квартиру Д-на, поскольку Ф-ва отказалась ее приобретать, а 10 июля 2010 года, когда был обнаружен труп Д-на, то в установленном законом порядке, был наложен запрет на совершение с квартирой Д-на каких-либо сделок, и она была опечатана правоохранительными органами.

Вместе с этим, коллегия присяжных заседателей признала недоказанным, что Т. сделала потерпевшему укол снотворного, в связи с чем, это действие следует исключить из ее обвинения.

Кроме того, по данному эпизоду в умышленном убийстве Д-на, совершенном при изложенных выше обстоятельствах, наравне с Т. и Ч.ом, органами предварительного следствия обвиняется П-в А., а подсудимый Унгуряну по этому же эпизоду обвиняется в похищении Д-на.
По версии обвинения действия Унгуряну, выразились в том, что он, согласившись на предложение Т. вывезти потерпевшего из квартиры в другое место, по ее указанию поднялся в квартиру к потерпевшему, где помогал Ч.у надеть на Д-на заранее приготовленную камуфлированную форму, помогал выводить потерпевшего из дома и помещал его в автомашину.
Действия же П-ва А., согласно обвинения, заключались в том, что он, заранее договорившись и действуя согласованно и заодно с братом П-вым Павлом и С-ным, согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни Д-на, приехал к его дому, поднялся к нему в квартиру, помог П-ву П. и Ч.у вывести потерпевшего из квартиры. Затем, вместе с П-вым П. поместил Д-на на заднее сиденье автомашины ***. Доехав на ней до дома № ****, братья П-вы переместили потерпевшего в автомашину *** и вместе с С-ным вывезли его на пруд, расположенный в 1, 5 км от поселка ****, где вытащили потерпевшего из автомашины.
После этого, С-н и П-в П. нанесли потерпевшему обухом топора удары по затылку, причинив ему ушибленные раны и открытую черепно-мозговую травму, они же поместили голову потерпевшего в полиэтиленовой пакет с водой, а подсудимый П-в А. вместе с ними удерживал голову потерпевшего в таком положении до тех пор, пока он не скончался от механической асфиксии, наступившей в результате закрытия дыхательных путей жидкостью.
Затем, П-в А. вместе С-ным и П-вым П., с целью сокрытия трупа, привязали к телу потерпевшего заранее приобретенные колесную пару и канистру с песком, поместили труп в резиновую лодку, и, доплыв до середины пруда, утопили его в воде, а сами с места происшествия скрылись.
За свои действия П-в А. получил *** рублей.
Действия П-ва А. органами предварительного следствия квалифицированы по п.п. " в, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное убийство лица, заведомо находящегося для виновного в беспомощном состоянии, совершенное по предварительному сговору группой лиц, по найму. Действия Унгуряну по п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ как похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Коллегия присяжных заседателей признала недоказанным, что П-в А. согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни потерпевшего и удерживал голову потерпевшего в пакете с водой.
Также присяжные признали недоказанным, что Унгуряну, действуя согласованно и заодно с другими лицами, согласился на предложение другого лица вывезти Д-на из его квартиры, поднялся в его квартиру, помогал его выводить из дома и поместил в автомашину.
На основании вердикта Унгуряну подлежит оправданию за непричастностью его к совершению преступления.
Что же касается действий Т. и Ч.а, то вердиктом коллегии присяжных заседателей они признаны виновными в умышленном причинении смерти Д-ну, совершенном организованной группой, из корыстных побуждений; а П-в А. признан виновным в пособничестве им.
Кроме того, Т. и Ч. тем же вердиктом признаны виновными в приготовлении к мошенничеству, совершенному организованной группой, в особо крупном размере.
Подробная квалификация действий подсудимых будет приведена ниже.

Эпизод в отношении потерпевшего З-ва
После лишения жизни Д-на, примерно в июле 2010 года Т., получив информацию о том, что злоупотребляющий спиртными напитками и являющийся инвалидом З-в, имеет на правах собственности квартиру № 7, расположенную в корпусе 1 дома ****, а также владеет оставленной ему по завещанию квартирой № 96, расположенной в доме № ****, решила лишить жизни З-ва и завладеть его квартирами.
Разработав план своих действий и осуществляя задуманное, Т. привлекла к его исполнению Ч.а и других лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство по разным основаниям, а кроме того нашла знакомую З-ва, которая под предлогом распития пива должна была выманить потерпевшего из дома.
20 июля 2010 года участники группы приобрели несколько бутылок пива, добавили в него неустановленный лекарственный препарат снотворного действия. Вечером того же дня, когда З-в находился во дворе своего дома, расположенного по Ленинградскому шоссе, туда приехали на автомашинах *** Т. и другие члены группы, дело в отношении которых выделено в отдельное производство по разным основаниям. Среди приехавших находились С-н и П-в П., осужденные приговорами Московского городского суда, соответственно 2 и 7 июля 2012 года.
Взяв пиво, разбавленное лекарством, Т. подошла к З-ву и стала угощать его.
После того, как З-в, выпив пива, уснул и был лишен возможности сопротивляться, неустановленное следствием лицо и еще один человек, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, поместили его в автомашину *** на заднее сиденье, и в сопровождении автомашин *** и ****, на которых поехали П-в П., С-н и другие участники группы, стали вывозить З-ва из г. ***.
Купив по пути следования не менее 10 шприцов и доехав до г. **** области, соучастники переместили З-ва на заднее сиденье автомашины *** и в сопровождении автомашины **** доехали до песчаного карьера, расположенного в 1,5 км от деревни ****, сделав З-ву в пути укол снотворного действия.
Подъехав к карьеру, 21 июля 2010 года, примерно с 1 часа ночи до 6 часов утра, соучастники внутривенно ввели З-ву отравляющее вещество, от которого он скончался, и его труп закопали в яму, сами же скрылись с места происшествия.
Узнав, что З-в мертв, Т. заплатила исполнителям *** рублей, и они вместе с Ч.ом, воспользовавшись взятыми у потерпевшего ключами, проникли в его квартиру на **** шоссе, откуда забрали гражданский паспорт и правоустанавливающие документы на эту квартиру и на квартиру З-ва, расположенную на **** проезде.
После этого паспорт З-ва и фотографию Ч.а соучастники передали неустановленному лицу, которое в период с 21 по 30 июля 2010 года вклеило в него фотографию Ч.а.
30 июля 2010 года Ч., имея на руках паспорт З-ва со своей фотографией, обратился в нотариальную контору, расположенную по адресу: г. *****, к нотариусу Б-ой. Предъявив поддельный паспорт и выдавая себя за З-ва, он оформил доверенность на Т., по которой она могла представлять интересы З-ва при продаже и регистрации сделок по квартире, расположенной на *** шоссе.
Однако покупателей на эту квартиру найти не удалось. Тогда в период с 1 по 10 августа 2010 года Т., Ч. и еще одно лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, решили переоформить право собственности на квартиру З-ва, расположенную по **** шоссе на Т., а вторую за **** рублей предложили приобрести своей знакомой В-ой, работавшей вместе с ними в ООО "****", не посвящая ее в незаконность сделки.
Для регистрации договоров купли-продажи квартир З-ва и перехода прав собственности от него к покупателям Т. вместе с другим лицом привлекли риэлтора С-у, также неосведомленную о их незаконных действиях.
Не позднее 11 августа 2010 года участники группы изготовили по 4 экземпляра договоров купли-продажи на каждую из квартир З-ва, согласно которым, квартиру на *** шоссе якобы сам З-в продавал за *** рублей Т., а на *** проезде за **** рублей В-ой.
Подписав эти договоры от имени З-ва, Ч. обратился к нотариусу г. Москвы С-ой в нотариальную контору, расположенную в г. ***, где, представившись З-вым и предъявив его паспорт со своей фотографией, оформил доверенности на риэлтора С-у, согласно которым она имела право регистрировать в государственных органах договоры купли-продажи квартир З-ва и переход права собственности на квартиры от него к покупателям.
Также Ч. оформил доверенность на С-у, уполномочивающую ее быть представителем З-ва по вопросам снятия последнего с регистрационного учета. Кроме того, он оформил доверенность на Т., дающую ей право от имени З-ва продать квартиру на **** проезде за цену и по своему усмотрению, с правом получения денежных средств и представительства во всех соответствующих организациях и учреждениях.
Получив нотариально заверенные доверенности, Т., в свою очередь, 12 августа 2010 года оформила у нотариуса С-ой доверенность на С-ну, дающую последней право быть представителем по вопросу регистрации перехода права собственности и договора купли-продажи квартиры З-ва на Ленинградском шоссе.
В тот же день В-ва оформила у нотариуса С-вой в нотариальной конторе, расположенной по адресу: ****, доверенность на С-ну, уполномочив представлять ее интересы по вопросу регистрации договора купли-продажи второй квартиры З-ва по **** проезду, с правом получения свидетельства о регистрации права и всех необходимых документов и передала ее Т. вместе с деньгами за квартиру, в размере **** рублей.
В этот же день, 12 августа 2010 года, С-на приехала в офис "****", расположенный в г. ****, где Т. представила ей Ч.а как З-ва и передала 4 экземпляра договоров купли-продажи квартир З-ва, а также все доверенности и правоустанавливающие документы на эти квартиры, в том числе и свидетельство о праве на наследство на квартиру по **** проезду.
В тот же день С-на, действуя по доверенности от якобы З-ва, получила выписку из домовой книги на квартиру потерпевшего по **** шоссе и в тот же день обратилась в отдел регистрации прав недвижимости г. *** расположенный по адресу: г. Москва, ул. Новомарьинская, д.12/12, корпус 1, где подала все необходимые документы на регистрацию договоров купли-продажи квартир З-ва и перехода права собственности от него к покупателям.
Однако в пакете документов не хватало документа о регистрации свидетельства о праве на наследство квартиры З-ва по *** проезду и регистрации права собственности на эту квартиру, также не было у С-ой и доверенности на право регистрации этих документов, о чем она сообщила Т..
13 августа 2010 года с целью оформления этой доверенности, Ч., выполняя указание Т., вновь обратился к нотариусу С-ой, и, представившись З-вым и предъявив подложный паспорт на имя последнего со своей фотографией, оформил ее.
Получив эту доверенность, С-на вновь обратилась в тот же отдел регистрации прав на недвижимость, приобщила ее к ранее поданным документам, и по указанию Т. написала заявление об ускорении регистрации.
19 августа 2010 года договор купли-продажи квартиры З-ва по ***** шоссе был зарегистрирован, а также был зарегистрирован переход права собственности на эту квартиру, стоимостью **** рублей, от З-ва к Т..
Кроме того, С-на получила зарегистрированное свидетельство о праве З-ва на наследство по завещанию на квартиру по **** проезду, однако, этой квартирой стоимостью **** рублей участникам группы завладеть не удалось, поскольку их деятельность была пресечена правоохранительными органами.
Таким образом, Т. признана виновной в том, что после убийства Д-на, умышленно причинила смерть З-ву, организованной группой, из корыстных побуждений.
Кроме того, она и Ч. признаны виновными в мошенничестве, совершенном организованной группой и в особо крупном размере, а также в приготовлении к мошенничеству, совершенному организованной группой, в особо крупном размере.
Подробная квалификация действий подсудимых будет приведена ниже.

По данному эпизоду в умышленном убийстве З-ва, совершенном при изложенных выше обстоятельствах, наравне с Т. органами предварительного следствия обвиняется Ч..
По версии обвинения действия Ч.а выразились в том, что он, заранее договорившись и действуя согласованно и заодно с Т., осужденными П-вым П., С-ным и другими участниками группы, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, после убийства Д-на согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни З-ва. С этой целью он приехал к его дому, когда же З-в выпил предложенное ему Т. разбавленное лекарством пиво и уснул, то он поместил потерпевшего в автомашину, на которой С-н, П-в П. и другие лица вывезли его за пределы г. Москвы к месту убийства.
Эти действия Ч.а органами обвинения квалифицированы по п.п. "а, в, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное убийство двух лиц, заведомо для него находящихся в беспомощном состоянии, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений.
Коллегия присяжных заседателей признала недоказанным, что Ч. согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни З-ва и перенес его в автомашину ВАЗ 2104.
В этой связи Ч.а по предъявленному ему обвинению в убийстве З-ва следует оправдать за непричастностью к совершению преступления.

Эпизод в отношении потерпевшего Г-ва

Во второй половине июля 2010 года, Т., получив информацию, что Г-в не имеет родственников и проживает один в квартире № 61, расположенной в доме ****, решила завладеть его квартирой стоимостью **** рублей и разработала план своих действий.
К его выполнению она привлекла Ч.а и других лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство по разным основаниям.
Выполняя задуманное, 18 августа 2010 года, примерно в 19-20 часов, Ч. приехал к дому потерпевшего на автомашине *** государственный номер ****, остальные же приехали на автомашинах *****, и двое из них поднялись в квартиру к Г-ву. Представившись социальными работниками, они напоили Г-ва спиртными напитками, и около 22 часов, под обманным предлогом вывели его из дома и посадили в автомашину *** под управлением неустановленного следствием лица.
Указанная автомашина, в сопровождении автомашины "**** под управлением П-ва П. В., автомашины **** под управлением С-на, и автомашины **** под управлением Ч.а поехали по **** шоссе.
По пути следования, когда Г-в уснул, его переместили в автомашину Ч.а. Примерно в 1 часу ночи 19 августа 2010 года, соучастники остановились в 50 метрах от дома № 48 в деревне **** района *** области, с тем, чтобы перенести Г-ва из автомашины Ч.а в автомашину ****. Однако он проснулся и стал возражать против их действий.
Тогда С-н достал из багажника своей автомашины баллонный ключ и нанес им два удара в затылочную область потерпевшего, причинив ему открытую черепно-мозговую травму.
После этого Г-ва поместили на заднее сиденье автомашины ****, и, с целью сокрытия трупа поехали в **** область, а Ч. поехал назад в г. ***.
По пути следования Г-в скончался от причиненной ему черепно-мозговой травмы, а перевозившие его С-н, П-в П. и еще одно лицо, остановились в 200 метрах от административного здания ****, где переместили труп потерпевшего в багажник автомашины **** и привезли его к д. 36 по улице ****.
Там труп Г-ва завернули в полиэтиленовый пакет, и примерно в 3-7 часов утра 19 августа 2010 года на автомашине **** вывезли его из деревни и закопали в лесу, расположенном между деревнями *****. Сами же с места преступления скрылись, впоследствии за выполненные действия получили от Т. **** рублей.
Т., узнав о том, что Г-в мертв, забрала из его квартиры гражданский паспорт, намереваясь использовать его в целях завладения квартирой. Однако их с Ч.ом действия, направленные на завладение квартирой Г-ва были пресечены правоохранительными органами.
Таким образом, коллегия присяжных заседателей признала Т. и Ч.а виновными в том, что после убийства Д-на, а Т. и после убийства З-ва, они умышленно причинили смерть Г-ву, организованной группой, из корыстных побуждений.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей, суд квалифицирует действия Т. по ч. 1 ст. 210 УК РФ, поскольку она создала преступное сообщество в целях совместного совершения нескольких тяжких и особо тяжких преступлений, руководила преступным сообществом и входящим в него структурным подразделением, координировала преступные действия, создала устойчивые связи между различными самостоятельно действующими организованными группами, разрабатывала планы и создавала условия для совершения преступлений этими группами, и участвовала в преступном сообществе. Действия Ч.а суд квалифицирует по ч. 2 ст. 210 УК РФ как участие в этом сообществе.
Приходя к такому выводу, суд принимает во внимании фактические обстоятельства, признанные коллегией присяжных заседателей доказанными.
Как следует из вердикта, в июне 2010 года в г. **** Т., работая генеральным директором агентства недвижимости и владея информацией о наличии квартир у социально незащищенных граждан, создала указанное сообщество в целях завладения этими квартирами и лишения жизни их владельцев потерпевших.
Также вердиктом установлено, что осуществляя общее руководство деятельностью сообщества, Т. вовлекла в него других членов, среди которых был и Ч., который в июне 2010 года вошел в преступное сообщество, согласившись за денежное вознаграждение выполнять задания Т..
Указанное сообщество состояло из двух структурных подразделений, действующих под единым руководством Т.. Члены одного из подразделений подыскивали будущие жертвы, а члены второго непосредственно лишали их жизни.
Т. также разрабатывала план деятельности сообщества, которое в целях достижения целей применяло одни и те же методы, которые использовались при совершении преступлений в отношении всех потерпевших. Выражались же они в том, что Т. получала информацию о владельцах квартир Д-не, З-ве и Г-ве. Затем она сама, как это установлено в случае с З-вым, или по ее указанию Ч. в случае с Д-ным, или другие лица в случае с Г-вым, спаивали потерпевших и передавали их второй группировке, члены которой вывозили их за пределы города **** и лишали жизни. Иногда роли менялись, так, например Г-ва спаивали неустановленные следствием лица, а Ч. вместе с П-вым П., С-ным и другими с целью лишения жизни вывез его из города.
Действуя с июня по август 2010 года в различных составах, сообщество лишило жизни потерпевших Д-на, З-ва и Г-ва, а также путем обмана завладело квартирой потерпевшего З-ва, расположенной на **** шоссе в г. ****, и тем же способом намеревалось завладеть второй квартирой З-ва, расположенной на Валдайском проезде г. ****, а также квартирами, принадлежащими потерпевшим Д-ну и Г-ву.

Действия Т. по лишению жизни потерпевших Д-на, З-ва и Г-ва на основании вердикта коллегии присяжных заседателей суд квалифицирует по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти трем лицам, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений.
Действия Ч.а по лишению жизни Д-на и Г-ва суд квалифицирует по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти двум лицам, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений.
Признавая факт совершения Т. и Ч.ом убийства потерпевших в составе организованной группы, суд исходит из установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, из которых видно, что Т. и Ч. действовали согласованно и заодно в группе с другими лицами, по заранее разработанному плану, и каждый из них выполнял свою роль. Группа действовала под общим руководством Т., Ч. же, выполняя ее задания, получал за это денежное вознаграждение. Об организованности группы свидетельствуют и постоянные методы совершения преступлений, которые применялись по одному и тому же сценарию и были связаны с выбором социально незащищенных жертв, их спаиванием, вывозом за пределы г. **** и убийством.
О корыстном мотиве совершенных убийств свидетельствует факт того, что все они были совершены с целью завладения квартирами потерпевших и правами на эти квартиры.

Действия подсудимого П-ва по эпизоду в отношении Д-на суд квалифицирует по ч.5 ст.33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество в умышленном убийстве, совершенное группой лиц, по найму.
Квалифицируя действия П-ва по указанному закону, суд принимает во внимание установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей фактические обстоятельства, из которых следует, что П-в А. действовал согласованно и заодно с П-вым П. и С-ным, и содействовал совершению убийства потерпевшего. Об этом свидетельствует признанный доказанным присяжными заседателями факт того, что он, вместе со своим братом П-вым П. и С-ным, вывез бесчувственного Д-на из его дома к водоему, присутствовал при его убийстве, а после этого, активно участвовал в сокрытии трупа, то есть, привязал к телу потерпевшего канистру с песком и колесную пару, на лодке вывез труп на середину пруда, где утопил его в воде, и получил за свои действия *** рублей.
С учетом этих обстоятельств, суд приходит к выводу, что подсудимый не мог не знать о готовящемся убийстве и своими действиями способствовал этому. Кроме того, его поведение обусловливало совершение преступления С-ным и П-вым П., которые осознавали, что подсудимый не только не будет им препятствовать, но и рассчитывали на его помощь.
Признание же присяжными заседателями недоказанным, что П-в "согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни Д-на" и, что "удерживал голову потерпевшего в пакете с водой", свидетельствует лишь о том, что подсудимый не выполнял объективную сторону убийства, что не исключает его причастность к убийству Д-на в форме пособничества. Об этом свидетельствуют не только действия, предшествующие убийству и непосредственное присутствие П-ва при убийстве, но и активное участие в укрывательстве трупа Д-на.
Признание П-ва А. В. виновным в пособничестве убийства Д-на, не нарушает его права на защиту, поскольку от действий, которые признаны коллегией присяжных заседателей доказанными, он защищался.
Факт совершения убийства Д-на С-ным и П-вым П., признанный присяжными доказанным, свидетельствует о том, что П-в А. способствовал убийству, совершенному группой лиц.
Получение П-вым *** рублей свидетельствует о том, что он способствовал убийству по найму.
Кроме того, в соответствии с позицией государственного обвинителя из действий всех подсудимых, связанных с убийством потерпевших, суд исключает вмененный им квалифицирующий признак ч. 2 ст. 105 УК РФ заведомо для виновного беспомощное состояние потерпевшего.

Вместе с этим, по эпизоду в отношении Д-на органами предварительного расследования обвиняется Унгуряну.
По мнению следственных органов, он, действуя при изложенных выше обстоятельствах, согласованно и заодно с Т., Ч.ом и другими лицами, согласился на предложение Т. вывезти Д-на из его квартиры. С этой целью он зашел в квартиру потерпевшего, помогал Ч.у переодевать его в камуфлированную форму, помогал вывести его из квартиры и поместил в автомашину.
Действия Унгуряну органы обвинения квалифицируют по п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ как похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Коллегия присяжных заседателей признала недоказанным причастность Унгуряну к совершенному деянию. В этой связи он подлежит оправданию.

Как указывалось выше, Ч. обвиняется в умышленном убийстве З-ва, совершенном при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора. Его действия в этой части органами обвинения квалифицируются по п.п. "а, в, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное убийство двух лиц, заведомо для него находящихся в беспомощном состоянии, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений.
Коллегия присяжных заседателей признала недоказанным, что он, согласился за денежное вознаграждение принять участие в лишении жизни З-ва и перенес его в автомашину ****. В этой связи Ч.а в предъявленном ему обвинении по убийству З-ва следует оправдать в связи с непричастностью к совершению преступления.

Действия Т. по завладению обманным путем принадлежащей М-ву квартирой, стоимостью *** рублей, суд квалифицирует по ч. 4 ст. 159 УК РФ как мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.
Кроме того, действия Т. и Ч.а по факту завладения обманным путем квартирой З-ва стоимостью **** рублей, расположенной на **** также квалифицируются по ч. 4 ст. 159 УК РФ как мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.
Их же действия по каждому из преступлений, связанных с намерением подсудимых завладеть второй квартирой З-ва стоимостью *** рублей, расположенной на ****, а также квартирами Д-на стоимостью **** рублей, Г-ва стоимостью **** рублей, суд квалифицирует по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ как приготовление к мошенничеству, совершенное организованной группой, в особо крупном размере. Преступления подсудимые не смогли довести до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку их действия были пресечены правоохранительными органами.
На основании вердикта коллегии присяжных заседателей, суд приходит к выводу, что Т. и Ч. путем обмана похитили чужое имущество квартиру З-ва, расположенную на ****, а также приготовились тем же способом приобрести остальные квартиры потерпевших.
На основании вердикта суд приходит к выводу, что Ч. и Т. похитили квартиры потерпевших и намеревались их похитить путем обмана, который состоял в том, что по каждому эпизоду преступлений Т. и Ч. использовали подложные доверенности от собственников квартир, нанимали неосведомленных о незаконности их действий риэлторов, которые в свою совершали с квартирами сделки.
Так, в случае с квартирой М-ва, Т. вместе с другим лицом привлекли неосведомленную об их преступных намерениях риэлтора А-ву, которая, действуя на основании подложной доверенности от М-ва, сначала оформила правоустанавливающие документы на его квартиру, и от его имени продала эту квартиру покупателю, которого подыскала Т. При этом Т. действовала заранее договорившись с другими лицами.
Кроме того, вердиктом установлено, что подсудимые Т. и Ч., действуя согласованно и заодно, намеревались обманным путем завладеть квартирой Д-на. С этой целью Т. похитила паспорт потерпевшего, Ч. же, нашел рабочих, которые освободили квартиру от вещей Д-на, а затем Т. пыталась продать эту квартиру своей знакомой Ф-вой, но преступление они не довели до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку в установленном законом порядке на совершение сделок с квартирой был наложен запрет, и она была опечатана правоохранительными органами.
Также из вердикта следует, что похищая квартиру З-ва, расположенную ****, и намереваясь завладеть его второй квартирой, расположенной на Валдайском проезде, Т. и Ч. также действовали согласованно и заодно. Для оформления правоустанавливающих документов на квартиры и их продаж, ими были привлечены риэлторы, неосведомленные об их преступных намерениях. Завладев документами на обе квартиры потерпевшего, Ч. пользовался паспортом З-ва с вклеенной в него своей фотографией, представлялся З-вым, в нотариальных конторах от его имени оформлял доверенности, на основании которой одну квартиру якобы купила Т., оформив право собственности на себя, а второй квартирой они не смогли распорядиться, поскольку их действия были пресечены правоохранительными органами.
Тем же вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Т. и Ч. действовали согласованно и вместе с другими лицами, в целях завладения квартирой Г-ва. После того, как Ч. с П-вым П., С-ным и еще одним лицом, вывез потерпевшего из г. Москвы, Т. забрала себе паспорт Г-ва с целью завладения его квартирой, но преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам, поскольку их действия были пресечены правоохранительными органами.
Таким образом, подсудимые Т. и Ч. без ведома собственников квартир, путем обмана, похищали и обращали в свою собственность квартиры потерпевших, а также и пытались завладеть чужими квартирами.
Как указывалось выше, и как следует из вердикта коллегии присяжных заседателей, при совершении мошеннических действий с квартирами, Т. и Ч. действовали в составе организованной группы, признаки которой установлены коллегией присяжных заседателей и указаны при квалификации действий подсудимых по ст. 105 УК РФ.
Признавая в действиях подсудимых квалифицирующий признак мошенничества особо крупный размер, суд исходит из стоимости квартир, которыми завладели подсудимые, или готовились к их завладению.
В соответствии с позицией государственного обвинителя, суд исключает из обвинения подсудимых Т. и Ч.а признак объективной стороны мошенничества приобретение права на чужое имущество, поскольку они завладели двумя чужими квартирами и пытались завладеть еще тремя.

Суд считает, что подсудимые должны и могут нести ответственность за совершенные преступления.
Согласно заключений судебно-психиатрических экспертиз, Т., Ч. и П-в какими-либо хроническими и временными расстройствами психики не страдают и не страдали в периоды, относящиеся к инкриминируемым им деяниям, могут в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.
С учетом заключений экспертов, адекватного поведения подсудимых в ходе судебного разбирательства, суд признает их вменяемыми в отношении инкриминируемых им деяний.
При назначении наказания подсудимым суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные об их личности, конкретные обстоятельства дела, фактическое участие каждого из них в совершении преступлений, и значение этого участия для достижения преступных целей, а также влияние назначенного наказания на их исправление и условия проживания их семей.
При совершении преступлений в отношении потерпевших Д-на и З-ва, как установлено вердиктом, подсудимые Ч. и Т. применяли лекарственные препараты, что признается обстоятельством, отягчающим наказание.
Подсудимые Т., Ч. и П-в по месту жительства и работы характеризуются положительно.
Положительные характеристики Т. в судебном заседании подтвердили свидетели Г-в, А-а, Зубова, С-к и Ф-а.
Каждый из подсудимых впервые привлекается к уголовной ответственности, на иждивении Ч.а находятся двое несовершеннолетних детей, на момент совершения преступлений Т. также имела на иждивении несовершеннолетнего ребенка и воспитывала его одна. Все эти обстоятельствами признаются смягчающими наказание.
Согласно вердикту П-в заслуживает снисхождения, также заслуживают снисхождения Т. и Ч. по обвинению в преступном сообществе, Ч. также заслуживает снисхождения по обвинению в убийстве и мошенничестве, совершенных в отношении Г-ва.

Вопрос о вещественных доказательствах суд разрешает в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 350, 302, 305-309 УПК РФ, суд
ПРИГОВОРИЛ:

У. оправдать по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ, на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.
В соответствии со ст. 134 УПК РФ признать за У. право на реабилитацию.
Ч. оправдать по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а, в, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении З-ва, на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.
В соответствии со ст. 134 УПК РФ признать за Ч.ом Р.Н. право на частичную реабилитацию.
Признать Ч. виновным в совершении преступлений, предусмотренных
ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12. 2009 года № 377-ФЗ),
п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по эпизодам в отношении потерпевших Д-на И.С. и Г-ва В.С. (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 года № 377-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Д-на И.С. (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в корпусе 1 дома 108 по **** (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в доме №4 по **** (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Г-ва В.С. (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
и назначить ему наказание в виде лишения свободы:
по ч. 2 ст. 210 УК РФ сроком на 6 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Ч. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизодам в отношении потерпевших Д-на И.С. и Г-ва В.С.) сроком на 17 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, в течение которого на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Ч. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Д-на И.С. (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ) сроком на 5 лет;
по ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в корпусе 1 дома 108 по **** сроком на 6 лет;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в доме №4 по **** сроком на 5 лет;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Г-ва В.С. сроком на 3 года.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Ч.у Р.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 18 (восемнадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.
На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Ч. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Признать Т. виновной в совершении преступлений, предусмотренных
ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12. 2009 года № 377-ФЗ),
п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 года № 377-ФЗ),
ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего М-ва В.В. (в редакции Федерального закона от 07.03. 2011 года № 26-ФЗ),
ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в корпусе 1 дома 108 по ***** (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в доме №4 по **** (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Д-на И.С. (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Г-ва В.С. (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ),
и назначить ей наказание в виде лишения свободы:
по ч. 1 ст. 210 УК РФ сроком на 12 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Т. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 17 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, в течение которого на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Т. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
по ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего М-ва В.В. сроком на 7 лет;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Д-на И.С. сроком на 5 лет;
по ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в корпусе 1 дома 108 по *** сроком на 7 лет;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего З-ва Ю.Н., расположенной в доме №4 по ****сроком на 4 года;
по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизоду завладения квартирой потерпевшего Г-ва В.С. сроком на 4 года.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Т. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 (девятнадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.
На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ в период ограничения свободы обязать Т. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Признать П-ва Андрея Викторовича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.33 п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 года № 377-ФЗ) и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.
На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать П-ва А.В. не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Меру пресечения Т., Ч.у Р.Н. и П-ву А.В. оставить без изменения в виде заключения под стражу.
Меру пресечения в отношении У. отменить, освободить его из-под стражи в зале суда.

Срок отбывания наказания Т. исчислять с 24 августа 2010 года, Ч.у Р.Н. с 4 сентября 2010 года, П-ву А.В. с 6 сентября 2010 года.

Вещественные доказательства хранить при деле и в установленных местах до разрешения уголовного дела, выделенного в отдельное производство в отношении других лиц.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, осужденными в тот же срок, со дня вручения им копии приговора.

на главную

Судебная практика Московского городского суда;

Получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство совершённое группой лиц по предварительному сговору;

Покушение на кражу с проникновением в помещение и разбой с проникновением в помещение;

Организация и исполнение убийства по найму лица находящегося в беспомощном состоянии;

Убийство совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с вымогательством;

Убийство в квартире;

Покушение на пособничество в убийстве по найму;

Пособничество в покушении на убийство по найму;

Убийство из ревности;

Пособник и подстрекатель приготовления убийства;

Убийство на почве ревности;

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Признание протокола обыска недопустимым доказательством;

Убийство и тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть;

Организатор приготовления убийства из корыстных побуждений;

Мошенничество и подстрекательство к убийству, с целью скрыть другое преступление;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлениям;

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации;

Умышленное причинение смерти спящему человеку;

Убийство сопряжённое с разбоем не может быть в то же время убийством из корыстных побуждений;

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство общеопасным способом;

Убийство из неприязненных отношений;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство, умышленное причинение смерти;

Взятка в крупном размере за незаконные действия;

Покушение на убийство малолетнего;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Самоуправство группой лиц;

Разновидности хищений;

Уголовные дела;

Уголовный процесс;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи в сети Интернет;

Досудебное соглашение о сотрудничестве при назначении наказания;

Смягчение наказания в случае изменения уголовного закона;

Завладение квартирой потерпевшего путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения потерпевшего, повлекшего смерть или иные тяжкие последствия на похищение группой лиц по предварительному сговору;

В действиях лица признано наличие состава преступления,- незаконное проникновение в жилище с применением насилия, как отдельный состав преступления;

Сбыт фальшивых денег, обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является осознание этим лицом того, что денежные купюры являются действительно фальшивыми;

Соисполнительство в изнасиловании группой лиц по предварительному сговору;

Принцип законности при производстве по уголовному делу;

Приостановление производства по уголовному делу;

Приговор за мошенничество отменён. Отмена приговора за мошенничество, в виду неверной оценки фактических обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций;

Посредник в сбыте или приобретение наркотических средств;

Изменение ответственности по ст. 222 УК РФ;

Приговор не может быть основан на предположениях;

Способ и орудие преступления - основание для отмены приговора;

Отмена приговора в виду отсутствия объективной оценки установленных фактов;

Кража - совершенное с корыстной целью противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества;

Грабёж - открытое хищение чужого имущества;

Разбой - хищение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни;

Вымогательство - это требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия или угрозой распространения порочащих сведений;

Мошенничество это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

Присвоение или растрата - это хищение чужого имущества, вверенного виновному;

Хищение предметов, имеющих особую ценность - особый вид хищения;

Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения;

Завладение автомобилем без цели хищения;

Уничтожение или повреждение имущества;

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности;

Московский городской суд: 107076, Москва, Богородский вал, д. 8
тел. (495) 963-55-52;

Прокуратура Москвы: ул. Новокузнецкая, д. 27, Москва, Россия, 115184
тел. (495) 951-71-97;