Судебная практика Московского городского суда

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия

Московский городской суд в составе:
председательствующего судьи Г.;
с участием государственного обвинителя - старшего прокурора отдела государственных обвинителей Управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры города Москвы Р.;
подсудимой К.;
защитников адвокатов: А., К.,
при секретарях: А.; П.; Е.;

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении
К., обвиняемой в совершении девяти преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ) УК РФ, и шести преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, установил:

С 25 апреля 2011 года К. работала заведующей ГЛВСЭ 13 разряда станции по борьбе с болезнями животных *** города Москвы ГУ «***» и осуществляла свою деятельность в рамках договора № *** от 1 января 2011 года, заключенного между ГУ «***» и ООО «В», на специализированном сельскохозяйственном рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, то есть являлась должностным лицом, и, в силу своего должностного положения, обладала широким кругом прав и полномочий, в которые, помимо прочих, входили проведение оценки соответствия ветеринарных и других сопроводительных документов требованиям законодательства Российской Федерации на пищевые продукты, представляемые в ГЛВСЭ для проведения ветеринарно-санитарной экспертизы (далее ВСЭ); проведение ВСЭ и лабораторных исследований представленного в лабораторию владельцами мяса, по результатам которой проводить клеймение мяса; выдача заключений о реализации пищевых продуктов на рынке, выполнение работ по оформлению сопроводительной ветеринарной документации для транспортировки продовольственного сырья и выдача ветеринарной справки формы №4; прием денежных средств за оказанные ветеринарные услуги в соответствии с действующим прейскурантом, а также выдача кассовых чеков и квитанций установленной формы, подтверждающих взимание платы. В подчинении заведующей ГЛВСЭ К. находились ветеринарные врачи, которые были обязаны выполнять ее указания и распоряжения.

В период с 12 сентября по 3 декабря 2011 года К. получала взятки в виде денег лично или через посредника от продавцов и поставщиков мясной продукции на рынок, а также от представителей индивидуальных предпринимателей, занимающихся поставкой мяса в рестораны города Москвы, при следующих обстоятельствах.

Так К., зная о том, что индивидуальному предпринимателю Л-вой, занимающейся реализацией мяса и мясной продукции на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, заключение о реализации пищевых продуктов на рынке, без которого Л-ва не сможет законно осуществлять продажу мясной продукции, решила использовать данное обстоятельство для незаконного личного обогащения, путем получения лично и через посредника взяток от Л-вой в виде денег за выдачу заключений о реализации пищевых продуктов на рынке с наименьшими затратами времени, то есть за общее благоприятствование в пользу взяткодателя.

Не позднее 12 сентября 2011 года К., реализуя возникший у нее умысел на получение взятки в виде денег, договорилась с Л-вой выдать ей заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятые последней 12 сентября 2011 года на реализацию 15 туш баранины, прошедшие ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей (К.) за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству мяса. После этого, не позднее 17 часов 36 минут 12 сентября 2011 года К. передала Л-вой заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на ранее полученную последней мясную продукцию. Затем примерно в 17 часов 41 минуту в помещении ГЛВСЭ К. получила от Л-вой 1000 рублей за ранее совершенные действия, положив их в ящик тумбочки, расположенной справа от рабочего стола. Адвокат в суде заявил ходатайство об исследовании данного обстоятельства.
Продолжая реализацию своего умысла, К. не позднее 16 сентября 2011 года вновь договорилась с Л-вой выдать ей заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятые последней 16 сентября 2011 года на реализацию 6 туш баранины, прошедшие ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей (К.) за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству мяса. Затем не позднее 16 часов 53 минут 16 сентября 2011 года К. передала Л-вой заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на ранее полученную мясную продукцию. После этого К. отдала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч А., неосведомленной о её (К.) преступных намерениях, получить с Л-вой денежные средства в сумме 450 рублей для последующей их передачи ей (К.), не осведомляя М-ч, что данные денежные средства являются взяткой. 16 сентября 2011 года примерно в 16 часов 53 минуты М-ч, выполняя указание К., вызвала Л-ву в помещение ГЛВСЭ, где примерно в 16 часов 54 минуты получила от Л-вой 450 рублей и убрала их в тумбочку рабочего стола. Впоследствии, К. в неустановленное время завладела этими денежными средствами, обратив их в свою пользу, то есть получила взятку через посредника за ранее совершенные действия.
Продолжая реализацию своего умысла, К. не позднее 28 сентября 2011 года снова договорилась с Л-вой выдать ей заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятые последней 28 сентября 2011 года на реализацию 20 туш домашней птицы, прошедшие ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей (К.) за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству птицы. Затем не позднее 15 часов 13 минут 28 сентября 2011 года К. передала Л-вой заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на ранее полученную птицу. После чего, 28 сентября 2011 года примерно в 15 часов 15 минут в помещении ГЛВСЭ К. получила от Л-вой 400 рублей за ранее совершенные действия, положив их в ящик тумбочки, расположенной справа от рабочего стола.
Таким образом, К. получила лично и через посредника в качестве взятки от Л-вой 1850 рублей.

Кроме того, К., зная о том, что К-ову, занимающемуся поставками мяса и мясной продукции на рынок ООО «В», расположенный по адресу: город Москва, ***, необходимо представлять в ГЛВСЭ, находящуюся на территории рынка, это мясо и мясную продукцию с необходимыми ветеринарными сопроводительными документами для проведения ВСЭ, без заключения которой, а также при установлении того, что поступившая мясная продукция имеет явные признаки недоброкачественности и представляет угрозу жизни и здоровью человека, К-ов не сможет законно реализовать поставленную продукцию продавцам рынка и осуществлять предпринимательскую деятельность, решила использовать данные обстоятельства для незаконного личного обогащения, путем получения лично взятки от К-ова в виде денег за проведение в установленном порядке ВСЭ поставляемой им продукции с наименьшими затратами времени и выпуск поступившей на рынок мясной продукции, то есть за общее благоприятствование в пользу взяткодателя.
Не позднее 14 сентября 2011 года К., реализуя возникший у нее умысел на получение взятки в виде денег, договорилась с К-овым о беспрепятственном проведении ВСЭ всей поставляемой им в сентябре 2011 года на рынок ООО «В» мясной продукции, указав на необходимость передачи ей (К.) за это в качестве взятки 20 тысяч рублей. После этого 14 сентября 2011 года примерно в 7 часов 48 минут в помещении ГЛВСЭ К. получила от К-ова 20 тысяч рублей, которые он положил в карман одетого на ней халата. Затем К., осознавая, что она может распоряжаться полученными деньгами в личных целях, совершила обусловленные переданной взяткой действия, а именно в течение сентября 2011 года проводила лично и отдавала распоряжение своим подчиненным сотрудникам о беспрепятственном проведении ВСЭ поставляемой К-овым мясной продукции для ее последующей реализации на рынке ООО «В».

Помимо этого К., зная о том, что Д-бу, занимающемуся реализацией мяса и мясной продукции на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, заключение о реализации пищевых продуктов на рынке, без которого Д-б не сможет законно осуществлять продажу на рынке мясной продукции, решила использовать данное обстоятельство для незаконного личного обогащения, путем получения лично взятки от Д-ба в виде денег за выдачу заключения о реализации пищевых продуктов на рынке с наименьшими затратами времени, то есть за общее благоприятствование в пользу взяткодателя.
Не позднее 16 сентября 2011 года К., реализуя возникший у нее умысел на получение взятки в виде денег, договорилась с Д-бом выдать ему заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятые им 16 сентября 2011 года на реализацию 6 туш баранины, прошедшие ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству мяса.
После этого не позднее 16 часов 46 минут 16 сентября 2011 года К. передала Д-бу заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на ранее полученную им мясную продукцию. Затем примерно в 16 часов 46 минут в помещении ГЛВСЭ К. получила от Д-ба 400 рублей за ранее совершенные действия, положив их в ящик тумбочки, расположенной слева от стола.

Кроме того, К., зная о том, что индивидуальному предпринимателю А-евой, занимающейся поставками мяса и мясной продукции в рестораны города Москвы, на всю приобретаемую на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, продукцию необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, ветеринарные справки формы №4, без которых А-ева не сможет законно осуществлять продажу приобретенного мяса, решила использовать это обстоятельство для незаконного личного обогащения, путем получения лично и через посредника взяток от представителя ИП «А-ева» - Э-ва в виде денег за выдачу указанных справок, без проведения необходимой процедуры, то есть за незаконные действия и общее благоприятствование в пользу представляемого взяткодателем лица А-евой.
Реализуя возникший у нее умысел на получение взятки в виде денег, К. не позднее 22 сентября 2011 года договорилась с А-евой об оформлении и предоставлении представителю последней – Э-ву ветеринарной справки формы №4 на мясо, которое он планировал приобрести на рынке ООО «В» и перевезти в пределах города Москвы для его реализации 22 сентября 2011 года.
После этого К., в нарушение установленной процедуры и порядка оформления указанной справки, предусмотренных Постановлением правительства г. Москвы от 6 марта 2007 года № 142-ПП «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» и Постановлением правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 года № 898 «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг», не выполнила лично указанные в них действия и не распорядилась об их выполнении подчиненными ей сотрудниками.
Не позднее 13 часов 47 минут 22 сентября 2011 года К. при неустановленных обстоятельствах отдала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч А., неосведомленной о её преступных намерениях, не выполняя необходимые для законной выдачи действия, оформить ветеринарную справку формы №4 на груз ИП «А-ева», внести об этом сведения в соответствующий журнал и получить с представителя последней Э-ва 500 рублей для последующей их передачи ей (К.), не осведомляя М-ч, что данные денежные средства являются взяткой.
В свою очередь, М-ч, находясь в служебной зависимости от К., будучи, согласно должностной инструкции ветеринарного врача ГЛВСЭ, обязанной выполнять указания заведующей лаборатории, примерно в 13 часов 45 минут 22 сентября 2011 года пригласила Э-ва в помещение ГЛВСЭ, где, выполняя распоряжение К., оформила ветеринарную справку формы № 4 серии *** № *** от 22 сентября 2011 года от своего имени для ИП «А-ева» на мясо говядины в кусках и субпродукты, указав, что они прошли ВСЭ в полном объеме, перевозятся в термобудке и предназначены для реализации без ограничений, и передала ее Э-ву, получив от него в 13 часов 47 минут предназначенные для К. 500 рублей, которые положила в ящик тумбочки около рабочего места последней. После чего М-ч, продолжая исполнение незаконного распоряжения К., при неустановленных обстоятельствах внесла в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы №176 сведения об оказании при выдачи данной ветеринарной справки формы №4 ветеринарных услуг на сумму 47 рублей и об оплате заявителем стоимости бланка справки на сумму 14 рублей 40 копеек.
Впоследствии, К., находясь в помещении ГЛВСЭ, завладела денежными средствами, переданными ей Э-вым. После чего К., осознавая, что она может распоряжаться переданной ей суммой денег в личных целях, для придания видимости законности совершенным противоправным действиям, в помещении ГЛВСЭ провела оплату, согласно сведений, внесенных М-ч в вышеуказанный рабочий журнал, на общую сумму 61 рубль 40 копеек через кассовый аппарат, завладев, таким образом, оставшимися от полученной суммы взятки денежными средствами в сумме 438 рублей 60 копеек.
Продолжая реализацию своего умысла, не позднее 29 сентября 2011 года К. вновь договорилась с А-евой об оформлении и предоставлении представителю последней - Э-ву ветеринарной справки формы №4 на мясо, которое он планировал приобрести на рынке ООО «В» и перевезти в пределах города Москвы для его реализации 29 сентября 2011 года.
После этого К., в нарушение установленной процедуры и порядка оформления указанной справки, предусмотренных Постановлением правительства г. Москвы от 6 марта 2007 года № 142-ПП «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» и Постановлением правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 года № 898 «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг», не выполнила лично указанные в них действия и не распорядилась об их выполнении подчиненными ей сотрудниками.
Не позднее 8 часов 49 минут 29 сентября 2011 года при неустановленных обстоятельствах, К. отдала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч А., неосведомленной о её преступных намерениях, без выполнения необходимых для законной выдачи действий, оформить ветеринарную справку формы №4 на груз ИП «А-ева», внести сведения об этом в соответствующий журнал и получить с представителя последней Э-ва 500 рублей для последующей их передачи ей (К.), не осведомляя М-ч, что данные денежные средства являются взяткой.
В свою очередь, М-ч, находясь в служебной зависимости от К., будучи, согласно должностной инструкции ветеринарного врача ГЛВСЭ, обязанной выполнять указания заведующей лабораторией, в 8 часов 49 минут 29 сентября 2011 года, находясь в помещении ГЛВСЭ, выполняя распоряжение К., оформила ветеринарную справку формы № 4 серии *** № *** от 29 сентября 2011 года от своего имени для ИП «А-ева» на мясо говядины в кусках, указав, что оно прошло ВСЭ в полном объеме, перевозится в термобудке и предназначено для реализации без ограничений, которую тут же передала Э-ву, получив от него в 8 часов 50 минут предназначенные для К. 500 рублей, положила их в ящик тумбочки, расположенной около рабочего места последней. После чего, М-ч, продолжая исполнение незаконного распоряжения К., при неустановленных обстоятельствах внесла в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 сведения об оказании при выдачи данной ветеринарной справки формы №4 ветеринарных услуг на сумму 47 рублей и об оплате заявителем стоимости бланка справки на сумму 14 рублей 40 копеек.
Впоследствии К., находясь в помещении ГЛВСЭ, завладела денежными средствами, переданными ей Э-вым. После чего К., осознавая, что она может распоряжаться полученной суммой денег в личных целях, для придания видимости законности совершенным противоправным действиям, в помещении ГЛВСЭ провела оплату, согласно сведений, внесенных М-ч в вышеуказанный рабочий журнал, на общую сумму 61 рубль 40 копеек через кассовый аппарат, завладев, таким образом, оставшимися от полученной суммы взятки денежными средствами в сумме 438 рублей 60 копеек.
Продолжая реализацию своего умысла, не позднее 12 часов 58 минут 20 ноября 2011 года К. вновь договорилась с индивидуальным предпринимателем А-евой об оформлении и предоставлении представителю последней – Э-ву ветеринарной справки формы № 4 на мясо, которое он планировал приобрести на рынке ООО «В» и перевезти в пределах города Москвы для его реализации.
20 ноября 2011 года в 12 часов 58 минут К. в помещении ГЛВСЭ обсудила с Э-вым сведения, которые необходимо внести в ветеринарную справку формы № 4.
После этого К., в нарушение установленной процедуры и порядка оформления указанной справки, предусмотренных Постановлением правительства г. Москвы от 6 марта 2007 года № 142-ПП «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» и Постановлением правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 года № 898 «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг», не выполнила лично указанные в них действия и не распорядилась об их выполнении подчиненными ей сотрудниками. В тот же день в период с 12 часов 58 минут по 14 часов 08 минут в помещении ГЛВСЭ К. оформила ветеринарную справку формы № 4 серии *** № *** от 20 ноября 2011 года от своего имени для ИП «А-ева» на мясо говядины охлажденное в кусках, указав, что оно перевозится в специально оборудованном автомобиле (термобудке) в ООО «КД» и предназначено для реализации без ограничений, которую в 14 часов 09 минут передала вернувшемуся в лабораторию Э-ву. После чего Э-в положил на рабочий стол К. денежные средства в заранее оговоренном размере - 500 рублей одной купюрой, которые К. получила и убрала в тумбочку своего стола. Тем самым К. выполнила обусловленные переданной взяткой незаконные действия.
Затем К., для придания видимости законности своим действиям, внесла в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 сведения об оказании при выдачи данной ветеринарной справки формы № 4 ветеринарных услуг на сумму 47 рублей и об оплате заявителем стоимости бланка справки на сумму 14 рублей 40 копеек, и провела оплату денежных средств на общую сумму 61 рубль 40 копеек через кассовый аппарат, завладев, таким образом, оставшимися денежными средствами в сумме 438 рублей 60 копеек.
Таким образом, всего К. получила от Э-ва лично и через посредника в качестве взятки 1500 рублей.

Кроме того, К., зная о том, что индивидуальному предпринимателю Аб-ву, занимающемуся реализацией мяса и мясной продукции на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, заключение о реализации пищевых продуктов на рынке, без которого Аб-в не сможет законно осуществлять продажу на рынке мясной продукции, а также, обладая информацией о том, что не позднее 22 сентября 2011 года подчиненные ей сотрудники изъяли с торговой точки Аб-ва бараний ливер, не прошедший клеймение в установленном порядке, который Аб-в выпустил в реализацию без согласования с ней, решила использовать данные обстоятельства для незаконного личного обогащения, путем получения лично взяток от Аб-ва в виде денег за выдачу заключений о реализации пищевых продуктов на рынке, то есть за общее благоприятствование в пользу взяткодателя.
К., реализуя возникший у нее умысел на получение от Аб-ва взяток в виде денег, не позднее 23 сентября 2011 года договорилась с ним выдать ему заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на всю ранее взятую не позднее 23 сентября 2011 года на реализацию в неустановленном количестве мясную продукцию на весь срок ее реализации, указав на необходимость передать ей (К.) за это и за дальнейшее благоприятствование в пользу Аб-ва в качестве взятки 2500 рублей.
После этого не позднее 09 часов 53 минут 23 сентября 2011 года К. передала Аб-ву заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на всю взятую на реализацию последним продукцию.
Затем примерно в 9 часов 54 минуты в помещении ГЛВСЭ К. получила от Аб-ва 2000 рублей за дальнейшее благоприятствование в пользу последнего, которые положила в ящик, расположенный около ее рабочего стола. После этого в период до 10 часов 10 минут К. отдала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч А., неосведомленной о её преступных намерениях, получить с Аб-ва 500 рублей для последующей их передачи ей (К.), не осведомляя М-ч, что данные денежные средства являются взяткой. После чего, примерно в 10 часов 10 минут Аб-в вновь пришел в помещение ГЛВСЭ и примерно в 10 часов 11 минут, согласно ранее оговоренных с К. условий о сумме взятки, передал М-ч 500 рублей за выдачу заключения о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В», которые последняя убрала в верхний ящик рабочего стола К..
Впоследствии, К. в неустановленное время завладела указанными денежными средствами, обратив их в свою пользу, то есть получила взятку в общей сумме 2500 рублей за ранее совершенные и обусловленные переданной взяткой действия лично и с помощью неосведомленной о ее преступных намерениях М-ч.
Продолжая реализацию своего умысла, К. не позднее 28 октября 2011 года договорилась с Аб-вым выдать ему заключения о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятую последним 28 октября 2011 года на реализацию мясную продукцию, прошедшую ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству мяса.
После этого не позднее 9 часов 49 минут и не позднее 17 часов 59 минут 28 октября 2011 года К. передала Аб-ву заключения о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на ранее полученную последним мясную продукцию, получив от него лично в помещении ГЛВСЭ примерно в 9 часов 50 минут 500 рублей за ранее совершенные действия, которые положила в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола, и в период с 18 часов до 18 часов 04 минут К. получила от Аб-ва еще 1 750 за ранее совершенные действия, которые положила в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола.
Таким образом, всего К. получила от Аб-ва лично в качестве взятки 4750 рублей.

Кроме того, К., зная о том, что Г-ву, занимающемуся поставками мяса и мясной продукции на рынок ООО «В», расположенный по адресу: город Москва, ***, необходимо представлять в ГЛВСЭ, находящуюся на территории рынка, это мясо и мясную продукцию с необходимыми ветеринарными сопроводительными документами для проведения ВСЭ, без заключения которой или при установлении того, что поступившая мясная продукция имеет явные признаки недоброкачественности и представляет угрозу жизни и здоровью человека, Г-в не сможет законно реализовать поставленную продукцию продавцам рынка, а также, будучи осведомлена, что у Г-ва отсутствует ветеринарная сопроводительная документация на поставленную им 22 сентября 2011 года мясную продукцию, она (К.) решила использовать данные обстоятельства для незаконного личного обогащения, путем получения лично взятки от Г-ва в виде денег за проведение ВСЭ поставленной им продукции, в том числе ее клеймение и выдачу заключений о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В», в отсутствие входящей ветеринарной документации, о чем не позднее 22 сентября 2011 года договорилась с Г-вым.
Реализуя задуманное, 23 сентября 2011 года примерно в 17 часов 47 минут К. встретилась с Г-вым в помещении ГЛВСЭ, где примерно в 17 часов 50 минут получила от него денежные средства в заранее оговоренном размере - 2 000 рублей, которые положила в ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола. Затем К., осознавая, что она может распоряжаться полученной суммой денег в личных целях, совершила обусловленные переданной взяткой незаконные действия, проведя ВСЭ мясной продукции, поставленной Г-вым, для ее последующей реализации на рынке ООО «В».

Так К., зная о том, что Д-н, занимающейся реализацией мяса и мясной продукции на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, заключение о реализации пищевых продуктов на рынке, без которого Д-н не сможет законно осуществлять продажу на рынке мясной продукции, решила использовать эти обстоятельства для незаконного личного обогащения, путем получения лично взятки от Д-н в виде денег за выдачу заключения о реализации пищевых продуктов на рынке с наименьшими затратами времени, то есть за общее благоприятствование в пользу взяткодателя.
Не позднее 30 сентября 2011 года К., реализуя возникший у нее умысел на получение взятки в виде денег, договорилась с Д-н выдать ей заключение о реализации пищевых продуктов на рынке ООО «В» на взятую последней 30 сентября 2011 года на реализацию мясную продукцию, прошедшую ранее ВСЭ, указав на необходимость передать ей (К.) за это в качестве взятки денежные средства пропорционально взятому на реализацию количеству мяса.
После этого не позднее 17 часов 27 минут 30 сентября 2011 года К. передала Д-н заключения о реализации пищевых продуктов на рынке на ранее полученную последней мясную продукцию. Затем примерно в 17 часов 27 минут в помещении ГЛВСЭ К. получила от Д-н 2 000 рублей за ранее совершенные действия, которые та положила в верхний ящик ее (К.) рабочего стола.

Помимо этого, К., зная, что индивидуальному предпринимателю Б-ову, занимающемуся поставками мяса и мясной продукции в рестораны г. Москвы, на всю приобретаемую на рынке ООО «В», расположенном по адресу: город Москва, ***, продукцию, необходимо получать в ГЛВСЭ, находящейся на территории рынка, ветеринарные справки формы № 4, без которых Б-ов не сможет законно осуществлять продажу приобретенного мяса, решила использовать это обстоятельство для незаконного личного обогащения, путем получения лично взяток от представителя ИП «Б-ов» - Х-ина в виде денег за выдачу указанных справок, без проведения необходимой процедуры, то есть за незаконные действия и общее благоприятствование в пользу представляемого взяткодателем лица –Б-ова Т.Э.
Не позднее 23 сентября 2011 года К., реализуя возникший у нее умысел на получение взяток в виде денег, договорилась с Б-овым об оформлении и представлении его представителю – Х-ину ветеринарной справки формы № 4 на мясо, которое он планировал приобрести на рынке ООО «В» и перевезти в пределах города Москвы для его реализации 23 сентября 2011 года.
23 сентября 2011 года примерно в 11 часов 18 минут К. пригласила Х-ина в помещение ГЛВСЭ, где в 11 часов 19 минут лично получила от него в качестве взятки 500 рублей одной купюрой, которую последний положил в карман одетого на ней халата. В свою очередь К. положила эту купюру в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от рабочего стола.
После этого К., осознавая, что она может распоряжаться полученными деньгами в личных целях, в нарушение установленной процедуры и порядка оформления указанной справки, предусмотренных Постановлением правительства г. Москвы от 6 марта 2007 года № 142-ПП «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» и Постановлением правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 года № 898 «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг», не выполнила лично указанных в них действий и не распорядилась об их выполнении подчиненными ей сотрудниками, а дала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч А., неосведомленной о ее преступных намерениях, не выполняя необходимые для законной выдачи действия, оформить ветеринарную справку формы № 4 на груз ИП «Б-ов» и внести об этом сведения в соответствующий журнал.
В свою очередь М-ч, находясь в служебной зависимости от К., будучи, согласно должностной инструкции ветеринарного врача ГЛВСЭ, обязанной выполнять указания заведующей лаборатории, выполняя указания К., незамедлительно оформила ветеринарную справку формы № 4 серии *** № *** от 23 сентября 2011 года от своего имени для ИП «Б-ов» на мясо баранины в тушах, указав, что оно прошло ВСЭ в полном объеме, перевозится в термобудке и предназначено для реализации без ограничений, которую примерно в 11 часов 24 минуты передала Х-ину. После чего, М-ч, продолжая исполнять незаконное распоряжение К., внесла в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 сведения об оказании при выдачи данной справки формы № 4 ветеринарных услуг на сумму 47 рублей и об оплате заявителем стоимости бланка справки на сумму 14 рублей 40 копеек.
После этого К., выполнив обусловленные полученной взяткой незаконные действия, для придания им видимости законных, в помещении ГЛВСЭ провела оплату, согласно сведений, внесенных М-ч в вышеуказанный рабочий журнал, на общую сумму 61 рубль 40 копеек через кассовый аппарат, завладев, таким образом, оставшимися от полученной суммы взятки денежными средствами в сумме 438 рублей 60 копеек.
Продолжая реализацию своего умысла, 2 декабря 2011 года в 14 часов 35 минут и 17 часов 23 минуты К. в ходе телефонных разговоров договорилась с Б-овым об оформлении и предоставлении ему ветеринарной справки формы №4 на мясо, которое он планировал приобрести на рынке ООО «В» и перевезти в пределах города Москвы для его реализации 3 декабря 2011 года.
3 декабря 2011 года примерно в 12 часов 23 минуты К. пригласила Х-ина в помещение ГЛВСЭ, где в 12 часов 24 минуты лично получила от него в качестве взятки 500 рублей, одной купюрой серии *** № ***, которую последний положил в карман одетого на К. халата. После этого К., осознавая, что она может распоряжаться полученными деньгами в личных целях, в нарушение установленной процедуры и порядка оформления указанной справки, предусмотренных Постановлением правительства г. Москвы от 6 марта 2007 года № 142-ПП «Об утверждении регламентов подготовки документов, выдаваемых государственными ветеринарными учреждениями, подведомственными Комитету ветеринарии г. Москвы» и Постановлением правительства Российской Федерации от 6 августа 1998 года № 898 «Об утверждении правил оказания платных ветеринарных услуг», не выполнила лично указанные в них действия и не распорядилась об их выполнении подчиненными ей сотрудниками, а дала устное распоряжение подчиненному ей ветеринарному врачу М-ч АА, неосведомленной о её преступных намерениях, не выполняя необходимых для законной выдачи действий, оформить ветеринарную справку формы № 4 на груз ИП «Б-ов Т.Э.» и внести об этом сведения в соответствующий журнал.
В свою очередь М-ч, находясь в служебной зависимости от К., будучи, согласно должностной инструкции ветеринарного врача ГЛВСЭ, обязанной выполнять указания заведующей лаборатории, выполняя указания К., оформила ветеринарную справку формы № 4 серии *** №*** от 2 декабря 2011 года от своего имени для ИП «Б-ов» на мясо баранины и говядины в кусках охлажденное, указав, что оно прошло ВСЭ в полном объеме, перевозится в термобудке и предназначено для реализации без ограничений, которую передала Х-ину.
Таким образом, К. выполнила обусловленные переданной взяткой незаконные действия, после совершения которых, примерно в 12 часов 40 минут в помещении ГЛВСЭ была задержана с указанными денежными средствами сотрудниками УЭБ и ПК ГУ МВД РФ по г. Москве в ходе проводимых оперативно-розыскных мероприятий.

В судебном заседании подсудимая К. виновной себя признала частично только в получении незаконно денежных средств от Х-ина 3 декабря 2011 года в сумме 438 рублей 60 копеек и от Э-ва 20 ноября 2011 года в сумме 439 рублей при указанных в приговоре обстоятельствах, пояснив, что незаконных действий она не совершала, поскольку она не обязана производить осмотр автотранспорта, а мясо ею было осмотрено.
В остальной части предъявленного обвинения К. вину не признала и показала, что, занимая должность заведующей ГЛВСЭ станции по борьбе с болезнями животных ЮЗАО г. Москвы и работая на сельскохозяйственном рынке ООО «В», она строила свою работу в соответствии с законодательными и нормативными актами, регламентирующими оказание ветеринарных услуг. Оплата ветеринарно-санитарной экспертизы и лабораторных исследований поступившей на рынок мясной продукции производилась поставщиком мяса – если он имел свои торговые точки, или продавцами, взявшими мясо для реализации. Все продавцы знали, сколько и за что они должны платить, и в течение дня приходили в лабораторию и оплачивали ветеринарные услуги по проведению экспертиз и исследований. Компьютерная программа по оплате ВСЭ и лабораторных исследований предусматривает пробивание только одного кассового чека на данную партию мяса, поэтому каждому продавцу, взявшему на реализацию мясо, ветврачи не могли пробивать чек. Чек они пробивали еще до оплаты продавцами ветеринарных услуг, поскольку, если его не пробить, то программа не выдаст заключение о реализации пищевых продуктов, без которого продавец не может осуществлять на законных основаниях торговлю мясом. Также лабораторией выдавались ветеринарные справки формы № 4 на вывоз мясной продукции для реализации в магазинах или предприятиях общественного питания. Установленный порядок оформления данной справки не предусматривал осмотр транспортного средства, на котором будет осуществляться перевозка, основанием для ее выдачи являлось проведение ВСЭ в полном объеме. Стоимость оформления справки складывается из оплаты бланка и стоимости подтверждения соответствия безопасности продукции.
По эпизоду получения денег от Х-ина 23 сентября 2011 года подсудимая показала, что никаких денег ни от Х-ина, ни от М-ч А., которая выдала ему ветеринарную справку формы № 4, она не получала. 23 сентября 2011 года утром Х-ин пришел в лабораторию за получением справки, попытался положить ей (К.) деньги в карман халата, но она отказалась их брать, и указала ему рукой на рабочий стол, имея ввиду, чтобы он положил на стол деньги – плату за получение справки. Сколько Х-ин хотел заплатить, ей неизвестно. Деньги, которые Х-ин держал в руке, она не видела, а после этого сразу же ушла в смотровой зал. Справку Х-ину выдавала М-ч А., сколько он заплатил за нее, она (К.) не знает. Поскольку чек по оплате ветеринарных услуг пробивался до того, как врачи собирали деньги с продавцов и за последними часто оставались задолженности, те 500 рублей, которые Х-ин заплатил 23 сентября 2011 года, могли войти в оплату ветеринарных услуг, если в тот день кто-то из продавцов либо вообще не платил, либо не доплатил.
22 и 29 сентября 2011 года она (К.) не работала, справку формы № 4 в эти дни Э-ву не выдавала, денег от него не получала, никаких указаний М-ч на этот счет не давала.
К-ов является оптовым поставщиком мяса и одновременно арендатором 5 торговых точек, на которых работали его родственники, поэтому он оплачивал за них проведение ВСЭ и исследований мяса. К-ов поставлял на рынок разное количество мяса, поэтому сам предложил, что он будет оставлять за каждый привоз мяса 500 рублей за проведение экспертизы вне зависимости от ее стоимости на эту партию товара. Но, поскольку этих денег было недостаточно, он один раз в месяц отдавал ей (К.) 20 тысяч рублей, чтобы покрыть оставшиеся расходы по оплате экспертизы, которые за месяц составляли 35-40 тысяч рублей. Чек К-ову выдавался, когда он сам оплачивал проведение ВСЭ и исследований небольшого количества мяса, так как он скрывал доходы от своих партнеров.
Л-ва, как продавец мяса, оплачивала только ВСЭ и лабораторные исследования по прейскуранту того количества баранины, которое получала ежедневно, из расчета 75 рублей за 1 тушу, и получала сдачу, если давала больше денег. 12 сентября 2011 года Л-ва передала ей (К.) 1125 рублей за 15 туш баранины и получила сдачу 125 рублей. 16 сентября 2011 года 450 рублей за 6 туш баранов от Л-вой получала М-ч, которая ей (К.) деньги не передавала, и она их не присваивала. 28 сентября 2011 года Л-ва оплатила экспертизу и исследование кур. Кассовый чек ей был пробит позже, сразу он не пробивается, так как неизвестно, какие экспертизы будут проводиться.
Д-б оплачивал только проведение ВСЭ и лабораторных исследований по прейскуранту и 16 сентября 2011 года за 6 туш баранины Д-б передал ей (К.) 500 рублей, а она (К.) дала ему сдачу 50 рублей. Деньги она не присваивала, они оприходованы по кассе.
Д-н в августе 2011 года не было около месяца, все это время продавцы, которые оставались вместо нее, брали мясо на реализацию, но экспертизу не оплачивали. Она (К.) и другие врачи вели учет ее задолженности, которая перекрывалась за счет денег, оставленных К-овым. Д-н появилась на рынке в сентябре 2011 года. Она (К.) стала требовать от Д-н погашения задолженности в сумме 2000 рублей, несколько раз напоминала ей об этом и только после обращения к администрации рынка, 30 сентября 2011 года Д-н заплатила 2 000 рублей, которые она (К.) оприходовала по кассе.
Аб-в, как продавец мяса, оплачивал проведение ВСЭ и исследований мяса. 23 сентября 2011 года Аб-ву она (К.) посчитала, сколько он должен был заплатить за ВСЭ и исследование мяса. Какую сумму он отдал, она не помнит. Накануне, на торговой точке Аб-ва кем-то из врачей в продаже был обнаружен и изъят ливер, не прошедший экспертизу, подлежащий утилизации, которую Аб-в и оплатил, передав 2 000 рублей. 28 октября 2011 года утром Аб-в заплатил 500 рублей за проведение экспертизы того количества мяса, которое брал на реализацию. За что конкретно платил Аб-в, она (К.) не помнит. Вечером Аб-в заплатил 1 750 рублей, так как у него была задолженность. Конкретно за экспертизу какого количества мяса платил Аб-в, она (К.) не помнит, но сверх того, что Аб-в должен был платить по прейскуранту, с него никто никогда денег не брал. Все деньги были оприходованы по кассе, себе она ничего не присваивала.
22 сентября 2011 года поставщик Г-в привез мясо без ветеринарного свидетельства. Об этом она узнала на следующий день, так как накануне была выходная согласно графику. Когда Г-в пришел в лабораторию, М-ч на калькуляторе посчитала ему стоимость ветеринарных услуг, поскольку мясо подлежало ВСЭ. Г-в оплатил стоимость экспертизы мяса, оно отвечало требованиям безопасности. После этого через 2-3 дня Г-в привез ветеринарное свидетельство, подтверждающее происхождение мяса. Все деньги были оприходованы по кассе, а мясо выпущено в реализацию.

Суд, проведя судебное следствие, несмотря на частичное признание подсудимой своей вины, считает, что ее вина в совершении вышеуказанных преступлений полностью подтверждается следующими доказательствами, которые будут приведены ниже по эпизодам.

По фактам получения взяток от Л-вой:

Собственноручным заявлением Л-вой, из которого следует, что К., являясь заведующей ГЛВСЭ рынка «ТС» ООО «В», требовала передавать ей по 75 рублей за каждую тушу баранины, продаваемой на её (Л-вой) торговой точке, хотя плата за ВСЭ должна взиматься с поставщиков мяса, а заключение на реализацию пищевых продуктов ей (Л-вой), как продавцу мяса, должно выдаваться бесплатно. (т. 1 л.д. 220)

Показаниями свидетеля Л-вой на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что она, как индивидуальный предприниматель, осуществляет реализацию мяса и мясной продукции на рынке ООО «В». Она (Л-ва), как продавец, должна иметь заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на взятую утром на реализацию мясную продукцию, без которого не вправе осуществлять торговлю. Когда К. была назначена заведующей ГЛВСЭ указанного рынка, то записывала, сколько туш баранины каждый продавец забрал на реализацию, затем примерно в 13-14 часов дня лично выходила к прилавкам и выдавала продавцам заключения о реализации пищевых продуктов. Далее в течение дня К. вызывала её (Л-ву) и других продавцов к себе и требовала оплату за каждую взятую на реализацию тушу баранины по 75 рублей, при этом, не выдавая никаких чеков или квитанций. Она (Л-ва) передавала деньги лично К. или через врача данной лаборатории М-ч А., чтобы беспрепятственно получать заключения о реализации пищевых продуктов на рынке на взятую на реализацию мясную продукцию.
12 сентября 2011 года утром во время клеймения туш баранов К. записала, что она (Л-ва) взяла на реализацию 15 туш баранов. Примерно в 13-14 часов К. пришла к её торговой точке и выдала соответствующее заключение о реализации пищевых продуктов. Затем в тот же день после обеда К. вызвала её к себе для передачи денежных средств. Она (Л-ва) поднялась в ветеринарную лабораторию, где К. на калькуляторе набрала «1125» - сумму, которую ей необходимо передать. Она (Л-ва) отдала К. 1000 рублей, которые последняя убрала в ящик рабочего стола, а 125 рублей К. вернула, сказав, что это «скидка за честность».
16 сентября 2011 года после обеда, действуя по данной схеме, М-ч А. вызвала её (Л-ву) в ветеринарную лабораторию для передачи денежных средств за взятые ею ранее на реализацию 6 туш баранины. После чего, поднявшись в ветеринарную лабораторию, она (Л-ва) передала М-ч А. для К. 450 рублей.
28 сентября 2011 года она (Л-ва) взяла на реализацию 20 тушек домашних птиц, после чего К., действуя аналогичным образом, предварительно выдав ей заключение о реализации пищевых продуктов на рынке, вызвала её (Л-ву) к себе и потребовала передать ей (К.) 400 рублей и одну курицу, что она (Л-ва) и сделала, передав К. 400 рублей, которые последняя забрала себе.
Она (Л-ва) несколько раз требовала выдать чек или квитанцию, но К. и М-ч никогда никаких чеков не выдавали, а давали понять, что у нее (Л-вой) могут возникнуть проблемы по работе.

Показаниями свидетеля М-ч А. - ветеринарного врача ГЛВСЭ рынка ООО «В» на предварительном следствии, из которых следует, что 16 сентября 2011 года заведующая лабораторией К. дала ей (М-ч) указание получить от продавца рынка Л-вой денежные средства пропорционально взятому последней на реализацию количеству мясных туш за проведение ВСЭ данной мясной продукции. Таким образом, Л-ва передала ей (М-ч) 450 рублей, которые последняя положила в тумбочку. Поскольку впоследствии К. ей (М-ч) ничего не говорила по этому поводу, она поняла, что выполнила ее указание.

Факты и обстоятельства передачи Л-вой взяток К., в том числе через подчиненного ей ветеринарного врача М-ч А., объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске №***, при воспроизведении которой в судебном заседании установлено, что 12 сентября 2011 года в 17 часов 38 минут в лабораторию приходит Л-ва, разговаривает с К. о том, что Л-ва сегодня брала мясо. В 17 часов 41 минуту Л-ва передает К. денежные средства, К. их проверяет и возвращает ей «сдачу», при этом Л-ва говорит, что это ей за честность. После этого К. убирает полученную денежную купюру в ящик тумбочки, расположенной справа от рабочего стола.
16 сентября 2011 года в 16 часов 53 минуты Л-ва приходит в лабораторию, где М-ч А. выясняет, что у нее сегодня было. Л-ва ей сообщает, что шесть штук (как установлено туш баранины), после чего отсчитывает несколько купюр и в 16 часов 54 минуты передает их М-ч. Полученные деньги М-ч кладет деньги в ящик тумбочки рабочего стола. На выходе из помещения Л-ва сталкивается с К., и они втроем разговаривают на бытовые темы. Когда Л-ва уходит, М-ч достает из ящика денежную купюру и передает ее К., которая, взяв деньги, выходит из зоны видимости камеры.
28 сентября 2011 года в 15 часов 13 минут Л-ва приходит в лабораторию. К., говоря, что Л-ва сегодня взяла двадцать штук (как установлено кур), считает на калькуляторе и кладет его перед Л-вой. В свою очередь Л-ва отсчитывает несколько денежных купюр, передает их К. и уходит. Полученные денежные средства К. кладет в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола.
Из просмотренных видеозаписей также следует, что в указанные дни полученные от Л-вой денежные средства ни К., ни М-ч А. не вносят в кассу, кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг Л-вой не выдают.

По факту получения взятки от К-ова:

Заявление в полицию которое было подано К-вой, из которого следует, что 14 сентября 2011 года он передал К. по ее требованию 20 тысяч рублей за разрешение работать на рынке. (т. 1 л.д. 206)

Показаниями свидетеля К-ова на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он осуществлял поставку мясной продукции на сельскохозяйственный рынок ООО «В». После того, как К. назначили заведующей ветеринарной лабораторией рынка, она в один из дней сообщила ему (К-ову), что он должен будет передавать ей по 500 рублей за каждую привезенную на рынок партию мясной продукции и по 20 тысяч рублей ежемесячно в качестве платы за поставку мясной продукции на рынок. Он согласился на требования К.. 14 сентября 2011 года он (К-ов), как обычно, привез мясную продукцию на рынок. После чего, поднявшись в ветеринарную лабораторию, передал К., согласно выдвинутых ею ранее условий, 20 тысяч рублей.

Факт и обстоятельства передачи К-овым взятки К. объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой судом установлено, что 14 сентября 2011 года К-ов входит в помещение лаборатории в 7 часов 47 минут, общается с К., как с хорошей знакомой. Далее К-ов пересчитывает денежные купюры, часть которых убирает в карман куртки, затем к нему подходит К., обнимает его. В это время К-ов пересчитывает оставшиеся денежные купюры, складывает их пополам и в 7 часов 48 минут кладет в правый карман халата К.. После этого К-ов обнимает К. и они о чем-то невнятно разговаривают. Далее между К. и К-овым происходит разговор о подорожании мяса, К-ов отказывается от предложения К. попить чаю и выходит из лаборатории. Затем К. берет со стола шариковую ручку, удерживая ею край правого кармана своего халата, смотрит находящиеся в нем денежные купюры, которые ранее ей положил К-ов.
Сведений о том, что полученные от К-ова денежные средства К. вносит в кассу и передает К-ову кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг, на видеозаписи не имеется.

По факту получения взятки от Д-ба:

Собственноручным заявлением Д-ба, из которого следует, что К. требовала передачи ей денежных средств за реализованную им продукцию, угрожая в противном случае закрытием торговой точки. (т.1 л.д. 246)

Показаниями свидетеля Д-ба на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он является продавцом мяса и мясной продукции на рынке ООО «В». Для осуществления торговли на рынке каждый продавец, в том числе и он, должен иметь при себе заключение о реализации пищевых продуктов на рынке на продаваемое мясо. После назначения на должность заведующей ГЛВСЭ рынка К. установила следующий порядок оплаты ветеринарных услуг: поставщики оплачивали ветеринарные услуги, после клеймения мяса она записывала, сколько туш баранины каждый продавец забирал на реализацию, затем примерно в 13-14 часов дня она выходила к прилавкам и выдавала продавцам заключения о реализации пищевых продуктов. Далее в течение дня К. вызывала его и других продавцов к себе и требовала оплату за каждую взятую на реализацию тушу баранины по 75 рублей, при этом, не выдавая никаких чеков. Денежные средства он (Д-б) передавал лично К., чтобы беспрепятственно получать заключения о реализации пищевых продуктов на взятую на реализацию мясную продукцию.
16 сентября 2011 года утром во время клеймения туш баранов К. записала, что он взял на реализацию 6 туш баранины. После чего примерно в 13-14 часов К. пришла к его торговой точке и выдала соответствующее заключение о реализации пищевых продуктов. В тот же день после обеда К. вызвала его к себе для передачи денежных средств. Поднявшись в ветеринарную лабораторию, он (Д-б), передал К. по ее требованию 500 рублей, которые она убрала в ящик тумбочки, расположенной справа от своего рабочего стола, отдав ему сдачу 50 рублей.

Факт и обстоятельства получения К. взятки от Д-ба объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой судом установлено, что 16 сентября 2011 года в 16 часов 47 минут К. получила от Д-ба денежные средства.
Когда Д-б кладет купюру на стол, между ним и К. происходит разговор о размене денег. После этого К. берет купюру, положенную Д-бом на стол, убирает ее в ящик тумбочки, расположенный слева от рабочего стола, за которым она в данный момент находится. Из этого же ящика К. достает жестяную коробку, из которой берет денежную купюру, Д-б получает ее и уходит.
Сведений о том, что полученные от Д-ба денежные средства К. вносит в кассу и передает Д-бу кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг, на видеозаписи не имеется.

По фактам получения взяток от Э-ва:

Собственноручным заявлением А-евой, из которого следует, что заведующая ГЛВСЭ ООО «В» К. потребовала передавать ей (К.) денежные средства за оформление ветеринарных справок на приобретаемую на рынке мясную продукцию. Денежные средства за ветеринарные справки передавал водитель Э-в лично К. и ветеринарному врачу М-ч А. (т. 2 л.д. 83)

Показаниями свидетеля А-евой на предварительном следствии, согласно которым она, как индивидуальный предприниматель, поставляла мясо и мясную продукцию, приобретенные на рынке, расположенном по адресу: город Москва, ***, в цех по переработке мяса, для чего ей были необходимы ветеринарные справки. Она обратилась в ГЛВСЭ этого рынка и заведующая лабораторией К. пояснила ей, что за оформление данной справки, она (А-ева) должна будет передать ей (К.) денежные средства в размере 500 рублей. Закупку мяса на рынке и его последующую доставку на производство осуществлял её (А-евой) водитель – Э-в, которому было поручено получать ветеринарные документы на приобретенную на рынке продукцию. Она (А-ева) объяснила Э-ву, что для получения ветеринарной справки необходимо передать К. по ее требованию 500 рублей. Впоследствии Э-в так и делал.

Собственноручным заявлением Э-ва, из которого следует, что заведующая ГЛВСЭ рынка ООО «В» К. и ветеринарный врач М-ч А. требовали передавать им денежные средства за оформление ветеринарных справок. (т. 2 л.д. 86)

Показаниями свидетеля Э-ва на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он работал водителем у индивидуального предпринимателя А-евой, закупал мясо на рынке ООО «В» и доставлял его в цех по переработке мясной продукции. Для осуществления перевозки мяса в цех необходимы были ветеринарные справки на поставляемую продукцию. А-ева пояснила ему, что за получение ветеринарной справки на приобретаемую на рынке мясную продукцию заведующей ГЛВСЭ рынка К. необходимо передавать 500 рублей.
22 и 29 сентября 2011 года он (Э-в) в помещении лаборатории передал каждый раз по 500 рублей за ветеринарные справки ветеринарному врачу М-ч А.
20 ноября 2011 года за получение ветеринарной справки он передал 500 рублей лично К..
При этом при выдаче справок, ни М-ч, ни К. никаких действий, связанных с осмотром приобретенного им мяса и транспортного средства, на котором мясо будет транспортироваться, не производили. Мясо он всегда перевозил на своем личном автомобиле, который не был специально оборудован для таких перевозок.

Показаниями свидетеля М-ч А. - ветеринарного врача ГЛВСЭ рынка ООО «В» на предварительном следствии о порядке выдачи ветеринарной справки формы №4, из которых следует, что заявитель при обращении в лабораторию должен предоставить накладную или торгово-закупочный акт, чтобы подтвердить факт покупки им мяса и место его происхождения. После чего происходит сверка с входящими ветеринарными документами, подтверждающими наличие у данного продавца мясной продукции, закупленной заявителем. Затем осматривается купленная продукция, чтобы убедиться в наличии на ней клейм или иных маркировок, подтверждающих ее происхождение и прохождение ВСЭ. Также осматривается транспортная единица, которая должна быть специально оборудована для перемещения мяса, чтобы при его перевозке соблюдались требования к качеству и безопасности продукции. Далее выписывается справка формы №4 на номерном бланке, указанные в ней сведения дублируются в журнале специалиста и ее корешке, после чего выбивается кассовый чек для оплаты ветеринарных услуг – ветсаносмотра и стоимости бланка, заявитель оплачивает его, номер чека вносится в журнал, затем заявитель расписывается в журнале, корешке и получает справку.
Также свидетель М-ч А. показала, что она работала в подчинении у заведующей лаборатории К..
22 сентября 2011 года около 12 часов К. попросила её оформить справку формы №4 на груз представителю ИП «А-ева» - Э-ву, получить с него 500 рублей и передать ей (К.). Что это за деньги К. ей не поясняла, но сказала, что их нужно обязательно получить и передать ей. Она (М-ч) предположила, что в приказе К. есть что-то не совсем законное, но, являясь подчиненной К., не желая обсуждать с ней какие-либо вопросы, она согласилась выполнить указание К., чтобы не иметь проблемы по работе и службе. Далее, примерно в обеденное время, в лабораторию пришел Э-в, при этом К. в это время на рабочем месте отсутствовала. Э-в сообщил ей (М-ч), что К. обещала оформить ему справку формы №4 на приобретенную им продукцию. После чего она, по ранее полученному указанию К., располагая сведениями о том, что Э-в постоянно приобретает мясо у продавцов, которые реализуют продукцию, отвечающую всем требованиям и прошедшую ВСЭ, при этом мясо он перевозит в специальном автомобиле, оформила ему ветеринарную справку формы № 4, реквизиты которой ей сообщил Э-в. После этого Э-в передал ей 500 рублей, которые она положила в тумбочку, как ей ранее указала сделать К.. Вместе с тем, она (М-ч) внесла в журнал специалиста ГЛВСЭ сведения о выдаче Э-ву данной справки и пробила по кассе чек, не внося денежные средства, так как данным вопросом занималась лично К. в конце рабочего дня. Впоследствии, когда именно она (М-ч) не помнит, К. ей сказала, что она (М-ч) молодец, все нормально. Эту фразу она (М-ч) расценила, как то, что К. забрала из тумбочки переданные ей Э-вым денежные средства.
29 сентября 2011 года утром, точное время она (М-ч) не помнит, К. в смотровой комнате рынка попросила её выдать справку Э-ву, получив с него 500 рублей. Что это были за деньги К. также не поясняла, но сказала, что их нужно обязательно получить и передать ей (К.), положив также, как и 22 сентября 2011 года, в тумбочку. Исходя из тех же соображений, что и 22 сентября 2011 года, она (М-ч) решила выполнить указание К.. Она поднялась в помещение лаборатории, куда также пришел Э-в, выписала ему справку формы №4, внесла сведения в соответствующий журнал, пробила чек, а Э-в положил на стол перед ней (М-ч) 500 рублей, после чего, расписавшись в рабочем журнале и корешке ветеринарной справки, ушел. Затем она переложила переданные Э-вым деньги в тумбочку, то есть в то место, куда ей указала их положить К..

Факт и обстоятельства получения К. взяток от Э-ва, в том числе через ветеринарного врача М-ч А., объективно подтверждаются вещественными доказательствами:
корешками ветеринарных справок формы № 4 от 22; 29 сентября и 20 ноября 2011 года (т.2 л.д.95; 96; 97),
а также видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой в судебном заседании установлено, что 22 сентября 2011 года в 13 часов 47 минут Э-в передал М-ч А. денежные средства, которые она кладет в ящик тумбочки около рабочего места К. и передала Э-ву составленный ею перед этим с его (Э-ва) слов документ на 150 кг говядины.
29 сентября 2011 года в 8 часов 50 минут Э-в передал М-ч А. денежные средства, которые она положила в ящик тумбочки, расположенной около рабочего стола К., передав Э-ву составленный ею со слов Э-ва документ, в котором он предварительно расписался.
20 ноября 2011 года в 12 часов 58 минут Э-в приходит в помещение лаборатории и обращается к К. за получением справки, при этом сообщает, что он ее еще не заказывал. Далее К. выясняет у Э-ва необходимые для составления ветеринарной справки сведения, что она необходима для А-евой, на какое количество говядины, спрашивает у Э-ва, нужен ли ему ливер и обещает сделать справку через некоторое время. В 14 часов 08 минут Э-в возвращается в помещение лаборатории, К. ищет изготовленную ею для него справку, обращает внимание Э-ва на реквизиты выполненной справки, Э-в подтверждает правильность этих сведений и передает К. денежную купюру. В 14 часов 09 минут К. лично получает от Э-ва денежную купюру и убирает ее в верхний ящик тумбочки своего рабочего стола, после чего Э-в вместе со справкой выходит из помещения лаборатории.
Из видеозаписи также следует, что сведения о выдаче Э-ву в указанные дни справок в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 ни К., ни М-ч А. непосредственно перед их выдачей заявителю, как это предусмотрено нормативно-правовыми актами, не заносят. Полученные от Э-ва денежные средства они в кассу не вносят, кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг Э-ву не выдаются.

Приведенные обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 записи об оказании услуг ИП А-евой, общей стоимостью 61 руб.40 коп. по выдаче ветеринарных справок формы № 4: № 373, 22 сентября 2011 года выдана справка серии *** № *** на 150 кг говядины; № 378, что 29 сентября 2011 года выдана справка серии *** № *** на 150 кг говядины охлажденной – были внесены М-ч А. по указанию К., а запись № ***, что 20 ноября 2011 года выдана справка серии *** № *** на 150 кг говядины охлажденной внесена самой К. позднее для придания видимости законности своим действиям, а также, критически отнестись к показаниям свидетеля М-ч А., что в обоих случаях оформления ею справок Э-ву, она сначала заносила сведения об этом в журнал специалиста и пробивала ему чек, и только после этого выдавала их ему.

По фактам получения взяток от Аб-ва:

Собственноручным заявлением Аб-ва, из которого следует, что в период с 23 сентября 2011 года по 28 октября 2011 года он был вынужден передать заведующей ГЛВСЭ рынка ООО «В» К. и ветеринарному врачу М-ч А. денежные средства в сумме 4750 рублей, так как боялся потерять работу. (т. 2 л.д. 37)
Показаниями свидетеля Аб-ва на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он осуществляет реализацию мясной продукции на сельскохозяйственном рынке ООО «В» и при себе обязан иметь заключение о реализации пищевых продуктов на этом рынке. Весной 2011 года заведующей ГЛВСЭ была назначена К., которая после клеймения записывала, сколько туш баранины каждый продавец забирал на реализацию. Затем К. примерно в 13-14 часов дня лично выходила к прилавкам и выдавала продавцам заключения о реализации пищевых продуктов на взятую ими утром на реализацию мясную продукцию. Далее в течение дня К. вызывала его (Аб-ва) и других продавцов к себе и требовала оплату за каждую взятую на реализацию тушу баранины по 75 рублей и от 165 рублей до 180 рублей за туши говядины.
23 сентября 2011 года его (Аб-ва) работники сообщили, что днем ранее ветеринарные врачи обнаружили на его торговой точке и изъяли из реализации бараний ливер, не прошедший клеймение. Примерно в 9 часов 50 минут К. пригласила его в лабораторию, где потребовала передать ей денежные средства, набрав на калькуляторе сумму 2500 рублей, пояснив, что это штраф за ливер, не прошедший клеймение, и за реализованное им мясо. Он опасался, что врачи закроют его торговую точку, о чем его предупреждала К., поэтому передал ей в присутствии М-ч А. 2 тысячи рублей, так как при себе у него больше денег не было, и вышел из лаборатории. Минут через десять он вернулся, чтобы отдать еще 500 рублей. В лаборатории находилась М-ч А., которая жестом показала ему на открытый ящик рабочего стола К., куда он положил денежные средства. Всего 23 сентября 2011 года он передал К. 2 тысячи рублей – штраф за ливер и 500 рублей – за реализованное им мясо.
28 октября 2011 года примерно в 9 часов 50 минут в помещении лаборатории он передал К. 500 рублей за реализованное им мясо. В тот же день примерно в 18 часов в помещении лаборатории он передал К. еще 1750 рублей также за реализованное им ранее мясо. Деньги он был вынужден передавать К., так как боялся потерять работу.

Показаниями свидетеля М-ч А. – ветеринарного врача ГЛВСЭ на предварительном следствии, из которых следует, что 23 сентября 2011 года в ее присутствии К. о чем-то договорилась с Аб-вым. Когда Аб-в передал К. деньги и ушел, последняя положила перед ней (М-ч) деньги на стол, при этом она (М-ч) указывает К. на необходимость положить их в кассу, но К. кладет их в другое место. Когда К. вышла из лаборатории, она переложила деньги в кассу. Потом, когда Аб-в вернулся в лабораторию, она (М-ч) сообщила об этом К., находившейся в другом помещении, которая дала ей указание получить от него деньги, что она (М-ч) и сделала.

Факт и обстоятельства получения К. взяток от Аб-ва объективно подтверждаются вещественными доказательствами:
видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой в судебном заседании установлено, что 23 сентября 2011 года Аб-в приходит в помещение лаборатории в 9 часов 52 минуты. К. подходит к рабочему столу и спрашивает Аб-ва: «Посчитать?», затем берет калькулятор и начинает считать, говоря: «Так, четыре говядины плюс четыре барана, плюс штраф..». После этого К. разговаривает с Аб-вым, который держит в руках несколько денежных купюр, про ливер, предлагает ему наказать финансово продавцов, указывая, что в следующий раз накажут его (Аб-ва). Затем Аб-в кладет на стол перед К. денежные купюры и выходит из помещения. К. забирает лежащие на столе деньги, одну из купюр кладет в ящик тумбочки около своего рабочего стола, а с остальными денежными купюрами выходит из зоны видимости камеры. В тот же день в 10 часов 11 минут Аб-в вновь приходит в лабораторию с денежными купюрами в руке, М-ч А., ничего не говоря, молча, открывает верхний ящик рабочего стола К., куда Аб-в кладет денежные купюры, затем М-ч закрывает ящик и Аб-в уходит.
видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске №***, при воспроизведении которой судом установлено, что 28 октября 2011 года в 9 часов 50 минут К. получила от Аб-ва денежные средства, которые положила в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола. В тот же день в 17 часов 58 минут Аб-в вновь приходит в лабораторию, между ним и К. происходит разговор, в ходе которого К. уточняет у Аб-ва, какое количество баранины он взял, предлагает различные варианты оплаты: сегодня заклеймить одного и оплатить, либо сегодня заплатить за всех, а потом только на прилавок отвозить. После этого К. производит подсчет на калькуляторе, показывает Аб-ву, он озвучивает сумму «1750» и в 18 часов передает К. денежные купюры, говоря, что он взял только полторы тысячи. К. полученные деньги убирает в верхний ящик тумбочки коричневого цвета После этого Аб-в выходит из помещения, возвращается в 18 часов 04 минуты, кладет на стол К. еще одну денежную купюру. К. говорит ему: «Спасибо», и убирает деньги в тот же ящик.
Видеозапись за 23 сентября 2011 года не содержит сведения о том, что М-ч перекладывает полученные К. от Аб-ва деньги в кассу, в связи с чем показания свидетеля М-ч в этой суд оценивает критически.

Судом проверены и оценены представленные защитой доказательства по данному эпизоду.

Так, договор №* от 10 января 2011 года, заключенный между ООО «В-с» и ООО «В» на предоставление услуг по вывозу биологических отходов, подтверждает только, что ООО «В-с» обязано вывозить биологические отходы для их последующей утилизации с территории рынка на платной основе – из расчета 40 рублей за кг. При этом договором предусмотрено, что оплата по нему производится заказчиком, то есть ООО «В», за месяц оказания услуг на расчетный счет исполнителя до 5 числа месяца, следующего за месяцем оказания услуг.

Вместе с тем, представлена ксерокопия приходного кассового ордера № *** от 23 сентября 2011 года о том, что от ООО «В» принято наличными две тысячи рублей, как оплата вывоза на утилизацию биологических отходов - 50 кг ливера бараньего продавца Аб-ва. Однако, в представленном ордере отсутствует подпись последнего. Кроме того, представлена накладная б/н от 23 сентября 2011 года о получении ООО «Э» 50 кг ливера бараньего от ООО «В-с».

Суд, проанализировав доказательства защиты, отвергает их, поскольку ни каждое доказательство в отдельности, ни тем более их совокупность не опровергают выводы суда о получении К. взяток от Аб-ва при вышеописанных обстоятельствах.

Так, договор от 10 января 2011 года предусматривает только безналичную форму оплаты оказываемых в течение месяца услуг в установленный в договоре срок, а приходный кассовый ордер, напротив, свидетельствует о принятии наличных денежных средств.
Накладная же только подтверждает факт получения неким ООО от ООО «В-с» 50 кг бараньего ливера, но в ней не конкретизирована принадлежность этого ливера Аб-ву и его предварительное получение для утилизации именно на рынке ООО «В», как изъятого у продавца Аб-ва.

Одного лишь совпадения количества и наименования мясной продукции в представленных документах, а также указания в приходном кассовом ордере фамилии продавца Аб-ва в данном случае не достаточно, чтобы опровергнуть выводы суда, основанные на совокупности вышеприведенных доказательств о получении К. от Аб-ва 23 сентября 2011 года двух тысяч рублей в качестве «штрафа за ливер», как это К. четко озвучивает на вышеуказанной негласной видеозаписи.

По факту получения взятки от Г-ва:

Собственноручным заявлением Г-ва, из которого следует, что заведующая ГЛВСЭ рынка ООО «В» К. 23 сентября 2011 года потребовала от него передать ей денежные средства в сумме 2000 рублей за поставленную им на этот рынок продукцию, что он был вынужден сделать, боясь потерять работу. (т. 2 л.д. 15)

Показаниями свидетеля Г-ва на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он поставлял мясную продукцию на сельскохозяйственным рынок ООО «В». 22 сентября 2011 года он привез на рынок мясо баранины и говядины, но не успел предоставить на него ветеринарное заключение в ветеринарную лабораторию рынка, заведующей которой была К.. Последняя сообщила ему, что ветеринарное заключение не потребуется в случае, если он передаст ей денежные средства. После чего К. провела клеймение привезенного им мяса и выпустила его в реализацию. Впоследствии ветеринарное заключение он К. не передавал, так как она его не требовала.
23 сентября 2011 года К. пригласила его в лабораторию, где потребовала передать ей 2 тысячи рублей за поставленное им днем ранее на рынок мясо без ветеринарного свидетельства. Выполнив требование К., он (Г-в) передал ей денежные средства в сумме 2 тысячи рублей, положив их на её рабочий стол.

Факт и обстоятельства получения К. взятки от Г-ва объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске №***, при воспроизведении которой в судебном заседании установлено, что 23 сентября 2011 года Г-в приходит в помещение лаборатории в 17 часов 47 минут. К. сначала выясняет у него, что они будут рассчитывать. Ветеринарный врач М-ч А. в присутствии К. уточняет наименование поставленного мяса, набирает на калькуляторе цифры, которые показывает Г-ву, он возмущается, говорит, что «его хотят разорить, считают, как всем за одну тушу 500 рублей, а не за две». В разговор включается К., она тоже набирает цифры на калькуляторе, показывает их Г-ву. После этого Г-в достает несколько денежных купюр, одну из них кладет на стол перед К., затем отсчитывает еще несколько купюр и кладет их сверху. В свою очередь К. в 17 часов 50 минут берет указанные денежные купюры и убирает в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от ее рабочего стола.

По факту получения взятки от Д-н:

Собственноручным заявлением Д-н, из которого следует, что заведующая ГЛВСЭ рынка ООО «В» К. неоднократно требовала передавать ей 2 тысячи рублей за разрешение торговать на рынке. Она (Д-н) была вынуждена передавать К. деньги, так как в противном случае последняя угрожала запретить ей торговать. (т. 2 л.д. 3)

Показаниями свидетеля Д-н на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что она, осуществляя продажу мяса и мясной продукции на рынке ООО «В», обязана иметь разрешение на реализацию пищевых продуктов на продаваемое мясо, которое выдавалось ГЛВСЭ. Заведующей лаборатории работала К.. Примерно летом 2011 года К. подошла к ней (Д-н) на торговое место, сказала, что ей нельзя торговать свиной вырезкой и говяжьим языком и пригласила подняться к ней в лабораторию. На второй день она (Д-н) пришла в помещение лаборатории, где К. сказала, что она (Д-н) обязана ей платить по 2 тысячи рублей в месяц за то, что она (К.) будет разрешать ей торговать. Она (Д-н) сказала, что летом торговли нет, поэтому она не может передавать такие деньги. После этого К. не давала ей (Д-н) торговать, пока она не согласилась на выдвинутые условия. В августе она (Д-н) не передала К. денежные средства, так как уезжала в Молдавию. В сентябре 2011 года она вернулась и вышла на работу. Через несколько дней к ней подошла К., сказала, что она (Д-н) больше не будет так работать. На ее (Д-н) вопрос, за что она должна платить, К. сказала, что все ей платят и она будет платить. После этого 30 сентября 2011 года она (Д-н) пришла в помещении лаборатории, где передала К. по ее требованию 2 тысячи рублей.
Кроме того, свидетель Д-н показала, что оплату ВСЭ и исследований поступавшей на рынок ООО «В» мясной продукции производили поставщики. Заключение о реализации пищевых продуктов на продаваемое мясо К. должна выдавать продавцам бесплатно.

Факт и обстоятельства получения К. взятки от Д-н объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой в судебном заседании установлено, что 30 сентября 2011 года в 17 часов 28 минут Д-н, находясь в помещении лаборатории, достала из кармана несколько денежных купюр достоинством одна тысяча рублей и положила их в открытый К. верхний ящик рабочего стола.

По фактам получения взяток от Х-ина:

Показаниями свидетеля Б-ва - оперуполномоченного УЭБ и ПК ГУ МВД РФ по г. Москве в судебном заседании, из которых следует, что для проверки информации о получении заведующей ГЛВСЭ на рынке ООО «В» К. взяток был проведен комплекс оперативно-розыскных мероприятий - ОРМ «Наблюдение» и «Прослушивание телефонных переговоров». Документирование противоправной деятельности К. осуществлялось примерно с середины сентября 2011 года, результаты наблюдения фиксировались стационарно двумя камерами, негласно установленными в помещении лаборатории и комнате отдыха, и были предоставлены ему (Б-ву), как исполнителю, позже. 3 декабря 2011 года, в ходе проведения ОРМ «Наблюдение» в режиме реального времени, был установлен факт получения К. денежных средств от представителя индивидуального предпринимателя Б-ова - Х-ина в сумме 500 рублей за оформление ветеринарной справки формы № 4, без проведения обязательного осмотра приобретенной мясной продукции и транспортного средства, на котором данная продукция будет перевозиться. Когда Х-ин, получив справку, вышел из лаборатории, то был задержан. После этого было осуществлено задержание К., которая выдала полученные от Х-ина 500 рублей одной купюрой, пояснив при этом, что он вернул ей долг.
Впоследствии он (Б-в), выполняя отдельное поручение следователя и просматривая видеозапись скрытой камеры, установил иные факты получения К. денежных средств от поставщиков и продавцов мясной продукции на рынке ООО «В».

Факт и обстоятельства проведения оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» 3 декабря 2011 года, в результате которого К. была задержана с поличным после получения 500 рублей от Х-ина подтвердили на предварительном следствии свидетели Ш-ка и Г-ов, участвовавшие в нем в качестве представителей общественности. (т. 1 л.д. 130-133; 121-124)

Собственноручным заявлением Х-ина, из которого следует, что 23 сентября 2011 года он, являясь представителем индивидуального предпринимателя Б-ова, передал заведующей ГЛВСЭ рынка ООО «В» К. денежные средства в размере 500 рублей за оформление ветеринарной справки формы №4 на приобретенную им ранее мясную продукцию без обязательного ветеринарного осмотра приобретенной им продукции и транспортного средства, на котором данная продукция будет перевозиться. (т. 1 л.д. 168)

Собственноручным заявлением Х-ина, из которого следует, что 3 декабря 2011 года на рынке ООО «В» он закупил мясо баранины, после чего обратился к ранее знакомой заведующей ГЛВСЭ на указанном рынке К., чтобы получить ветеринарную справку на приобретенную мясную продукцию. За оформление данной справки он передал К. денежные средства в сумме 500 рублей. Затем К. дала указание незнакомой ему (Х-ину) сотруднице лаборатории оформить данную справку. Квитанций и кассовых чеков на получение данной справки он не получал. (т.1 л.д. 59)

Показаниями свидетеля Х-ина на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что он в сентябре – декабре 2011 года оказывал помощь своему другу индивидуальному предпринимателю Б-ову, осуществлявшему поставки мясной продукции в рестораны г. Москвы. Оказывая помощь последнему, 23 сентября 2011 года примерно в 11 часов, он (Х-ин) прибыл в ГЛВСЭ рынка ООО «В», заведующей которой была К., для получения ветеринарной справки на мясную продукцию, приобретенную им в тот же день на этом рынке. Примерно в 11 часов 20 минут, находясь в помещении лаборатории, он передал К. 500 рублей, согласно установленного ею тарифа. Получив деньги, К. дала указание оформить ветеринарную справку ветеринарному врачу данной лаборатории М-ч А. Осмотр купленной им (Х-иным) мясной продукции и автомобиля, на котором он данную продукцию собирался транспортировать, никто из ветеринарных врачей никогда не проводил.
3 декабря 2011 года в первой половине дня он также прибыл на рынок ООО «В», где купил мясную продукцию, после чего, поднявшись в ветеринарную лабораторию, передал К. 500 рублей, положив их в карман одетого на ней халата. При этом К. стояла лицом к нему и видела, что он положил ей деньги. Затем К. дала указание одной из сотрудниц лаборатории оформить соответствующую справку, при этом осмотр купленной им мясной продукции не проводился. Кассовый чек на оплату ветеринарных услуг и бланка справки ему в обоих случаях не давали. При покупке им мяса на рынке также не оформлялись никакие документы. Выйдя из помещения лаборатории, он (Х-ин) был задержан сотрудниками УЭБ, выдал полученную ветеринарную справку формы №4, затем сотрудниками был осмотрен его автомобиль, в котором находилось приобретенное им на рынке мясо.

Как следует из протокола обследования помещений 3 декабря 2011 года на территории стоянки рынка ООО «В» по адресу: город Москва, ***, был осмотрен автомобиль «***» государственный номер ***, принадлежащий Х-ину. На заднем сиденье и в багажнике автомобиля обнаружены части туш мяса баранины, имеющие оттиск клейма «***», которые, со слов Х-ина, он приобрел на торговых рядах вышеуказанного рынка. Каких-либо данных о том, что осматриваемый автомобиль специально оборудован для перевозки мясной продукции, как следует из протокола, не обнаружено. (т. 1 л.д. 73-75)

Факт, обстоятельства и результаты осмотра автомашины подтвердили на предварительном следствии свидетели З-в и Ч-в А.В., участвовавшие в нем в качестве представителей общественности. (т. 1 л.д.77-79; 80-82)

Собственноручным заявлением Б-ова, из которого следует, что в период с июня 2011 года по 3 декабря 2011 года он передавал заведующей ГЛВСЭ К., по ее требованию, денежные средства за оформление ветеринарных справок формы № 4 в сумме от 200 до 500 рублей. При этом ветеринарную экспертизу и исследование мясной продукции, приобретенной им на рынке, К. не проводила. (т.1 л.д. 62)

Фактические обстоятельства, изложенные в заявлении, свидетель Б-ов подтвердил в судебном заседании и показал, что он является индивидуальным предпринимателем и занимается поставками мясной продукции в рестораны г. Москвы. С июня 2011 года он постоянно покупал мясную продукцию на рынке, расположенном по адресу: город Москва, ***. Для последующей поставки купленного на рынке мяса ему требовалась соответствующая ветеринарная справка, для получения которой он в первый раз обратился к заведующей ГЛВСЭ данного рынка К.. К. ему пояснила, что проблем в получении данной справки у него не будет, но данная услуга будет стоить 200 рублей. Согласившись с данным условием, он передал К. требуемую сумму денег, после чего получил от неё ветеринарную справку формы № 4.
С сентября 2011 года, когда ему стал оказывать помощь в закупке мяса Х-ин, К. стала требовать за оформление данной справки 500 рублей, установив для сокращения времени следующий порядок получения справки: за день или два, он (Б-ов) сообщал ей по мобильному телефону, на какой ассортимент приобретаемой продукции ему нужна будет справка. После чего К. готовила соответствующую справку, а затем либо он (Б-ов), либо Х-ин передавали К. денежные средства в помещении лаборатории. Кроме того К. несколько раз давала указания ветеринарному врачу М-ч оформить данную справку. При этом осмотр приобретаемой продукции, на которую оформлялась справка, никогда не проводился, документы в подтверждение ее покупки именно на этом рынке не спрашивались, кассовый чек или квитанцию, в подтверждение оплаты выдачи справки, ему (Б-ову) никогда не предоставляли.

Обстоятельства предварительной договоренности по телефону с К. об оформлении ветеринарной справки формы №4 подтверждаются записью телефонных переговоров, зафиксированной на вещественном доказательстве DVD-R диске №***, при воспроизведении которых в судебном заседании установлено, что 2 декабря 2011 года между Б-овым и К. состоялось два разговора по мобильному телефону в 14 часов 35 минут и в 17 часов 23 минуты, в ходе которых Б-ов договаривается с К. об оформлении справки, сообщает ей наименование и количество мяса, а также адрес, куда оно будет перевозиться, пояснив, что С (как установлено судом – Х-ин) заедет за данной справкой завтра, то есть 3 декабря 2011 года, утром, в 11, как обычно.

Показаниями свидетеля М-ч АА. - ветеринарного врача ГЛВСЭ рынка ООО «В», на предварительном следствии и в суде, из которых следует, что она работала в подчинении заведующей данной лаборатории К. 3 декабря 2011 года утром в лабораторию пришел Х-ин с целью получения ветеринарной справки формы №4, которую ему должна была оформить накануне К. и обратился к К. с данным вопросом. После этого К. дала указание ей (М-ч) оформить данную справку Х-ину от 2 декабря 2011 года, что она и сделала, внеся в нее необходимые данные со слов Х-ина и не производя требуемых для выдачи справки процедур. После чего Х-ин, получив справку, сразу же ушел, услуги по выдаче справки Х-ин ей не оплачивал и не получал никаких платежных документов. В рабочий журнал специалиста сведения о выдаче этой справки она не внесла, так как произошло задержание К..

Протоколом осмотра места происшествия, согласно которому было осмотрено помещение ГЛВСЭ станции по борьбе с болезнями животных (СББЖ) *** округа города Москвы, расположенное на втором этаже двухэтажного здания «СР ТС» по адресу: город Москва, ***.
В ходе осмотра обнаружены и изъяты: рабочий журнал № 176 специалиста подразделения государственной экспертизы; купюра достоинством 500 рублей серии *** номер ***, которую К. добровольно выдала из левого кармана своего халата, пояснив, что получила ее в счет возврата долга от В-ва; черновые записи; папка-скоросшиватель синего цвета, в которой, среди прочего, обнаружен корешок ветеринарной справки **** № *** от 02.12.2011 г. на имя ИП Б-ов, в котором, а также в самой ветеринарной справке указано, что мясо баранины и говядины в кусках прошло ВСЭ в полном объеме, направляется в термобудке по г. Москве для ООО «БФ», пригодно для реализации без ограничений. (т.1 л.д. 63-70; 197; 196)

Также в ходе осмотра места происшествия было обнаружено и изъято клеймо с оттиском «***», которое, как следует из акта, было осмотрено. (т.1 л.д. 140-144)

Выданные К. денежные средства – 500 рублей, полученные ею от Х-ина, были осмотрены и признаны вещественным доказательством по делу. (т. 2 л.д. 198-202)

Факт и обстоятельства получения К. 3 декабря 2011 года взятки от Х-ина объективно подтверждаются вещественным доказательством - видеозаписью скрытой камеры, установленной в кабинете ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске № ***, при воспроизведении которой судом установлено, что 3 декабря 2011 года в 12 часов 24 минуты Х-ин передает К. денежные средства, положив их в карман одетого на ней халата. Только после этого К. дает указание ветеринарному врачу М-ч АА. выписать ему справку. М-ч выполняет указание К., тут же выписывает справку, заносит в нее со слов Х-ина наименование продукции, адрес перевозки, передает ее Х-ину и он выходит из помещения. Никаких иных процедур ни К., ни М-ч АА. не производят.
Из видеозаписи также следует, что сведения о выдаче Х-ину справки в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 ни К., ни М-ч непосредственно перед ее выдачей заявителю, как это предусмотрено нормативно-правовыми актами, не заносят. Полученные от Х-ина денежные средства К. в кассу не вносит, кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг Х-ину не выдает.

Эти обстоятельства также подтверждаются вещественным доказательством - рабочим журналом специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176, при осмотре которого в судебном заседании установлено, что последняя запись датирована 1 декабря 2011 года, сведений о выдаче 3 декабря 2011 года Х-ину ветеринарной справки формы № 4, датированной 2 декабря 2011 года, и оплате оказанных ветеринарных услуг, в журнале не содержится.

Факт и обстоятельства получения К. взятки от Х-ина 23 сентября 2011 года объективно подтверждаются вещественным доказательством -видеозаписью скрытой камеры, установленной в помещении ГЛВСЭ на ООО «В» над рабочим столом К., содержащейся на DVD-R диске №***, при просмотре которой установлено, что 23 сентября 2011 года в 11 часов 19 минут Х-ин передал К. денежные средства, положив их в карман одетого на последней халата, впоследствии К. убирает деньги в верхний ящик тумбочки, расположенной справа от рабочего стола. Далее К., указывая жестом на тумбочку, стоящую слева от рабочего стола, говорит Х-ину, чтобы в следующий раз деньги он клал там. После этого К. дает указание ветеринарному врачу М-ч А. оформить ветеринарную справку, все необходимые реквизиты которой последняя получает по мобильному телефону, переданному ей Х-иным. К. активно участвует в выяснении необходимых сведений у Х-ина, просит его уточнить, ассортимент мясной продукции - баранина в тушах или в разрубе, ее вес - 60 кг. Как следует из видеозаписи, ни К., ни М-ч не выходят из помещения лаборатории, никаких предусмотренных для законной выдачи ветеринарной справки формы № 4 процедур не проводят, Х-ин получает документ и уходит.
Из видеозаписи также следует, что сведения о выдаче справки в рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 ни К., ни М-ч А. непосредственно перед ее выдачей заявителю, как это предусмотрено нормативно-правовыми актами, не заносят. Полученные денежные средства К. в кассу не вносит, кассовый чек или квитанцию на оплату якобы оказанных услуг Х-ину не выдаются.
Приведенные обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что в рабочий журнала специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 запись за №*** о том, что 23 сентября 2011 года ИП Б-ову оказана услуга по выдаче справки формы № 4 серии *** № *** на три туши баранины охлажденной, 60 кг общей стоимостью 61 рубль 40 коп., была внесена К. позднее для придания видимости законности своим действиям.

Вещественным доказательством – корешком ветеринарной справки формы №4 серии *** № *** для ИП Б-ова на три туши баранины охлажденной, 60 кг, от 23 сентября 2011 года, за выдачу которой, как пояснил в судебном заседании свидетель Х-ин, он передал заведующей лабораторией К. 500 рублей (т.1 л.д.199).

Показаниями свидетеля М-ч А. на предварительном следствии о порядке выдачи ветеринарной справки формы № 4, приведенными выше по эпизоду получения взяток от Э-ва.

Должностное положение К. подтверждается приказом №*** от 21 апреля 2011 года исполняющего обязанности начальника Государственного учреждения «Московское объединение ветеринарии», согласно которому заведующая ГЛВСЭ 13 разряда на ООО «ТКФ «ДМ» К. с 25 апреля 2011 года переведена на должность заведующего ГЛВСЭ 13 разряда на ООО «В» и должностной инструкцией заведующего ГЛВСЭ СББЖ административного округа города Москвы, утвержденной приказом начальника ГУ «Московское объединение ветеринарии» №*** от 10 сентября 2009 года, из которой следует, что она относится к категории руководителей, ее указания обязательны для работников ГЛВСЭ, в том числе ветеринарных врачей, и выполняла организационно-распорядительные функции. (т. 4 л.д. 95; 96; 97-98; 99-102)

Свои должностные обязанности К. выполняла в ГЛВСЭ, расположенной на территории рынка ООО «В», расположенного по адресу: город Москва, ***, согласно договора №*** от 1 января 2011 года об оказании ветеринарных услуг, заключенного между ГУ «Московское объединение ветеринарии» и ООО «В». В договоре также приведен перечень ветеринарных услуг, оказываемых лабораторией, но оплачиваемых владельцами продукции. (т. 4 л.д. 120-124)

Деятельность К., как заведующей ГЛВСЭ и ветеринарного врача подразделения государственной ветеринарной службы, в том числе по оформлению и выдаче ветеринарной справки формы № 4, регламентирована рядом законов и нормативно-правовых актов, что подтвердил в судебном заседании свидетель Д-ко.

Обязательность выполнения указаний заведующей ГЛВСЭ для ветеринарного врача лаборатории, помимо ее должной инструкции, подтверждается и должностной инструкцией ветеринарного врача ГЛВСЭ СББЖ административного округа города Москвы, утвержденной приказом начальника ГУ «Московское объединение ветеринарии» №*** от 10 сентября 2009 года. (т. 2 л.д. 124-126; 156-159)

Разрешая вопрос о допустимости исследованных в судебном заседании доказательств, суд признает все доказательства, приведенные выше, допустимыми, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Нарушений закона «Об оперативно-розыскной деятельности» при проведении оперативно-розыскных мероприятий по изобличению К. в получении взяток, не допущено.

Оснований для исключения из разбирательства дела вышеприведенных по эпизодам показаний свидетеля М-ч А. на предварительном следствии у суда не имеется.

Допрос свидетеля М-ч проводился надлежащим процессуальным лицом, в рамках возбужденного уголовного дела, с участием защитника – адвоката Х., с разъяснением ее процессуальных прав и с предупреждением о том, что ее показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний.

Правильность составления протокола со слов допрашиваемого лица подтверждена подписями самой М-ч, ее адвоката, и отсутствием каких-либо заявлений и замечаний с их стороны.

Разрешая вопрос о достоверности и объективности исследованных в судебном заседании доказательств, суд приходит к следующим выводам.

Доводы защиты о том, что свидетель М-ч А. на предварительном следствии вынуждено оговорила К., являются не состоятельными.

Вопреки этим доводам, в материалах дела не содержится и в судебном заседании не установлено каких-либо объективных данных о том, что свидетель М-ч А. была вынуждена давать показания на предварительном следствии против К.. Доказательств тому, что у свидетеля М-ч А. имелись какие-либо причины и основания для оговора К., суду не представлено.

Не являются таковыми, вопреки доводам защиты, и показания свидетеля Х-ва – адвоката, оказывавшего юридическую помощь на предварительном следствии свидетелю М-ч, и присутствовавшего на ее допросе, о том, что М-ч А. дала выгодные следствию показания против К. и умышленно оговорила ее, предварительно посоветовавшись с ним (Х-вым), и под давлением со стороны следователя.

Эти показания свидетеля Х-ва суд оценивает критически, поскольку он, как действующий адвокат, обязан оказывать юридическую помощь доверителю не запрещенными законом способами, а не в нарушение положений «Кодекса профессиональной этики адвоката».

Принимая во внимание, что в судебном заседании свидетели М-ч А. и А-ева не дали каких-либо убедительных пояснений по обстоятельствам утверждения своими подписями правильности отраженных в протоколах их допросов сведений, а также учитывая, что их показания на предварительном следствии находятся в логической взаимосвязи, согласуются с показаниями свидетелей Л-вой, Э-ва и Аб-ва, с видеозаписями скрытой камеры, установленной в помещении лаборатории над рабочим столом К., и подтверждаются материалами дела, суд пришел к убеждению в том, что правдивые и достоверные показания о событиях, связанных с получением К. взяток, свидетели М-ч А. и А-ева давали именно на предварительном следствии, в связи с чем они положены судом в основу приговора при установлении фактических обстоятельств содеянного К..

Учитывая приведенные обстоятельства, сам по себе представленный стороной защиты табель учета использования рабочего времени на сентябрь 2011 года, в котором 22 и 29 сентября 2011 года у К. указаны, как выходные дни (т. 4 л.д.128), не влияет на выводы суда о достоверности показаний свидетеля М-ч А. на предварительном следствии о выдаче ею в эти дни ветеринарных справок формы № 4 Э-ву и получении от него денег именно по указанию К..

Имеющиеся несоответствия показаний свидетеля М-ч А. на предварительном следствии с видеозаписью скрытой камеры, указанные в приговоре при изложении ее показаний по эпизодам, незначительны, не являются существенными, влияющими на их оценку в целом как достоверных, поскольку они связаны только с преуменьшением М-ч своей роли в рассматриваемых событиях, что, по мнению суда, свидетельствует о реализации ею конституционного права не свидетельствовать против себя самой. С учетом вышеприведенных обстоятельств, показания свидетеля М-ч в судебном заседании в части, не соответствующей ее показаниям на предварительном следствии, в которых она также преуменьшает свою роль и пытается представить действия К. по получению денежных средств, как правомерные, суд оценивает критически.

Суд признает достоверными подробные и последовательные показания свидетелей – взяткодателей Л-вой, Х-ина, Б-ова, Э-ва, К-ова, Д-ба, Д-н, Аб-ва и Г-ва, приведенные выше по каждому из эпизодов преступной деятельности К., положенные в основу приговора и приведенные в обоснование вины, поскольку они соответствуют материалам дела и согласуются с другими доказательствами по делу, нашли свое объективное подтверждение в судебном заседании, в том числе при просмотре видеозаписи скрытой камеры, установленной над рабочим столом К.. При этом каждый из свидетелей давал показания о сложившейся ситуации в соответствии со своим образованием, уровнем развития и словарным запасом. Вопреки доводам защиты, оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, у суда не имеется.

В материалах дела не содержится и в судебном заседании не добыто каких-либо данных о том, что вышеуказанные свидетели были вынуждены давать показания против К., оснований для ее оговора у них не имелось.

Не представлено суду также и доказательств того, что у лиц, проводивших оперативно-розыскные мероприятия по документированию преступной деятельности К. и ее изобличению, а также у органов предварительного расследования, имелись основания для искусственного создания доказательств обвинения или их фальсификации, не являются таковыми, вопреки доводам защиты, выявление в ходе расследования новых фактов преступной деятельности подсудимой.

Даты и время рассматриваемых судом событий, их фактические обстоятельства достоверно установлены на основании таймера вышеуказанной негласной видеозаписи, на которой также отражена действительная обстановка в возглавляемой К. ГЛВСЭ на рынке ООО «В».

Содержание этой записи, поведение К., подчиненных ей сотрудников и взяткодателей, позволяет суду прийти к выводу, что К. установила определенные «тарифы» по оплате так называемых ветеринарных услуг, выполняемых ею самой или по ее указанию подчиненными ей ветеринарными врачами. Получение К. денежных средств носило систематический характер, осуществлялось практически всегда по одной схеме: либо деньги ей клали в карман халата, либо на рабочий стол, либо в указанный К. открытый ящик тумбочки ее рабочего стола, при этом К. никому из лиц, передававших ей денежные средства, никогда не выдавала ни кассовые чеки, ни квитанции на оплату, предусмотренные регламентирующими ее деятельность нормативно-правовыми актами, что, вопреки доводам защиты, позволяет суду прийти к выводу, что К. получала денежные средства именно в качестве взяток.
Несмотря на то, что К. не была осведомлена о производстве видеозаписи, она свои действия по получению взяток, по возможности, вуалировала и конспирировала, чтобы, в том числе, создать у взяткодателей ошибочное представление о законности передачи ей денег.
Так, получив от К-ова 20 тысяч рублей, которые тот положил ей в карман халата, К., удерживая край кармана шариковой ручкой, проверяет сумму переданных денежных средств.
Судом установлено, что в основном К. старалась придерживаться установленных ею «тарифов» взяток, что очевидно следует из той же видеозаписи скрытой камеры.
Так, Д-бу, который 16 сентября 2011 года за разрешение на реализацию пищевых продуктов на рынке на 6 туш баранины должен был ей передать 450 рублей, К., получив от него 500 рублей, возвращает 50 рублей.
Когда же Л-ва, взяв 12 сентября 2011 года на реализацию 15 туш баранины, должна была за выдачу разрешения на их реализацию на рынке передать К. из расчета 75 рублей за одну тушу 1125 рублей и передала эту сумму ей, К. взяла только одну тысячу рублей, соглашаясь со словами Л-вой, что 125 рублей ей возвращены за «честность».

При формировании доказательств на основании результатов оперативно-розыскных мероприятий нарушений закона также не допущено, что подтверждается показаниями на предварительном следствии свидетелей Е-вой (т.1 л.д. 94-96) и Х-й (т. 1 л.д. 99-101).

Анализируя собранные по делу доказательства, приведенные выше по каждому из деяний, в их совокупности суд признает их достаточными для принятия решения по делу, а вину подсудимой - доказанной.

Из обвинения подсудимой, в соответствии с позицией государственного обвинителя, изложенной в прениях сторон, суд исключает, что она являлась представителем власти, так как совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств установлено, что К. являлась должностным лицом, обладающим организационно-распорядительными функциями.

Судом установлено, что 3 декабря 2011 года ветеринарную справку формы № 4 по указанию К. оформляла не ветеринарный врач М-ч А., как это ошибочно указано в формулировке обвинения, а сестра последней - ветеринарный врач М-ч АА. Внесение данного уточнения не нарушает право К. на защиту, поскольку оба ветеринарных врача были ее подчиненными и выполняли обязательные для них указания своего руководителя.

Несмотря на то, что в судебном заседании достоверно установлен факт получения К. от Д-ба в качестве взятки 450 рублей, а не 400 рублей, как это указано в формулировке предъявленного подсудимой обвинения, суд, в соответствии с требованиями закона, лишен возможности устранить допущенную опечатку, поскольку этим будет нарушено право К. на защиту.

На основании совокупности доказательств, суд приходит к выводу, что органами предварительного расследования действия К. ошибочно квалифицированы как самостоятельные преступления по каждой дате получения ею денег от одного и того же взяткодателя.

Судом установлено, что К., работая с 25 апреля 2011 года заведующей ГЛВСЭ СББЖ *** округа города Москвы ГУ «Московское объединение ветеринарии» на специализированном сельскохозяйственном рынке ООО «В», обладая широким кругом прав и полномочий, в том числе по проведению ВСЭ, выдаче заключений о реализации пищевых продуктов на рынке, выполнению работ по оформлению и выдаче ветеринарной справки формы № 4 для транспортировки мяса и мясной продукции, решила использовать эти обстоятельства для незаконного личного обогащения, путем получения лично или через посредника – подчиненного ей ветеринарного врача М-ч А. взяток от конкретных поставщиков, продавцов и предпринимателей, закупающих мясную продукцию на рынке для поставки ее в рестораны города Москвы. При этом действия К. охватывались единым умыслом на систематическое получение взяток именно от конкретных лиц, что, по смыслу закона, не образует совокупности преступлений.

При квалификации действий К. по ч. 1 ст. 290 УК РФ, в соответствии со ст. 10 УК РФ, суд считает необходимым применить редакцию Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ.

С учетом изложенного суд квалифицирует действия подсудимой следующим образом.

По фактам получения 12; 16 и 28 сентября 2011 года взяток от Л-вой – по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), как получение должностным лицом лично, а 16 сентября – через посредника, взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

По факту получения взятки от К-ова - по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

По факту получения взятки от Д-ба - по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

По фактам получения взяток от Э-ва 22 и 29 сентября 2011 года, 20 ноября 2011 года – по ч. 3 ст.290 УК РФ, как получение должностным лицом лично, а 22 и 29 сентября 2011 года - через посредника, взятки в виде денег за совершение незаконных действий в пользу представляемого взяткодателем лица.

По фактам получения взяток от Аб-ва 23 сентября и 28 октября 2011 года - по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

По факту получения взятки от Г-ва - по ч. 3 ст. 290 УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя.

По факту получения взятки от Д-н - по ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица.

По фактам получения взяток от Х-ина 23 сентября и 3 декабря 2011 года - по ч. 3 ст.290 УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение незаконных действий в пользу представляемого взяткодателем лица.

Что же касается доводов защиты о несостоятельности обвинения и недоказанности вины подсудимой, то с ними нельзя согласиться.

Признавая подсудимую К. виновной в совершении указанных выше преступлений, суд исходит из фактических обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, К. в силу занимаемой ею должности заведующей ГЛВСЭ на рынке ООО «В», обладала широким кругом прав и полномочий по проведению ВСЭ и лабораторных исследований поступавшего на рынок для реализации мяса и мясной продукции, а также по оформлению и выдаче ветеринарных справок формы № 4, и построила свою работу таким образом, чтобы систематически получать взятки в виде денег лично или через подчиненного ей по службе ветеринарного врача М-ч А.: от поставщиков - за проведение ВСЭ поставляемой ими продукции с наименьшими затратами времени и беспрепятственный выпуск ее на рынок; от продавцов – за выдачу им заключений о реализации пищевых продуктов на данном рынке, без которых они не могли осуществлять законную продажу мяса и мясной продукции на прилавках, тем самым за общее благоприятствование в пользу как поставщиков, так и продавцов рынка. От представителей индивидуальных предпринимателей, занимающихся поставками мяса и мясной продукции в рестораны города Москвы К. получала взятки за беспрепятственную и без проведения необходимой процедуры выдачу ветеринарных справок формы № 4, необходимых им для транспортировки закупаемого на рынке мяса и мясной продукции по городу Москве, и тем самым за общее благоприятствование в их пользу.

Также несостоятельными являются доводы защиты о том, что при оформлении и выдаче ветеринарных справок формы № 4 Э-ву и Х-ину никаких незаконных действий К. не совершала и не давала указания об этом своим подчиненным, а также о том, что действия К. по этим событиям являются мошенническими.

Так, согласно Регламенту подготовки ветеринарной справки формы № 4 (в редакции постановления Правительства Москвы от 12 октября 2010 года № 925-ПП), установлен перечень необходимых платных ветеринарных услуг, оказываемых ветеринарными специалистами при подготовке данной справки, а также порядок их работы, согласно которым ветеринарный специалист обязан рассмотреть представленную заявителем документацию на груз, в том числе оформленный торгово-закупочный акт. Непосредственно при выдаче запрашиваемой справки первоначально ветеринарный специалист оформляет квитанцию на оплату ветеринарных услуг, являющуюся, согласно приказу Министерства финансов Российской Федерации от 9 апреля 2008 года № 39н, бланком строгой отчетности, заявителем осуществляется оплата этих услуг, а справка формы №4 выдается только после предъявления документа об оплате.

Данные требования, как следует из показаний свидетелей Х-ина и Э-ва, а также видеозаписи скрытой камеры, установленной в помещении ГЛВСЭ, ни К., ни подчиненными ей ветеринарными врачами никогда не выполнялись. Ветеринарные справки формы №4 выдавались сразу после обращения заявителей в лабораторию, без проверки какой-либо документации на груз, при этом необходимые для заполнения справки данные на перевозимую мясную продукцию указывались только со слов Х-ина и Э-ва.

Таким образом, судом установлено, что К. получала лично или через посредника денежные средства: от Х-ина – представителя индивидуального предпринимателя Б-ова, и от Э-ва – представителя индивидуального предпринимателя А-евой, в каждом случае по 500 рублей, именно за незаконные действия. Впоследствии, придавая этим действиям видимость законности, К. из полученных денег за каждую выданную ветеринарную справку формы № 4 проводила оплату за бланк справки - 14 рублей 40 копеек и за якобы оказанные ветеринарные услуги – 47 рублей. Поэтому оснований для уменьшения размера полученных ею от указанных лиц денежных средств у суда не имеется.

Представленный стороной защиты ответ на запрос начальника ГБУ «М» не опровергает выводы суда о необходимости проверки ветеринарным врачом ГЛВСЭ при выдаче ветеринарной справки формы №4 условий транспортировки мясной продукции, поскольку в нем содержится только разъяснение, в соответствии с какими нормативными правовыми актами осуществляется выдача данной ветеринарной справки, а также ссылка на то, кто обязан соблюдать требования нормативных документов к условиям хранения и перевозки пищевых продуктов, но от ответа на поставленный защитой вопрос о том, обязан ли ветеринарный врач осуществлять осмотр транспортного средства, начальник ГБУ «М» уклонился.

Суд не может согласиться и с доводами защиты о том, что проведение ВСЭ мясной продукции на рынке ООО «В» производится продавцами. Анализ представленной суду нормативно-правовой базы в области оказания ветеринарных услуг сотрудниками ГЛВСЭ на рынках, прейскуранта на платные ветеринарные услуги в ГЛВСЭ (т.3 л.д. 240-244), в совокупности с вышеприведенными доказательствами вины подсудимой, позволяет суду прийти к выводу, что владельцами мясной продукции, на которых возложена оплата проведения ВСЭ и лабораторных исследований, являются именно поставщики мяса. Продавцам же для реализации мясной продукции, прошедшей ВСЭ, должны бесплатно выдаваться заключения о реализации пищевых продуктов на рынке.

Приведенные обстоятельства позволяют суду критически оценить показания свидетелей защиты И-ва; З-ева и Р-ова о том, что на рынке ООО «В» оплату проведения ВСЭ производили продавцы мясной продукции. При этом суд принимает во внимание, что указанные лица не были очевидцами рассматриваемых судом событий, не владеют никакой информацией о получении К. взяток от свидетелей – заявителей, каких-либо доказательств того, что эти лица занимались поставками мяса или его реализацией на данном рынке в материалах дела не содержится и суду не представлено, не были они установлены и в ходе предварительного следствия.

Доводы защиты и подсудимой о невиновности последней по отдельным эпизодам суд расценивает, как несостоятельные, направленные на смягчение ответственности, поскольку они опровергаются совокупностью приведенных доказательств, признанных судом достоверными и приведенными в обоснование вины подсудимой.

Подсудимая К. может и должна нести ответственность за совершенные преступления, на учетах у психиатра и нарколога она не состоит, в суде ведет себя адекватно, активно защищается, ее вменяемость не вызывает сомнения, в связи с чем суд признает К. вменяемой в отношении содеянного и, на основании ст. 19 УК РФ, подлежащей уголовной ответственности.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимой, все обстоятельства по делу, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни ее семьи.

Подсудимая К. ранее не судима ***. Совокупность этих обстоятельств суд признает смягчающими наказание подсудимой.

При назначении вида наказания суд принимает во внимание требование закона, предписывающего, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

С учетом конкретных обстоятельств дела, отсутствия каких-либо тяжких последствий, степени вины и общественной опасности подсудимой, ее возраста, суд считает целесообразным назначить подсудимой наказание в виде штрафа, как более эффективную меру наказания, позволяющую ей искупить свою вину.

При определении размера штрафа суд учитывает тяжесть совершенных преступлений, имущественное положение К. и ее семьи, заработную плату подсудимой и оценивает реальную возможность исполнения назначенного наказания.
Оснований для рассрочки выплаты штрафа, как об этом ставит вопрос подсудимая, в настоящее время у суда не имеется.

Вопрос о вещественных доказательствах суд разрешает в соответствии со ст. 81 УПК РФ. При этом 500 рублей, полученные К. в качестве взятки 3 декабря 2011 года, на основании п. «а» ч. 1 ст. 104-1 УК РФ, подлежат конфискации в доход государства как неосновательное обогащение в результате совершенного преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 304; 307-309 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л :

К. признать виновной в совершении пяти преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ); трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ и назначить наказание:
- по ч. 1 ст. 290 УК РФ (по факту получения взяток от Л-вой) – в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 74 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 1 (один) год;
- по ч. 1 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от К-ова) – в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 800 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 1 (один) год;
- по ч. 1 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Д-ба) – в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 16 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 1 (один) год;
- по ч. 3 ст. 290 УК РФ (по факту получения взяток от Э-ва) – в виде штрафа в размере шестидесятикратной суммы взятки – 90 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 2 (два) года;
- по ч. 1 ст. 290 УК РФ (по факту получения взяток от Аб-ва) – в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 190 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 1 (один) год;
- по ч. 3 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Г-ва) – в виде штрафа в размере шестидесятикратной суммы взятки – 120 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 2 (два) года;
- по ч. 1 ст. 290 УК РФ (по факту получения взятки от Д-н) – в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки – 80 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 1 (один) год;
- по ч. 3 ст. 290 УК РФ (по факту получения взяток от Х-ина) – в виде штрафа в размере шестидесятикратной суммы взятки – 60 тысяч рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 2 (два) года.

На основании ч.ч. 3; 4 ст.69 УК РФ окончательно К. назначить наказание по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний в виде штрафа в размере 1 200 000 (один миллион двести тысяч) рублей в доход государства, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций сроком на 3 (три) года.

Меру пресечения в отношении К. оставить прежней – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественные доказательства: 500 рублей – обратить в доход государства, как неосновательное обогащение; пять DVD-R дисков, лист формата А4 - хранить при материалах уголовного дела; рабочий журнал специалиста подразделения государственной ветеринарной экспертизы № 176 – возвратить по принадлежности в ГЛВСЭ *** г. Москвы на рынке ООО «В».

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня провозглашения.

В случае подачи кассационной жалобы, осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

на главную

Судебная практика Московского городского суда;

Взятка судебному приставу;

Взятка за совершение действий входящих в служебные полномочия;

Взятка за не составление протокола об административном правонарушении;

Взятка на таможне;

Взятка за покровительство;

Взятка за бездействие и покровительство сотруднику полиции;

Взятка следователю через посредника;

Взятка за общее попустительство по службе;

Взятка в виде имущества;

Взятка группой лиц;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Убийство общеопасным способом;

Взятка в крупном размере за незаконные действия;

Покушение на убийство малолетнего;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство совершённое группой лиц по предварительному сговору;

Покушение на кражу с проникновением в помещение и разбой с проникновением в помещение;

Организация и исполнение убийства по найму лица находящегося в беспомощном состоянии;

Убийство совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с вымогательством;

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Признание протокола обыска недопустимым доказательством;

Приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлениям;

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации;

Умышленное причинение смерти спящему человеку;

Убийство сопряжённое с разбоем не может быть в то же время убийством из корыстных побуждений;

Покушение на пособничество в убийстве по найму;

Преступное сообщество, мошенничества и убийства;

Пособничество в покушении на убийство по найму;

Пособник и подстрекатель приготовления убийства;

Убийство и тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть;

Организатор приготовления убийства из корыстных побуждений;

Мошенничество и подстрекательство к убийству, с целью скрыть другое преступление;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Разновидности хищений;

Уголовные дела;

Уголовный процесс;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи в сети Интернет;

Досудебное соглашение о сотрудничестве при назначении наказания;

Смягчение наказания в случае изменения уголовного закона;

Завладение квартирой потерпевшего путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения потерпевшего, повлекшего смерть или иные тяжкие последствия на похищение группой лиц по предварительному сговору;

В действиях лица признано наличие состава преступления,- незаконное проникновение в жилище с применением насилия, как отдельный состав преступления;

Сбыт фальшивых денег, обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является осознание этим лицом того, что денежные купюры являются действительно фальшивыми;

Соисполнительство в изнасиловании группой лиц по предварительному сговору;

Принцип законности при производстве по уголовному делу;

Приостановление производства по уголовному делу;

Приговор за мошенничество отменён. Отмена приговора за мошенничество, в виду неверной оценки фактических обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций;

Посредник в сбыте или приобретение наркотических средств;

Изменение ответственности по ст. 222 УК РФ;

Приговор не может быть основан на предположениях;

Способ и орудие преступления - основание для отмены приговора;

Отмена приговора в виду отсутствия объективной оценки установленных фактов;

Кража - совершенное с корыстной целью противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества;

Грабёж - открытое хищение чужого имущества;

Разбой - хищение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни;

Вымогательство - это требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия или угрозой распространения порочащих сведений;

Мошенничество это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

Присвоение или растрата - это хищение чужого имущества, вверенного виновному;

Хищение предметов, имеющих особую ценность - особый вид хищения;

Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения;

Завладение автомобилем без цели хищения;

Уничтожение или повреждение имущества;

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности;

Московский городской суд: 107076, Москва, Богородский вал, д. 8
тел. (495) 963-55-52;

Прокуратура Москвы: ул. Новокузнецкая, д. 27, Москва, Россия, 115184
тел. (495) 951-71-97;