Судебная практика Московского городского суда

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Убийства, сопряженные с разбоем

Московский городской суд в составе:
председательствующего судьи Н.,
при секретаре П.,
с участием государственного обвинителя С-а А.В.,
подсудимых Подгорных М.Ю. и Левкина С.В.,
защитников адвокатов .....................,
потерпевших Д-ой Л.Е., К-ой Г.М., П-на В.А., Е-ой Е.В., ее представителя – адвоката Г-а М.В., гражданских истцов Р-на В.А. и В-ва Д.Л.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении
Подгорных М.Ю.
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «б, в» ч.4 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ;
Левкина С.В.,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «б, в» ч.4 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ;

УСТАНОВИЛ:

Подгорных совершил группой лиц по предварительному сговору умышленное убийство трех человек, сопряженное с разбоем.
Левкин способствовал умышленному убийству трех лиц, совершенному группой лиц по предварительному сговору и сопряженному с разбоем.
Кроме того, Подгорных и Левкин группой лиц по предварительному сговору совершили разбой, с применением оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также они группой лиц по предварительному сговору незаконно приобрели, хранили и носили оружие и боеприпасы.

Преступления ими совершены в г. Москве при следующих обстоятельствах.
Не позднее декабря 2009 года сотрудник службы инкассации ОАО НКО «***» Подгорных и его знакомый М-ов, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и он осужден 10 сентября 2012 года в особом порядке приговором ***, вступили между собой в преступный сговор, направленный на убийство сотрудников службы инкассации «***», с целью хищения перевозимых ими денежных средств.
Во время подготовки к нападению они привлекли к совершению преступления своего знакомого Левкина и инкассатора того же предприятия Ш-ва. Объединившись таким образом на основе общих преступных намерений, М-ов, Подгорных, Левкин и Ш-в, разработали план нападения, в ходе которого решили применить огнестрельное оружие, и распределили между собой преступные роли.
М-ов в соответствии с отведенной ему ролью финансировал преступный план.

Примерно в апреле 2010 года при неустановленных обстоятельствах он приобрел мобильные телефоны и сим-карты к ним для использования их в целях конспирации в момент совершения нападения, но не позднее июня 2010 года выделил Левкину **** рублей для приобретения двух единиц огнестрельного оружия.

Получив от М-ова деньги, Левкин, выполняя свою роль, через своего знакомого в июне 2010 года при неустановленных обстоятельствах приобрел пистолет, пригодный для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм и не менее 8 патронов к нему. В то же время, через своего знакомого Б-ова, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и он осужден 10 октября 2011 года **** судом г. Москвы, приобрел пистолет «ТТ» и не менее 4 патронов к нему в торговом центре «****», расположенном около станции метро «****» в г. Москве.
25 июня 2010 года оба пистолета он передал М-ову, который отвез их в гараж № 135, расположенный по адресу: ****.
В тот же день, готовясь к нападению и проверяя боеготовность оружия, М-ов, Подгорных и Ш-в, взяв с собой пистолеты, выехали на пустырь, расположенный около д. 31, по ****, где Подгорных произвел 2 выстрела из пистолета «ТТ» в сторону дерева, а Ш-в –1 выстрел из второго пистолета. После произведенного отстрела оружия соучастники проследовали к д. 7 «А» на ****, где высадили Ш-ва, а сами проследовали в гараж М-ова, расположенный по вышеуказанному адресу, где спрятали пистолеты и хранили их там до нападения.
Подгорных и Ш-в, выполняя свою роль и используя известную им по службе информацию, подобрали для нападения маршрут № 71, проходящий от базы «****», расположенной по адресу: д. 7А на *** до хранилища денег, расположенном в доме 22, на ****. При этом сообщники учли, что именно по этому маршруту в ночное время экипаж инкассации из трех человек перевозит самую крупную сумму денег. Все вместе они проехали по этому маршруту и определили, что будут нападать на инкассаторов на 19 км внутренней части Третьего транспортного кольца.

Согласно плану Подгорных и Ш-в, используя свое знакомство с инкассаторами ОАО НКО «***», должны были подсесть к ним в автомашину, обеспечив тем самым беспрепятственный доступ в салон автомашины других соучастников и совершить убийство членов экипажа для последующего хищения денежных средств, а М-ов и Левкин должны были ждать их на 19 км Третьего транспортного кольца, для того, чтобы помочь соучастникам вынести из автомашины инкассации мешки с денежными средствами.
Таким образом, М-ов, Подгорных, Левкин и Ш-в в период с декабря 2009 года по 26 июня 2010 года объединились на основе общих преступных намерений с целью совершения нападения на автомашину инкассации ОАО НКО «***», и убийства лиц, входящих в состав экипажа автомашины, с целью хищения перевозимых ими денежных средств в особо крупном размере, разработав план совершения преступления, распределив между собой роли.

26 июня 2010 года Подгорных и М-ов попытались связаться с Ш-вым с целью завершения подготовки к нападению, но Ш-в добровольно и окончательно, отказавшись от совершения преступления, не выходил на связь. Тогда, Подгорных и М-ов внесли коррективы в ранее разработанный план преступления, согласно которым М-ов должен был подсеть в автомашину к инкассаторам вместо Ш-ва.
Продолжая реализацию совместного преступного умысла, 27 июня 2010 года не позднее 2 часов 45 минут, Подгорных, М-ов и Левкин, вооружившись неустановленным следствием пистолетом, предназначенным для производства выстрелов патрона калибра 9 мм и пистолетом и «ТТ» и имея при себе мобильные телефоны для связи друг с другом, на автомашине «****» госномер ****, принадлежащей М-ову А.С., приехали к месту расположения базы ОАО НКО «***». После этого Левкин на этой же машине уехал к месту нападения – на 19 километр Третьего транспортного кольца, а Подгорных и М-ов остались ожидать выезда автомашины инкассации ОАО НКО «***», следующей по маршруту № 71.
Для того чтобы сесть в инкассаторскую автомашину, Подгорных, используя свое знакомство с инкассатором К-вым, позвонил ему с заранее приготовленного мобильного телефона и попросил подвезти его с коллегой, объяснив, что им по пути следования автомашины инкассации. К-в дал свое согласие и сказал, что в машину можно будет сесть в районе д. 3 по ***. М-ов и Подгорных проследовали к указанному им месту, где К-в, нарушив инструкции, допустил их в салон автомашины инкассации ОАО НКО «***» марки «***» с г.р.з. «***», в состав экипажа которой входили, помимо него, водитель Е-н и охранник Х-ов. Садясь в автомашину, Подгорных представил М-ова как нового сотрудника ОАО НКО «***».
Взяв пассажиров, автомашина инкассации, в которой находились денежные средства в сумме *** рублей 58 копеек, продолжила свой путь.
По пути следования Подгорных и М-ов попросили остановить автомашину в районе отметки 19 км 3-его транспортного кольца в г. Москве, где ожидал их прибытия Левкин. После того, как автомашина остановилась, Подгорных и М-ов, действуя совместно и согласованно, реализуя общий для соучастников преступный умысел, направленный на причинение смерти Е-ну, Х-ову и К-ву, с целью завладения денежными средствами в особо крупном размере, произвели в потерпевших множественные выстрелы из имевшегося у них огнестрельного оружия калибра 9 мм и 7,62 мм.
Однако пистолет, предназначенный для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм заклинил, тогда Подгорных и М-ов, действуя совместно и согласовано, похитили у охранника Х-ова служебное огнестрельное оружие – пистолет марки ИЖ-71 с серийным обозначением ***, который использовали в дальнейшем для убийства потерпевших. В процессе реализации преступного умысла на причинение смерти потерпевшим Подгорных и М-ов произвели не менее 6 выстрелов в Е-на, не менее 6 выстрелов в Х-ова и не менее 5 выстрелов в К-ва.

В результате преступных действий Подгорных и М-ова, непосредственного производивших выстрелы в потерпевших, а также Левкина, оказавшего им содействие в этом, Е-ну были причинены: сквозное проникающее ранение головы, слепое проникающее ранение головы, с повреждением мягких тканей, костей черепа, головного мозга; слепое проникающее ранение груди, с повреждением мягких тканей, правого легкого и сердца; сквозное проникающее ранение груди и живота, с повреждением мягких тканей, правого легкого, диафрагмы, печени и печеночно-двенадцатиперстной связки; два сквозных проникающих ранений живота, с повреждением мягких тканей и кишечника; два ранения (сквозное и касательное) в области половых органов; ушибленные раны правых скуловой, височной, глазничной областей, правой ушной раковины; ссадины правых скуловой, височной области.
Смерть Е-на В.В. наступила в результате огнестрельных ранений головы, груди и живота, сопровождавшихся повреждениям костей черепа, головного мозга, внутренних органов, внутренним кровотечением, квалифицирующихся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Х-ову были причинены: слепое ранение головы, сквозное ранение головы, с повреждением с мягких тканей, костей черепа, головного мозга; слепое ранение мягких тканей задней поверхности груди; слепое ранение груди и живота, с повреждением мягких тканей, 10 ребра, левого легкого, диафрагмы, желудка, большого сальника; сквозное ранение живота, с повреждением мягких тканей, кишечника, большого сальника; слепое ранение живота, с повреждением мягких тканей, поперечного отростка 1-го поясничного позвонка справа, печени; не менее 20 ушибленных ран по различным частям тела.
Смерть Х-ова наступила в результате огнестрельных ранений головы, груди и живота, сопровождавшихся повреждениями костей скелета, головного мозга и внутренних органов, которые как в совокупности, так и каждое в отдельности, по признаку опасности для жизни относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью.
К-ву были причинены множественные огнестрельные пулевые сквозные ранения головы с повреждением мягких тканей, костей черепа и головного мозга; ранения груди, с повреждением мягких тканей, ребер, легочной плевры, сердца, легких; ранения мягких тканей передней поверхности груди; ранение мягких тканей правого плеча; ранение мягких тканей правого предплечья; ушибленные раны правой заушной, левых височно-заушной и щечно-подчелюстной областей.
Смерть К-ва А.Б. наступила в результате огнестрельных ранений головы и груди, сопровождавшихся повреждениями головного мозга, легких и сердца, по признаку опасности для жизни эти ранения относятся к причинившим тяжкий вред здоровью.

После лишения жизни потерпевших, Подгорных позвонил Левкину, который в соответствии с отведенной ему преступной ролью, подошел к вышеуказанной автомашине и совместно с Подгорных и М-овым стал перемещать упаковки с денежными средствами на общую сумму **** рублей 58 копеек, из автомашины инкассации в автомашину марки «***» государственный номерной знак ***, принадлежащую М-ову, с которой предварительно были сняты государственные регистрационные номера.
Кроме того, М-ов с целью сокрытия следов преступления, похитили служебный пистолет Х-ова марки «***».

Завладев вышеуказанными денежными средствами и служебным огнестрельным оружием Подгорных, М-ов и Левкин поехали в гараж к М-ову, где начали делить похищенные деньги.
В это время к гаражу приехали знакомые Левкина, которые знали о нападении на инкассаторов и которых пригласил Левкин с целью обеспечения своей безопасности. Каждому из них подсудимые передали по **** рублей, в качестве вознаграждения за нераспространение сведений о их причастности к нападению.
После того, как соучастники разделили между собой денежные средства, М-ов оставил свою часть денег в вышеуказанном гараже, а Подгорных и Левкин свои доли забрали.
Подгорных часть денег из своей доли израсходовал на личные нужды, часть спрятал в по. **** области и распорядился ими по своему усмотрению.
29 июня 2010 Левкин перевез свою часть похищенных денег, и часть денег М-ова, по просьбе последнего, к своему знакомому неосведомленному о происхождении денег Л-ову на дачный участок № 80 садового товарищества «***ь», расположенный в ***, где часть денег закопал в землю, а часть спрятал в гараже и доме, распорядившись ими по своему усмотрению.
Не позднее 4 июля 2010 года знакомый Левкина – Б-ов, осведомленный о совершенных Левкиным, М-овым и Подгорных преступлениях, по просьбе Левкина на принадлежащей ему автомашине марки ****, госномер ****, перевез совместно с последним причитающуюся М-ову часть похищенных денег с вышеуказанного дачного участка к дому 50 в деревне****, где передал их М-ову.
В дальнейшем М-ов спрятал похищенные деньги и пистолет «***» в лесном массиве, расположенном в ***, распорядившись ими по своему усмотрению.

В судебном заседании Подгорных и Левкин вину в предъявленном им обвинении признали частично.
Подсудимый Подгорных показал, что М-ова Александра знает с детства, поскольку изначально дружил с его отцом. С весны 2007 года стал снимать у М-ова квартиру на ****, и они часто общались. М-ов, зная, что он работает в инкассаторской службе, стал вынашивать идею об ограблении инкассаторов и постоянно с ним разговаривал об этом. Адвокат на следствии обращал на это внимание.

Примерно в июле 2009 года М-ов предложил ему ограбить броневик ОАО НКО «***». Сначала он не согласился, но М-ов был настойчив и убедил его, что если использовать его опыт работы инкассатором и знать технологию инкассаторской деятельности, то нападение можно спланировать безупречно.
В конце сентября 2010 года он согласился на уговоры М-ова. В тот же период времени М-ов познакомил его со своим приятелем Левкиным, которому представил его как человека, который может быть им полезен при ограблении инкассаторского броневика.
После этого знакомства они начали просчитывать варианты нападения и пришли к выводу, что нужен опытный водитель и машина с хорошими скоростными качествами. Для этой цели решили привлечь С-ова, которого хорошо знали Левкин и М-ов.
В это же время М-ов стал искать для нападения оружие и озадачил этим вопросом Левкина. Левкин нашел своих знакомых, которые помогли ему найти продавцов оружия, М-ов дал ему деньги, и он купил два пистолета – «ПМ» и «ТТ». Пистолет системы «Макарова» был в плохом состоянии, и необходимо было понять, пригоден ли он для стрельбы или нет, а пистолет «ТТ» был в хорошем состоянии, но у него коррозией был съеден ствол внутри, и несмотря на то, что он почистил его, все равно нужно было проверить боеспособность обоих пистолетов.
После того, как оружие было приобретено, они приступили к разработке более детального плана нападения. В его подготовке принимали участие он, М-ов, Левкин, и еще они привлекли Ш-ва, который работал охранником и сопровождал инкассаторов «***а», и которому еще в 2009 году он предлагал принять участие в ограблении инкассаторской машины. Вместе с Ш-вым они владели информацией, по какому из маршрутов инкассаторы перевозят самую крупную сумму денег, и решили напасть на инкассаторов 71-ого маршрута.

В начале июня 2010 года, в машине М-ова «***» около магазина в г. ****, он и М-ов встретились с Ш-вым, которому сказали, что у них есть пистолеты для нападения, что все спланировано, что надо более детально все обсудить. Для начала Ш-ву передали сим-карту и мобильный телефон, который должен был использоваться для связи в момент совершения преступления. Также они решили Ш-ва использовать при отстреле пистолетов, так он владел оружием. С этой целью он и М-ов заехали за Ш-вым на работу, затем поехали к М-ову в гараж, расположенный на ул. ***, там взяли пистолеты, выехали на пустырь, где он и Ш-в произвел по одному выстрелу из каждого пистолета. У пистолета «ПМ» до момента его использования была полная обойма с патронами в количестве 8 штук, а у пистолета «ТТ» – в обойме было 7 патронов.

После отстрела пистолетов на пустыре, они отвезли Ш-ва обратно на работу, а сами потом поехали в гараж на ул. ****, где оставили пистолеты.
Через несколько дней после этого, они все вместе – он, Левкин, Ш-в и М-ов на автомашине последнего поехали по инкассаторскому маршруту № 71 для того, чтобы определить место нападения на броневик. Сначала обсудили, где можно сесть в инкассаторскую автомашину, учли, что на территории базы ОАО НКО «***» размещено много видеокамер, и приняли решение «подсесть» в автомобиль за ее пределами, прямо около светофора, так как там отсутствуют камеры видеонаблюдения.
Проехав по маршруту, они выбрали для нападения 19 км 3-его транспортного кольца. Это было тихое место, где можно было припарковать машину для погрузки в нее мешков с деньгами, в этом месте отсутствовали камеры видеонаблюдения, а обзор от жилых домов был закрыт шумовым экраном. К тому же, это место было максимально приближено к гаражу М-ова.
После этого они разошлись и стали ждать подходящий день совершения нападения. Дата была выбрана ими исходя из того, чтобы у них с Ш-вым был выходной.
С инкассатором К-вым он был знаком по работе, и узнал его мобильный телефон в дежурной части ОАО НКО «***». Ш-в когда-то работал в одной смене с Х-овым, и они также были знакомы. Продумав все эти моменты, они решили напасть на инкассаторов в ночь с 26 на 27 июня 2010 года. Для этого М-ов раздал им приобретенные заранее для этого случая СИМ-карты и мобильные телефоны. Также он купили китайские сумки – клетчатые баулы для перекладывания в них денег, женские чулки для маскировки, если попадут в поле зрения камер видеонаблюдения или сторонних прохожих, а также строительные перчатки.

Однако накануне нападения исчез Ш-в, и он не смог до него дозвониться. Ш-в на связь так и не выше, тогда М-ов принял решение сесть в машину к инкассаторам вместо Ш-ва. Но М-ов не умел стрелять, и, готовясь к нападению, они поехали в гараж М-ова, где он с целью приобретения навыков стрельбы, произвел два выстрела из пистолета «Макарова» в кусок доски. После этого они поехали в квартиру на Алтуфьевском шоссе, где выждали время, и примерно в 12 часов ночи поехали в район платформы «****», откуда забрали ожидавшего их Левкина. Вместе с ним поехали к месту нападения и показали ему, где он должен их дожидаться. Затем они втроем поехали к территории базы ОАО НКО «***», припарковались на площадке недалеко от станции метро «****», откуда он позвонил инкассатору К-ву и попросил его с другом подвезти. Примерно в 2 часа 30 минут им перезвонил К-в и сказал, что они уже выезжают. До этого времени пистолеты лежали между разложенных задних сидений в автомашине ***. После звонка К-ва М-ов положил себе в рюкзак пистолет системы «Макарова», сумки и чулки, а он взял себе пистолет марки «ТТ» и положил его во внутренний карман своей куртки.
Левкин оставил их дожидаться броневика инкассаторов, а сам поехал на место нападения. Они с М-овым подошли к светофору, через несколько минут рядом с ними затормозила инкассаторская машина, и они сели внутрь. Он сидел в салоне автомашины на сиденье рядом с инкассатором К-вым, а М-ов сел рядом с дверью на корточках. При посадке в автомашину он представил М-ова как нового сотрудника, который собирает деньги из банкоматов.

Когда они проехали Москва-Сити и начали спускаться с моста вниз, то он показал место, где нужно остановиться, сказав, что они приехали. При подъезде к месту остановки М-ов первым открыл стрельбу из пистолета системы «Макарова», и сначала выстрелил в охранника Х-ова, затем произвел выстрелы в водителя Е-на и в инкассатора К-ва. Он тоже дважды выстрелил в водителя. Х-ов после выстрелов был еще жив, и М-ов стал наносить ему удары по голове рукояткой пистолета. Он крикнул М-ову, чтобы он стрелял, но пистолет системы «Макарова» заклинило.
Тогда он вытащил из кобуры охранника его служебный пистолет марки «ИЖ» и передал его М-ову, а сам пошел в отсек для хранения денег, где начал осматривать мешки и секьюрпаки с деньгами, выбирать из них те, в которых находились крупные суммы денег, и складывать деньги в сумки, которые он взял из рюкзака М-ова. В это время он услышал, как из салона автомашины раздались выстрелы, а затем М-ов стал держать сумки, помогая ему собирать деньги. Довольно долго они наполняли сумки мешками и секьюрпаками с деньгами, так как ему еще приходилось их сортировать.
После того, как они собрали первую сумку, они позвонили Левкину на конспиративный телефон и сказал, чтобы он подходил к машине и забирал деньги. Через некоторое время Левкин пришел, М-ов приоткрыл дверь, протянул Левкину первую собранную сумку с деньгами и он забрал ее. Увидев в машине тела погибших и кровь около машины на асфальте, Левкин начал кричать, что больше не придет, но он позвонил ему еще раз и сказал, чтобы он все-таки приходил и побыстрее, и что отступать ему уже некуда.

После этого разговора Левкин приходил еще два раза и забирал у них сумки с деньгами. Последнюю сумку он выносил из машины вместе с М-овым, и они отнесли ее сразу же в машину «****».
Затем они с М-овым отнесли в машину сумки, которые Левкин оставил возле кустов. Погрузив деньги в ****, они поехали в гараж М-ова, за рулем **** находился М-ов, а он с Левкиным сели в машину «*****». Левкин не смог ехать за рулем, поэтому, ему пришлось вести машину. По ходу движения в гараж они с Левкиным ехали первыми, а М-ов следом за ними. Во время движения они перезванивались, так как боялись, что могут быть замечены сотрудниками милиции и их могут задержать. В случае появления милиции, они с Левкиным должны были нарушить правила движения и привлечь к себе внимание сотрудников, а М-ов тем временем, смог бы беспрепятственно ехать дальше.
Приехав к территории гаражей, они припарковались неподалеку на спортивной площадке, но поняв, что сумки они до гаража не дотащат, то решили попробовать заехать в гараж. М-ов на «****» подъехал к гаражам, сторож открыл ему ворота, он проехал внутрь, а он и Левкин зашли туда пешком, оставив «****» на прежнем месте.
Выгрузив мешки с деньгами в гараж, они стали отделять банкноты от мешков, пакетов бумаг. Банкноты они бросали на капот автомобиля «****», стоявшего в гараже. Из этой кучи они стали выбирать банкноты по номиналу, раскладывая их в разные баулы, и занимались этим примерно до 8 часов 27 июня 2010 года. Затем сложили сумки с деньгами в салон «****», замаскировали их матрацем. Они с М-овым переоделись в другую одежду, а ту одежду, в которой были, упаковали в пакеты.
Взяв незначительную часть денег, все втроем они вышли на улицу. Левкин уехал в ****, и они договорились с ним встретиться примерно в 11 часов, а он и М-ов пошли пешком через проспект ****, вышли возле магазинов М-Видео и Спортмастер, по пути выбросили пакеты с одеждой. Выйдя на дорогу, они поймали такси, и поехали в магазин «Ашан» в ****, где они купили себе новую одежду и три небольших чемодана, черного цвета. Данные покупки они делали на похищенные денежные средства, потратив из них примерно *** тысяч рублей. Сделав покупки, они поехали обратно в гараж на попутной автомашине.

Около входа в гараж их встретил С-ов, а затем к ним подошли В-ов и К-ев. Пришедшие обозначили, что знают о нападении на инкассаторов и стали требовать долю похищенных денег. Обманув их, они сказали, что в нападении участвовало много людей, что деньги им еще предстоит получить, и что они могут выделить им за молчание только какую-то часть из своей доли.
После этого он и С-ов поехали на радиорынок «****» за счетной машинкой для денег. М-ов, взяв один чемодан, якобы для денег, которые им должны были передать за их участие в нападении, сделал вид, что поехал за деньгами. На самом же деле он поехал на место, где они договорились встретиться с Левкиным, чтобы узнать у него причину появления у гаражей С-ова с компанией, но Левкина на месте не оказалось.
М-ов после этого вернулся в гараж, сложил в чемодан всю мелочь, денежные купюры номиналом 10, 50, 100, 500 рублей, а также несколько купюр по 1000 и 5000 рублей, и отнес их в автомашину С-ова, где на счетной машинке они пересчитали деньги, и их оказалось около *** миллионов рублей. Деньги они разделили на две половины, и *** рублей забрали С-ов, В-ов и К-ев. Затем К-ев по их просьбе подъехал к гаражу, они забрали у него счетную машинку для денег, а к нему в машину погрузили мешок с пакетами из-под денег, оставшиеся баулы, телефоны и весь оставшийся после нападения мусор, и втроем поехали на берег Москвы-реки, где в районе ****, сожгли его.
После того, как К-ев, С-ов и В-ов уехали, они с М-овым взяли спрятанные в гараже пистолеты «ПМ» и «ТТ», и пошли на берег Москвы-реки и выбросили их в воду.

Затем они вернулись в гараж и стали на машинке пересчитывать деньги и складывать их в два чемодана и баул. Ему и М-ову досталось по *** - **** миллионов купюрами достоинством по 1000 рублей и 5000 рублей, а оставшиеся деньги, которые были в бауле, они приготовили для Левкина, положив туда на **** миллиона меньше, чем себе, высчитав деньги, отданные С-ову, В-ву и К-ву.
Примерно в 21 час они закончили дележку денег, взяли свои чемоданы и поехали с ними домой. Сначала М-ов на автомашине «****» завез его домой на *** шоссе, а потом поехал к себе домой в ****.
Баул, в котором была доля Левкина, и пистолет марки «ИЖ» остались в гараже. Дома он положил чемодан с деньгами в кладовку, предварительно закрыв его на замки.
Утром 28 июня 2010 года он с семьей поехал в *** область в с. *** и взял деньги с собой, которые сначала прятал в лесном массиве, затем часть их отдал на сохранение Т-ну, который купил на них квартиру в г. Калининграде М.О. Часть денег была истрачена на покупку квартиры в Краснодаре, часть денег у него украли, а часть он потратил на личные нужды.
Кроме того, Подгорных утверждает, что Левкин не планировал с ними убийство инкассаторов и узнал об этом после их убийства.

Подсудимый Левкин в суде и на предварительном следствии показал, что с М-овым он дружил давно, и примерно в октябре 2009 года он познакомил его с Подгорных.
В середине января 2010 года М-ов приехал к нему домой и попросил помочь купить два боевых пистолета для своего соседа, которые ему нужны для самообороны. Он согласился помочь ему в этом вопросе, за что М-ов передал ему **** рублей. Для того, чтобы найти пистолеты, он сначала обратился к С-ову, который уже знал, что пистолеты нужны М-ову, и отказал ему. Тогда он попытался найти оружие самостоятельно, но не смог, и обратился с этой просьбой к Т-ву. Т-ов сказал, что не знает, где найти оружие и дал понять, что М-ов уже обращался к нему с такой просьбой и дал ему деньги на покупку пистолетов, но Т-ов, взяв деньги, обманул его и пистолеты не купил.
В начале весны 2010 года, находясь в д. *** в магазине «Автозапчасти», он встретил Б-ова, с которым знаком с 2007 года и поддерживает с ним дружеские отношения. Во время разговора спросил у него, может ли он купить для него пистолет. Б-ов сказал, что поспрашивает и в случае положительного результата даст знать.

Примерно в мае 2010 года Б-ов позвонил ему и сказал, что «нашел» пистолет «ТТ» с патронами, и приехал к нему на дачу Л-ова – еще одного его приятеля, у которого в тот момент он находился. При встрече Б-ов подтвердил, что нашел пистолет «ТТ» с патронами за **** рублей.
В этот же день он позвонил М-ову. Он согласился приобрести пистолет за указанную сумму и через неделю приехал к нему на работу и привез ему *** рублей.
Взяв деньги, он встретился с Б-овым г. Москве и поехали к торговому центру «Семеновский». Б-ов взял у него *** рублей, позвонил кому-то и ушел. Вернулся он обратно с подарочным пакетом, в котором находился пистолет «ТТ», завернутый в белую тряпку.

Приехав домой, он пошел в подвал дома и там над дверью повесил пистолет «ТТ» таким образом, чтобы его не было видно.
На следующий день он позвонил М-ову и сообщил ему о покупке пистолета. В тот же день он позвонил Т-ову и сказал, что «нашел» один пистолет для М-ова и попросил его «поискать» второй.
Т-ов перезвонил в тот же вечер и сказал, что нашел для него пистолет за *** рублей. Он вновь созвонился с М-овым и сказал ему о стоимости пистолета. М-ов приехал к нему на работу и привез *** рублей.
Сразу же пистолет он забрать не смог, но как только после работы вернулся домой, то к нему приехал молодой человек, вызвал его на улицу, сказал, что он от Т-ова, и передал ему целлофановый пакет, внутри которого в тряпке был завернут пистолет, схожий по внешним данным с пистолетом Макарова, рукоятка которого, была обмотана синим скотчем. Он расплатился за пистолет, передал незнакомцу *** рублей. Купленный пистолет он спрятал в подвале дома, рядом с пистолетом «ТТ».
Спрятав пистолет, он позвонил М-ову, а также позвонил С-ову, сообщив, что нашел для М-ова два пистолета, но боится их отдавать, поскольку М-ов приедет с Подгорных, который служил в горячих точках и ему все равно, что сделать с человеком. С-ов приехал к нему домой вместе с В-ым, он показал им пистолет системы «Макарова» и попросил подстраховать его при передаче оружия М-ову и Подгорных, которые к этому времени уже должны были приехать. Со С-овым он договорился, что пистолеты будет передавать в месте, находящемся в стороне озера, но М-ов и Подгорных туда не поехали, а повезли его в лес, где он отдал им оба пистолета, и попросил рассказать, что они задумали.

Подгорных объяснил, что он работает инкассатором в фирме, и что у него есть идея ограбить инкассаторскую автомашину.
Во время этого разговора Подгорных и М-ов предложили ему принять участие в ограблении, но ни один из них ничего не говорил про убийство инкассаторов, речь шла только об ограблении инкассаторской машины. Его роль заключалась в том, что он будет нужен им как водитель для перевозки денег. Больше никаких подробностей ограбления они до него не довели.
После всего этого М-ов чаще стал с ним общаться, стал заезжать к нему на работу, давал в долг деньги.

Примерно в начале июня 2010 года М-ов очередной раз приехал к нему на работу, сказал, что у них все готово для ограбления инкассаторов, и передал ему 4 или 5 сим-карт оператора связи «Мегафон», а также сообщил номер телефона, по которому можно с ним общаться на тему ограбления.
Примерно за неделю до нападения, Подгорных и М-ов заехали за ним на работу и повезли его сначала на *** проезд, к дому, от которого он должен был забрать машину, потом показали ему место, где он примерно должен стоять, затем они поехали на ****проезд к дому 2, и М-ов сказал ему, что тут у него гараж.
Примерно через 3-4 дня ему на «кривой» номер позвонил М-ов и сообщил, что необходимо купить «глушилку» – прибор для заглушки сигналов датчиков, которыми могли быть оборудованы инкассаторские мешки. Для этого М-ов приехал к нему на работу, передал ему *** рублей и дал номера телефонов компаний, которые продают эти приборы, пояснив, что курьеры привозят «глушилки» к любому метро.

Позвонив в одну из фирм, он заказал «глушилку», но одновременно с этим позвонил С-ову и попросил его «достать» этот прибор, а деньги, выделенные М-овым, поделить между собой.
На следующий день он забрал у курьера только «глушилку» от жучков, которую также заказывал М-ов, забрал у С-ова «глушилку» для датчиков, и по телефону сообщил об этом М-ову. Также он сказал М-ову, что у него закончились деньги на сим-картах.
М-ов встретился с ним, передал ему телефон «Сименс» с сим-картой и записанным там конспиративным номером телефона, сообщил, что ограбление планируется в ночь с 26 на 27 июня 2010 года и просил его быть поздно вечером 26 июня на работе в «Фили-кровля», откуда они с Подгорных его смогут забрать.
26 июня 2010 года он попросил Б-ова отвезти его в г.Москву. По пути следования они заехали в г. ***, где в квартире у Ф-ой скоротали время и, примерно, в 23-24 часа поехали в г. Москву. Создавая себе алиби на тот случай, если после нападения на инкассаторов его задержат, в квартире Ф-ой он оставил свой мобильный телефон. А кроме того, перед выездом из г. ***** он позвонил С-ову и попросил подстраховать его, сказав, что М-ов и Подгорных могут его убить, и назвал адрес, где его следует ожидать – *** проезд, д. 2.
Подъехав к заводу «****», он велел Б-ову ждать его и предупредил, что если с ним что-нибудь случиться, то С-ов в курсе, а сам пошел на территорию завода. Вначале он позвонил С-ову и сообщил ему, что уже находится в г. Москве, а затем сообщил об этом М-ову.

После этого, он вышел с территории завода так, чтобы его не заметил Б-ов, и на стоянке машин сел в машину «****», в которой его дожидались М-ов и Подгорных. Сразу же он передал им «глушилки», и они проверили их. Затем все втроем поехали к инкассаторской базе, где работал Подгорных. По пути следования М-ов выписал на него доверенность на машину «****», затем они переоделись, М-ов взял рюкзак, Подгорных взял пистолет, и они остались ждать инкассаторскую машину, а он поехал к месту нападения.
Приехав туда, он припарковал автомашину и стал ждать.
Примерно через полтора часа ему позвонил М-ов и сказал, чтобы он срочно бежал к дороге, и что они находятся в броневике. Он подбежал к броневику, который стоял у обочины, и увидел лужу крови на асфальте около передней пассажирской двери. М-ов и Подгорных находились внутри автомашины. М-ов передал ему клетчатый баул с деньгами и сказал, чтобы он отнес его в кусты, а сам возвращался. Он взял баул, но сказал им, что больше не придет В ответ на это услышал угрозы, и он вынужден был еще дважды возвращаться к машине за деньгами.
После того, как перенесенные из броневика сумки с деньгами погрузили в автомашину «****», они с Подгорных сели в автомашину «***», но из-за стресса он не смог вести машину, и за руль сел Подгорных, М-ов же ехал за рулем «***», в котором находились деньги.

Дорога заняла у них не более 10 минут. Они подъехали к гаражам и занесли баулы с деньгами в гараж.
Подгорных и М-ов переоделись в другую одежду, и все вместе они вышли на улицу. Подгорных дал ему примерно *** рублей и сказал, чтобы он уезжал, а они поедут в магазин «Ашан» за чемоданами, а потом они договорились встретиться в Филях. Но Подгорных и М-ов на встречу не приехали, прождав их больше часа, он вместе с Б-овым уехал домой, в деревню ***.
Вечером того же дня ему позвонил М-ов и сказал, что приедет к нему через 2 дня.
Приехав в назначенное время, М-ов привез деньги и сказал, что их нужно спрятать.
Он позвонил своему знакомому Л-ову, и они поехали к последнему на дачу. М-ов на своей машине тоже поехал с ними, и попросил спрятать и его деньги. Л-ов разрешил оставить чемодан М-ова.
После того, как М-ов уехал, он показал Л-ову деньги и предложил их пересчитать. Но деньги они считать не стали, он взял **** рублей, позвонил Б-ову и поехал домой.
На следующий день он поехал к Л-ову и на счетной машинке пересчитал деньги. Потом они вместе с Л-овым сложили их в сумки, часть спрятали в тайнике между 1-ым и 2-ым этажами, а часть закопали возле теплицы.

Через 2 дня ему позвонил Л-ов и сказал, что чемодан М-ова надо забрать с дачи, так как туда приезжают родители. Он позвонил М-ову, и они договорились встретиться вечером.
Потом он позвонил Б-ову, они с ним вместе поехали на дачу к Л-ову, взяли чемодан М-ова, договорились по телефону встретиться в деревне Гора, где он передал М-ову чемодан с деньгами, и они разъехались.
Свою долю похищенных денег, сумму которых он назвать не может, он использовал на собственные нужды, **** рублей отдал С-ой на открытие ночного клуба**** рублей заплатил Б-ову за молчание ( 140-149, 167-170).
Кроме того, Левкин утверждает, что не планировал вместе М-овым и Подгорных убийство инкассаторов и не знал, что при нападении они будут убиты.

Проверив и оценив собранные доказательства в их совокупности, суд считает вину подсудимых в содеянном доказанной.
Так, из показаний осужденного М-ова следует, что мысль напасть на инкассаторов и завладеть деньгам, возникла у них и Подгорных еще в 2008 году. Сначала это была шутка, но постепенно разговор становился серьезным, и зимой 2009 года они точно решили, что нападут на инкассаторов, и начали подготовку. Первоначально, они планировали совершить нападение втроем, он, Подгорных и Ш-в.
В ходе подготовки к нападению он обратился к своему знакомому Т-ову с просьбой приобрести два пистолета системы «Макарова» с глушителями, сказав, что они ему нужны для перепродажи. Т-ов согласился ему помочь, но деньги взял, а пистолет так и не купил.
После этого, примерно весной 2010 года, они с Подгорных обратились к Левкину с аналогичной просьбой, и Подгорных при нем озвучил истинную цель приобретения оружия, сказав, что оно нужно для нападения на инкассаторов и их убийства.
Левкин согласился им помочь, но с условием, что они также возьмут его в долю.
Левкин очень долго искал оружие и в конечном итоге приобрел для них пистолет марки «ТТ» и пистолет системы «Макарова» с полными обоймами. Каждый пистолет им обошелся примерно в *** – **** тысяч рублей.

В ходе подготовки к нападению Подгорных и Ш-в, поскольку сами работали в инкассаторской службе, выбирали инкассаторский маршрут, который ночью перевозил крупную сумму денег. Также они подбирали экипаж, членов которого знали, и которые могли бы впустить их внутрь автомашины. Первоначально они хотели сесть в автомашину инкассации на территории ОАО НКО «***», в «мертвой зоне» камер, однако, впоследствии в «***е» усилили охрану и разместили большое количество камер. Тогда они решили осуществить посадку в автомобиль за пределами территории «***а».
Планируя нападение он, Левкин, Подгорных и Ш-в, проехали по инкассаторскому маршруту и выбрали место нападения на 19 км 3-его транспортного кольца, где отсутствовали камеры видеонаблюдения, было, где припарковать автомобиль, в который можно было перенести мешки с деньгами. К тому же, это место было ближе всего к его гаражу, куда они намеревались перевезти похищенные деньги.
Для конспиративной связи во время нападения он приобрел сим-карты около 10 штук, из которых две он дал Подгорных, две – Левкину, а остальные оставались у него. Телефоны, в которых использовались эти сим-карты, соучастники приобретали самостоятельно.
Также перед нападением они приобрели хозяйственные сумки – клетчатые баулы для перекладывания в них денег, женские чулки для маскировки, если попадут в поле зрения камер видеонаблюдения или посторонних прохожих, а также строительные перчатки.
Изначально, когда с ними должен был участвовать Ш-в, то планировалось, что он вместе с Подгорных сядут в инкассаторский броневик и будут расстреливать экипаж, а они с Левкиным будут ждать их на месте нападения и помогут перенести деньги.
Перед нападением Подгорных и Ш-в в его присутствии испытали пистолеты на боеготовность, выстрелив из них.

Накануне запланированной даты нападения Подгорных не смог дозвониться до Ш-ва, и 26 июня 2010 года они с ним стали искать Ш-ва в г. ***, где он проживал, но не смогли его найти. Тогда они поехали в д. **** к Левкину, с которым также пытались найти Ш-ва в **** МО, но безрезультатно.
Несмотря на то, что Ш-в пропал, нападение решили не откладывать и продолжали подготовку. Автомашину «****» перегнали к месту нападения, заранее сняв с нее номера.
Решив, что вместо Ш-ва он вместе с Подгорных сядет в автомашину и ему придется расстреливать экипаж, они поехали к нему в гараж на улице ****, где он, осваивая навыки стрельбы, произвел два выстрела из пистолета системы «Макарова» в кусок доски.
Непосредственно перед нападением они находились на **** шоссе в квартире, которую он сдает Подгорных. Примерно в 12 часов ночи они поехали в ***, откуда забрали Левкина, и после этого направились к месту нападения. Показали Левкину место, где он должен будет припарковать машину и ждать их дальнейших указаний.
Затем втроем поехали к базе «***а» на *** проезд и припарковались на площадке недалеко от станции метро «***». Подгорных позвонил знакомому инкассатору и спросил, когда они выезжают и подвезут ли они их. Через некоторое время инкассатор перезвонил Подгорных, и сказал, что они уже выезжают.

Он положил себе в рюкзак пистолет системы «Макарова», сумки и чулки. Подгорных взял пистолет «ТТ» и положил его во внутренний карман куртки, и они стали ждать инкассаторов, а Левкин поехал к месту нападения на его автомашине «***».
Они с Подгорных подошли к светофору, вскоре рядом с ними остановилась инкассаторская машина, и они сели в нее. Подгорных представил его как нового сотрудника, который собирает деньги из банкоматов, и сел на сиденье рядом с инкассатором, а он сел рядом с дверью на корточках. Когда они стали подъезжать к месту нападения, Подгорных показал место, где нужно остановиться.
Когда автомобиль остановился, Подгорных выстрелил в водителя, а он сначала выстрелили в охранника, а потом в инкассатора. В охранника он стрелял через спинку сиденья, а в инкассатора – непосредственно в туловище. Подгорных стрелял из положения стоя, находясь между инкассатором и водительским сидением, он же положения не менял, только сместился вперед. Потом Подгорных попытался еще раз выстрелить в инкассатора. Однако у него периодически клинило пистолет «ТТ». Тогда Подгорных взял пистолет у него и опять стал стрелять в инкассатора, но пистолет заклинило.
В то время он увидел, что охранник жив и тянется к своему пистолету, и он стал бить его рукояткой пистолета по голове, а Подгорных в это время вытащил у охранника пистолет и начал стрелять всем потерпевшим в голову – сначала в охранника, потом в водителя, а потом в инкассатора, и в каждого из них он выстрелил по два раза.

Потом они надели перчатки. Подгорных прошел в отделение, где лежали деньги, и они стали загружать их в баул. Заполнив два баула, он позвонил Левкину, чтобы он пришел и забрал деньги. Левкин отнес три баула, а он с Подгорных – один. Сумки они погрузили в «****», за руль которого он сел сам, а Левкин с Подгорных поехали на «****», за рулем которой, был Подгорных. Они ехали впереди, а он следом. По ходу движения они перезванивались, так как боялись, что они могут быть замечены сотрудниками милиции, и их могут задержать. В этом случае, Левкин с Подгорных должны были прикрыть его машину таким образом, чтобы их остановили за правонарушение, а он смог бы беспрепятственно ехать дальше. Приехав к гаражам, они припарковались неподалеку, на спортивной площадке, но поняли, что сумки они до гаража не донесут. Тогда он на «***» подъехал к воротам, и сторож открыл их. Он проехал, а Левкин с Подгорных пришли пешком, оставив «****» на прежнем месте.
Они выгрузили баулы с деньгами в гараж и стали вытаскивать деньги из пакетов и мешков. Банкноты они бросали на капот автомобиля «****», стоявшего в гараже. Из этой кучи они стали выбирать банкноты по номиналу, раскладывая в разные баулы. Примерно до 8 часов 27 июня 2010 года они сортировали деньги, потом поместили баулы в салон автомашины «****» и замаскировали их матрацем. После этого они с М-овым переоделись в другую одежду. Левкин уехал в ****, где его ждал Б-ов, и они договорились с ним встретиться в 11 часов.
Примерно в 9 часов он и Подгорных пошли пешком через проспект ****, вышли возле магазинов М-Видео и Спортмастер, по пути выбросив пакеты с одеждой. Выйдя на дорогу, они остановили такси, и поехали в «Ашан» в район ***.
На похищенные деньги в «Ашане» они приобрели себе новую одежду и три чемодана, для того, чтобы в них складывать деньги, потратив примерно 10-15 тысяч рублей. Затем вернулись в гараж. Около входа в гараж, на детской площадке, они встретили С-ова, который в разговоре дал понять, что он знает о нападении на инкассаторов и имеет по этому поводу претензии. В поддержку С-ова к ним подошли В-ов и К-ев. Подгорных сказал С-ову, что в деле участвовало много людей, поэтому они могут выделить им только какую-то часть из своей доли, которую они еще не получили.
После этого Подгорных со С-овым поехали на «Горбушку» за счетной машинкой для денег; а он, взяв чемодан, якобы поехал за деньгами, которые им должны были отдать за их участие в нападении, а сам отправился в Фили на встречу с Левкиным, чтобы узнать причину появления у гаража С-ова с компанией, но Левкин на встречу не пришел.

Затем он вернулся назад, зашел в гараж, где сложил в чемодан всю мелочь, денежные купюры номиналом 10, 50, 100, 500 рублей, а также несколько купюр по 1000 и 5000 рублей. Выйдя из гаража с чемоданом, он встретил Подгорных, и они пошли к машине С-ова. Сев в машину, они пересчитали деньги на счетной машинке и разделили их на две половины. В чемодане было около *** миллионов рублей. С-ов, В-ов и К-ев забрали себе половину, то есть около *** млн. рублей мелочью, вместе с чемоданом, а остальное оставили им.
Затем К-ев на своей машине, в которую они погрузили баул с пакетами от денег, бумагами, телефонами и остальным мусором, съездил с ними на берег Москвы-реки, где в районе пересечения 3-го *** проезда и *** он сожгли этот мусор и вернулись в гараж.
С-ов с В-овым и К-евым уехали, а они с Подгорных взяли в гараже пистолеты системы «Макарова» и «ТТ», пошли на берег Москвы-реки, выбросили пистолеты в воду.
Вернувшись в гараж они пересчитали на счетной машинке похищенные деньги и сложили их в два чемодана – для себя, и в баул –для Левкина, уменьшив его долю на ***** рублей, которые забрали С-ов и его компания. Каждому из них досталось по *** - **** миллионов, Взяв чемоданы, они разъехались по домам. Баул, в котором была доля Левкина, и пистолет ИЖ остались в гараже.
28 июня 2010 года, он поехал на работу на «***», и взял с собой чемодан с деньгами. После работы, примерно в 15 часов, он поехал в гараж, забрал сумку с деньгами Левкина и поехал к нему в **** район. Когда он приехал к Левкину, то тот позвонил своему знакомому Л-ову, и они поехали к Л-ову на дачу. Там он передал Левкину его долю, а также оставил свою на временное хранение.
Примерно через неделю он забрал свой чемодан с деньгами у Левкина и перевез его в лес, где спрятал недалеко от дачи в п. ****** М.О. Периодически он забирал оттуда определенные суммы, менял их на более крупные купюры, и спрятал в автомобиле «***». Позднее он купил непромокаемые мешки, упаковал в них деньги и закопал их вместе с пистолетом «ИЖ». Из похищенных денег он потратил около **** рублей на личные нужды.
Также М-ов показал, что Левкин знал о их с Подгорных планах и в том числе о планируемом убийстве инкассаторов (т. 28 л.д. 126-131, 276-285).
При очной ставке Левкин и М-ов дали аналогичные показания, которые приведены выше.
При этом Левкин уличил М-ова в том, что именно он заказал ему купить два боевых пистолета, и чтобы он согласился на это, дал ему деньги в сумме **** рублей.
Также Левкин подтвердил, что Подгорных и М-ов сразу же посвятили его в план нападения на инкассаторскую автомашину, где ему отводилась роль водителя, который потребуется только для перевозки денег.
М-ов показания Левкина признал частично, указав, что предварительно не передавал денежные средства Левкину в размере **** рублей за то, чтобы он приобрел для него пистолет.
Также он заявил, что они с Подгорных сообщили Левкину все детали планируемого преступления, и Левкин согласился в нем участвовать.
Помимо этого М-ов указал, что в ходе похищения денег, он Левкину не угрожал, а только позвонил и сказал, что нужно прийти за деньгами, и он пришел (т. 31 л.д. 184-197).

Свидетель Ш-в, показал, что примерно в сентябре 2009 года к нему обратился его знакомый Подгорных, с которым он познакомился в самом начале своей работы в ОАО НКО «***», и предложил ему ограбить инкассаторский маршрут № 64. Он согласился, но сказал, что это было бы глупо грабить тот маршрут, на котором сам работает. Тогда Подгорных предложил подобрать другой маршрут.

В это же время Подгорных познакомил его со своим другом М-овым, который тоже должен был принимать участие в ограблении инкассаторов. Примерно в декабре 2009 года Подгорных сказал ему, что будут грабить 71 маршрут, по которому перевозится много денег. В этом разговоре Подгорных также говорил, что у него до настоящего времени нет оружия для совершения преступления, а ему сказал, чтобы он подружился с кем-нибудь из охранников с 71 маршрута, чтобы была возможность более беспрепятственно проникнуть внутрь машины.
Изначально плана ограбления не было. Он лично участия в разработке плана по ограблению не принимал, но примерно весной 2010 года Подгорных снова с ним завел этот же разговор, сказал, что он знаком с инкассатором с 71 маршрута, который работал вместе с охранником Х-овым.
Примерно в начале июня 2010 года Подгорных ему сказал, что у них с М-овым есть пистолеты для совершения преступления, что они все спланировали, и что надо более детально все обсудить. Подгорных дал ему сим-карту и мобильный телефон, который как он понял, нужен для того, чтобы между ними была связь на момент совершения преступления.
Поскольку он разбирался в оружии, то Подгорных сказал ему, что нужно произвести отстрел пистолетов. В один из дней Подгорных и М-ов приехали за ним на работу. Сначала они заехали в какие-то гаражи и взяли там оружие. Потом они поехали на пустырь, где он и Подгорных взяли по пистолету, и произвели из них по одному выстрелу в сторону дерева. Попала ли пуля в ствол дерева, он не знает, но больше выстрелов они не производили. М-ов тоже выходил с ними из машины и присутствовал, когда они пристреливали пистолеты. У пистолета, из которого стрелял он, ручка была обмотана синим скотчем. Проверив боеспособность пистолета, он обратно отдал его Подгорных.
Также ему известно, что о готовящемся преступлении знал Левкин, который «доставал» пистолеты. Почти сразу же после отстрела оружия, через несколько дней, он, М-ов, Подгорных и Левкин собрались все вместе и решили прокатиться по 3-ему транспортному кольцу для того, чтобы понять, где лучше произвести нападение на инкассаторский броневик. Изначально Подгорных предлагал это сделать на Ленинградском шоссе, но, проехавшись там, они поняли, что там много камер наблюдения, очень людно и их могут не только заметить, но и запомнить или задержать. Поэтому они поехали искать другое место и. проехавшись по дороге, по которой ездит 71 маршрут, решили, что самое удобное место на третьем транспортном кольце. Окончательно место нападения выбрали Подгорных и М-ов.
Согласно плану, они с Подгорных должны были сесть в броневик в районе станции метро «***», у каждого из них должно было быть по пистолету, и они должны были убить весь экипаж, предварительно попросив остановить машину в условленном месте, а Левкин с М-овым должны были их там ждать, и помогать перегружать деньги из броневика в машину.
На момент разработки плана и обсуждения его деталей, он боялся сказать Подгорных, что не пойдет на убийство, так как знал, что Подгорных после нападения может его убить. Также он боялся, что если откажется, то он будет подозревать его в том, что он может его сдать.
После того, как все было спланировано и выбран день нападения, то он еще больше стал нервничать, ушел в запой и отключил все телефоны. В момент совершения преступления он находился на больничном листе. После того, как он вышел из запоя, то услышал из средств массовой информации, что совершено нападение на инкассаторскую машину НКО ОАО «****». Мобильный телефон, который ему дал Подгорных, он после этого выбросил.

Помимо изложенного Ш-в заявил в суде, что в момент обсуждения плана нападения на инкассаторов на 3-ем транспортном кольце Левкина не было, он отлучался на некоторое время (т. 13 л.д. 229-233).
При очной ставке с Левкиным, Ш-в повторил свои показания и прямо заявил, что место нападения выбирали Подгорных и М-ов, но они с Левкиным также принимали участие в обсуждении выбора этого места. Также он показал, что они планировали подсесть в броневик в районе станции метро «****», у каждого из них должно было быть по пистолету, и они должны были убить весь экипаж, предварительно остановив машину в условленном месте. Левкин же с М-овым должны были их там ждать и уже помогать перегружать деньги из броневика в машину.
Левкин частично подтвердил показания свидетеля Ш-ва, заявив, что он не обсуждал план нападения и отсутствовал в тот момент, когда обсуждался вопрос, кто в кого должен стрелять (т. 31 л.д. 198-203).

При осмотре места происшествия в 500 метрах от **** проезда по движению транспорта был обнаружен инкассаторский автомобиль «***» госномер ****.
В салоне инкассаторского автомобиля были обнаружены трупы Х-ова, К-ва и Е-на со следами насильственной смерти. На полу, сиденьях, стеклах, стенах и передней панели салона имеются обильные следы биологического происхождения, в том числе вещества бурого цвета.
В спинке сиденья водителя обнаружены 3 отверстия с неровными рваными краями, в спинке пассажирского сиденья – 4 отверстия, в нижней части панели приборов автомобиля отломлена часть пластмассовой детали и повреждение имеет округлую форму. Также повреждена обшивка салона. Внутри салона в разных местах обнаружены пули калибра 7.62 мм, 9 мм, гильзы, фрагменты оболочек и рубашек пуль.
Осмотром отсека кузова, расположенного в задней части автомобиля обнаружено, что вход в него производится через отодвигающуюся металлическую дверь с замком и на момент осмотра дверь открыта. На полу обнаружены: пустой полиэтиленовый мешок, фрагменты от полиэтиленовых мешков, 11 инкассаторских матерчатых мешков и 2 полиэтиленовых пакета с содержимым. При осмотре полиэтиленовых пакетов с содержимым в них обнаружены денежные средства на общую сумму **** рублей. При осмотре матерчатых инкассаторских мешков с содержимым в них обнаружены денежные средства на сумму **** рублей (том № 1 л.д. л.д. 102-128, 129-186).

Из заключения судебно- баллистической экспертизы следует, что изъятые при осмотре места происшествия
пули калибра 7,62 мм, фрагменты оболочек и рубашек пуль могли быть ранее составными частями пуль 7,62мм патронов к пистолету 1930/33гг. конструкции Токарева (ТТ) и являются штатными боеприпасами к 7,62-мм пистолету конструкции Токарева (ТТ);
пули калибра 9мм, гильзы являются составными частями 9-мм патронов и относятся к штатным боеприпасам к 9-мм служебному пистолету – «ИЖ-71»;
сердечник пули мог быть ранее составной частью 9-мм патрона к пистолету Макарова (ПМ), предназначенного для стрельбы из систем оружия 9мм пистолет конструкции Макарова (ПМ);
пули калибра 9мм, фрагмент оболочки пули, гильзы являются составными частями 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ). Указанные патроны предназначены для стрельбы из систем оружия калибра 9мм пистолета конструкции Макарова (ПМ). Пули и фрагмент оболочки пули стреляны из одного стандартного ствола огнестрельного нарезного оружия калибра 9мм (т. 26 л.д. 112-127).

Кроме того, согласно заключению эксперта, повреждения на спинке водительского кресла образованы в результате выстрелов, направленных сзади наперед, практически перпендикулярно в вертикальной плоскости и несколько справа налево в горизонтальной плоскости относительно спинки кресла; дульный срез оружия находился сзади от спинки кресла на расстоянии 0,5-15 см.
Повреждения на спинке переднего пассажирского кресла образованы в результате выстрелов, направленных сзади наперед, практически перпендикулярно в вертикальной плоскости и несколько справа налево в горизонтальной плоскости относительно спинки кресла; дульный срез оружия находился сзади от спинки кресла на расстоянии 5-25 см.
Повреждения на водительском кресле и повреждения на переднем пассажирском кресле автомобиля являются огнестрельными, входными, образованными оболочечными пулями диаметром – 9мм. Такие пули используются для снаряжения патронов предназначенных для стрельбы из огнестрельного оружия калибром 9 мм. В частности, таким оружием является пистолет системы (Макарова).
При условии применения на месте происшествия пистолета Макарова, два повреждения на спинке водительского кресла образованы в результате выстрелов с расстояния 1-5 см от дульного среза оружия, а одно – с расстояния 5-10 см от дульного среза оружия;
три повреждения на спинке переднего пассажирского кресла образованы в результате выстрелов с расстояния 5-10 см от дульного среза оружия, а одно – с расстояния 15-20 см от дульного среза оружия (т. 26 л.д. 163-181).

Из справки НКО «И***» (ОАО) следует, что сумма похищенных денежных средств, составила **** рублей 68 копеек (т. 29 л.д. 70).
Помимо этого, сумма похищенных в результате нападения денег, принадлежащих ОАО НКО «***», подтверждена платежными поручениями, из которых видно, что «***» возместил своим клиентам выручку, собранную у них инкассаторской службой за 26 июня 2010 года в сумме **** рублей 68 копеек, а также ведомостями сдачи инкассаторских сумок и актом получения их в количестве 126 штук инкассатором К-вым (т. 29 л.д. 71-195, т. 35 л.д.8, 9, 10).
Представитель НКО «***» П-ин также подтвердил в суде, что в ночь на 27 июня 2010 года была расстреляна автомашина с сотрудниками ОАО НКО «***», вследствие чего у предприятия похищена сумма денег в размере, приблизительно, *** миллиона рублей. Помимо этого, также был похищен служебный пистолет охранника Х-ова – ИЖ-71.
Кроме того, Полушин пояснил, что ОАО НКО «***» произвело оплаты всем своим клиентам, которые никаких претензий к организации по поводу похищенных денежных средств в настоящее время не имеют.
Из протокола допроса потерпевшей Е-ой следует, что ее муж Е-н работал водителем и управлял инкассаторским автомобилем, который осуществлял перевозку денег по маршруту № 71. В состав экипажа входило три человека, а именно водитель-механик, инкассатор и охранник. Состав экипажа часто менялся. Со слов знакомого мужа – К-ва ей стало известно, что инкассаторская служба практиковала извоз своих сотрудников.

27 июня 2010 года ей стало известно, что ее муж Е-н погиб (т. 30 л.д. 12-14).
Потерпевшая Д-ва показала в суде, что ее муж Х-ов работал охранником в ООО ЧОП «*** », обслуживающем инкассаторов. В ночь с 26 на 27 июня 2010 года он был убит при перевозке денег. Узнала она об этом, когда позвонила ему на работу.
Потерпевшая К-ва показала в суде, при нападении на инкассаторов был убит ее муж К-в А.Б., о чем она узнала от его коллег, когда утром позвонила ему на работу. Ей сообщили, что мужа и двоих других сотрудников «***а» убили при нападении на инкассаторский автомобиль.
Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть Е-на В.В. наступила в результате огнестрельных ранений головы, груди и живота сопровождавшихся повреждениями костей черепа, головного мозга, внутренних органов и внутренним кровотечением, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.
Наступление смерти находится в прямой причинной связи с причиненным вредом.
При исследовании трупа обнаружены следующие прижизненные повреждения: сквозное проникающие ранение головы; слепое проникающие ранение головы; слепое проникающие ранение груди; сквозное проникающие ранение груди и живота; сквозные проникающие ранения живота; сквозное ранение мошонки; касательное ранение мошонки. Данные повреждения были причинены оболочечными 9 мм пулями. В ходе проведения судебно-медицинского исследования из трупа Е-на были извлечены 2 пули калибра 9мм (т. 23 л.д. 16-39).
Из заключения эксперта по трупу Х-ова О.Г. видно, что смерть Х-ова наступила в результате огнестрельных ранений головы, груди и живота, сопровождавшихся повреждениями костей скелета, головного мозга и внутренних органов. Указанные огнестрельные ранения, как в совокупности, так и каждое в отдельности, по признаку опасности для жизни относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью. Наступление смерти находится в прямой причинной связи с полученным вредом.
При исследовании были обнаружены огнестрельные пулевые повреждения: слепое ранение головы; сквозное ранение головы; слепое ранение мягких тканей задней поверхности груди; слепое ранение груди и живота; сквозное ранение живота; слепое ранение живота; ушибленные раны задней поверхности шеи в верхней трети справа, затылочной области, правых теменных и височной областях, нижнего века правого глаза; ссадины верхней трети правой лопаточной области, задней поверхности правого плеча, наружной поверхности области правого локтевого сустава.
В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы из трупа Х-ова О.Г. были извлечены 4 пули калибра 9 мм (т. 23 л.д. 69-88).

Судебно-медицинским заключением эксперта по трупу К-ва А.Б. установлено, что его смерть наступила в результате огнестрельных ранений головы и груди, сопровождавшихся повреждениями головного мозга, легких и сердца. Эти ранения относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни.
Наступление смерти К-ва А.Б. находится в прямой причинной связи с причиненным вредом. После получения такого характера ранений способность к совершению активных самостоятельных действий была быстро утрачена, а смерть наступила в пределах нескольких минут.
При исследовании трупа были обнаружены множественные огнестрельные пулевые сквозные ранения: головы; груди; мягких тканей передней поверхности груди; мягких тканей правого плеча; мягких тканей правого предплечья (т. 23 л.д. 117-136)

Кроме того, экспертным путем установлено, что телесные повреждения пострадавшим Х-ову, Е-ну и К-ву были нанесены в быстрой последовательности в пределах нескольких минут, но не свыше 30-40 минут до наступления смерти, которая могла наступить около 10-12 часов до момента фиксации трупных явлений, что не исключает возможность ее наступления 27 июня 2010 года в период времени с 3 часов 27 минут до до 4 часов (т. 27 л.д. 69-77, 90-98, 110-118).

Из показаний свидетеля С-ова следует, что на дне рождении его приятеля Т-ова еще в 2009 году Подгорных высказался о своем желании ограбить машину инкассаторов, но тогда никто на это не обратил внимания.
После этого, к нему обращался М-ов и просил «достать» пистолет. Он отказался, поскольку таких возможностей у него не было, а Левкин согласился и купил для М-ова и Подгорных пистолеты. Это ему известно от Левкина, который просил его подстраховать при передаче Подгорных оружия, и показывал ему пистолет, рукоятка которого была обмотана синим скотчем.
В июне 2010 года ему позвонил Левкин попросил подъехать к гаражам, расположенным недалеко от 3-его транспортного кольца, и подстраховать его. При этом они договорились, что если Левкин позвонит ему, то не следует вмешиваться в ситуацию, если же звонка не будет, то следует знать, что с ним что-то случилось.
Не вдаваясь в подробности, он, Т-ов, В-ов и К-ев поехали в указанное Левкиным место и стали ждать. Утром по радио услышали, что произошло нападение на инкассаторов. Сопоставив события, они сразу же предположили, что его совершили Подгорных и М-ов.
Ожидая Левкина, все вместе они увидели его выходящим с территории гаражей в компании М-ова и Подгорных.
Поскольку Левкин не позвонил, то они не стали обозначать своего присутствия, а когда через некоторое время в гараж вернулись только М-ов и Подгорных, то он подошел к ним и спросил, где Левкин, а также дал им понять, что знает о нападении на инкассаторов.
Подгорных и М-ов сказали, что с Левкиным все в порядке, и он уехал домой, а им за молчание предложили деньги. В противном случае, Подгорных пригрозил расправиться с ними и их семьями.
Они согласились взять деньги. Вместе с Подгорных съездили на «****», купили там машинку для пересчета денег и вернулись к гаражам.
М-ов на машинке отсчитал ему, В-ову и К-еву по *** рублей. После этого, К-ев отвез М-ова и Подгорных на берег Москва-реки. Там они сожгли упаковки от денег и инкассаторские мешки, и вернулись.
Дождавшись К-ева, они уехали.
Часть полученных денег он потратил, а часть у него обнаружили и изъяли при обыске (т. 32 л.д. 90-97).
Из протокола обыска следует, что 27 июля 2010 года был проведен обыск по месту жительства С-ова – в его квартире, расположенной в доме 7 по ул. *****, в ходе которого в одном шкафу были обнаружены **** рублей, а в другом **** рублей (т. 19 л.д. 75-84).
Из показаний обвиняемого В-ова, следует, что осенью 2009 года на дне рождении Т-ова он познакомился с Левкиным, М-овым и Подгорных.

Подгорных в разговоре сказал, что он работает в инкассации и у него есть возможность организовать хищение денежных средств, но никто его слова всерьез не воспринял, потому, что это было высказано в шутливой манере, к тому же, все находились в состоянии алкогольного опьянения. Весной 2010 года в его присутствии С-ову позвонил М-ов и попросил их подъехать к гипермаркету «Ашан», расположенному на ********. Когда они подъехали, то С-ов вышел из машины и стал разговаривать с М-овым и Подгорных. Он же услышал часть разговора, который касался огнестрельного оружия. М-ов говорил, что у него есть знакомый, интересующийся оружием, которому он хочет продать какой-либо пистолет, предварительно купив его за более низкую цену и, желая тем самым подзаработать, просил найти для него подобное оружие. С-ов на эту просьбу ответил отказом, сказав, что у него таких знакомых нет. На этом разговор закончился, и они уехали.
26 июня 2010 года, примерно в 10 часов ему на мобильный телефон позвонил С-ов и сказал, что Левкин попросил его присутствовать с ним на одной встрече и для этого нужно приехать в район улицы ****** в городе Москве в 4 часа утра следующего дня.
Примерно через 30 минут за ним заехал К-ев Иван на автомобиле ВАЗ- 2114 черного цвета, и он поехал с ним, а С-ов с Т-овым поехали на автомашине «****» госномер *****, принадлежащей С-ову. Приехав в г. Москву, примерно, в 14 часов, автомобиль С-ова припарковали около «Макдональдса» в районе ул. *****, и дальнейший путь продолжили на автомобиле К-ева.

Всю ночь с 26 на 27 июня 2010 года они – В-ов, Т-ов, К-ев и С-ов бесцельно катались по Москве, и в 4 часов утра приехали на машине К-ева по указанному Левкиным адресу. По приезду на место Т-ов удивился, пояснив, что они подъехали к дому отца М-ова, рядом с которым находится и его гараж. Т-ов знал это место, потому что раньше он и М-ов были очень хорошими друзьями.
Когда они подъехали к гаражной стоянке, то поставили автомашину около забора. В это же время подъехали две машины «****» красного цвета и «****», который заехал на территорию гаража. В машине они просидели около 4 часов и все это время ждали звонка от Левкина.
Потом они увидели, что Левкин, М-ов и Подгорных вышли из гаражей с полиэтиленовыми пакетами в руках и пошли в сторону проспекта ****. С-ов позвонил Левкину, но тот не отвечал.
По просьбе С-ова он ходил за его машиной к «Макдонольсу», перегнал ее к месту, где они находились, припарковал недалеко от гаражей и позвонил С-ову.
С-ов ответил, что он разговаривает с М-овым и Подгорных. Он присоединился к ним и услышал, как С-ов спрашивает у Подгорных, не они ли совершили нападение на инкассаторов. Подгорных сначала все отрицал, но потом предложил им за молчание по *** миллиону рублей, и они согласились.
Затем Подгорных со С-овым уехали, чтобы купить счетную машинку, и вернулись примерно через час. М-ов в это время куда-то уходил, но когда подъехали С-ов и Подгорных, то к ним подошел М-ов с черной туристической сумкой. В этой сумке, как оказалось, находились денежные купюры различного номинала. М-ов и Подгорных с помощью машинки отсчитал каждому по миллиону рублей. После этого М-ов перегрузил счетную машинку и сумку с оставшимися деньгами из автомашины С-ова в автомашину К-ева, и они уехали. Куда они ездили, он не знает, но со слов К-ева ему известно, что ездили они на берег уничтожать улики. (т. 40 л.д. 9-13, 44-49, 58-61, 70-74).

Свидетель Б-ов показал в суде, что знаком с Левкиным приблизительно с 2007 года, но дружеских отношений они никогда не поддерживали. Однажды Левкин обратился к нему с просьбой, «найти» боевой пистолет в личное пользование. Поскольку он работал в милиции, то такую возможность имел, и пообещал Левкину помочь в приобретении пистолета.
С такой просьбой он обратился к своему знакомому по имени Армен, и он согласился продать ему пистолет «ТТ» за **** тысяч рублей. После этого он снова встретился с Левкиным и сказал, что нашел для него пистолет за **** тысяч рублей. На следующий день они с Левкиным поехали к А-у к станции метро «****». Встретившись там с А-ом он передал ему *** рублей, которые взял у Левкина, а он, в свою очередь, передал ему пистолет «ТТ». Этот пистолет он сразу же отдал Левкину, и они разъехались по домам.
В первой половине июня 2010 года при встрече с Левкиным, он узнал у него, что пистолет он отдал М-ову.
После этого Левкин опять позвонил ему и попросил 26 июня 2010 года отвезти его в город Москву по делам, пообещав хорошо заплатить. Днем он заехал за Левкиным, и они поехали в Москву. По пути заехали в г. *****, где около 2 часов находились в квартире у знакомых Левкина, и в 19-20 часов поехали на **** проезд к заводу «*****», где Левкин работал охранником. Левкин ушел и велел его ждать. Примерно через 1-2 часа он позвонил Левкину, однако его телефон был недоступен, и он прождал его всю ночь.
В 8 часов утра позвонил Левкин, сказал, что скоро подойдет, и примерно через 20 минут они поехали домой.
По дороге они снова заехали в ту же самую квартиру в городе ****, откуда Левкин забрал свой мобильный телефон, который там забыл.
Примерно через 2-3 дня ему снова позвонил Левкин и попросил приехать к нему на дачу в садовое товарищество «*****», расположенное в ***** районе. Когда он туда приехал, то даче находился Левкин и незнакомый ему в то время хозяин дачи Л-ов.

Они вдвоем считали деньги на счетной машинке. Левкин передал ему черный полиэтиленовый пакет, в котором находился 1 миллион рублей, и сказал, что это ему за то, что он довез его до Москвы и обратно в ночь с 26 на 27 июня 2010 года. Он сразу же понял, что Левкин совершил нападение на инкассаторов, о котором он слышал в новостях. Взяв деньги, он сразу же уехал домой.
После этого, через несколько дней ему снова позвонил Левкин и они встретились в кафе в городе ****. Левкин постоянно разговаривал по телефону, и потом сказал, что к нему должен приехать М-ов, который, судя по всему, не мог найти это кафе, и Левкин сам поехал к нему на встречу.
Вернулся Левкин, примерно, через 30 минут и спросил у него, что ему грозит за нападение на инкассаторов. Он поинтересовался, какая у него была роль, и Левкин ответил, что он был за рулем автомобиля, на котором перевозил похищенные у инкассаторов деньги.
Затем, примерно через 2-3 дня, ему снова позвонил Левкин и попросил довезти его до дачи Л-ова.
Когда приехали, то Левкин зашел в дом, вынес оттуда туристический чемодан, обмотанный скотчем, и положил его в машину.
После этого они поехали в деревню *****, расположенную недалеко от дачи, где около церкви встретились с М-овым, который приехал на красной «****», и Левкин отдал привезенный чемодан М-ову (т. 33 л.д. 25-30, 105-110, 127-132).
В ходе проверок показаний на месте Подгорных подробно описал события совершенных преступлений; указал место, откуда они с М-овым забирали Левкина в день совершения нападения; показал дорогу, по которой они ехали с М-овым и Левкиным к **** проезду; указал место, где они остановились, и он позвонил инкассатору К-ву, и где они с М-овым переоделись и вооружились; показал место около светофора, где они сели в инкассаторский броневик; показал дорогу, ведущую по инкассаторскому маршруту №71 к 19 км ТТК; показал, где расположен гараж М-ова, в который они привезли похищенные деньги, показал место на **** набережной, где уничтожили улики, показал место, где они выбросили в реку оружие; также указал место на пустыре, расположенном по адресу: ****, где он и Ш-в производили отстрел пистолетов «ТТ» и «ПМ»; указал место около гаража М-ова, где встретил С-ова, В-ова и К-ева и отдавал им деньги; указал павильон № «Е2 003 А» на «*****», где приобрел счетную машинку для пересчета денег; указал место по адресу: *****, где им был уничтожен его личный сотовый телефон; указал место около дома 15 в пос. ****, где внутри сарая под двигателем имелась яма, где в бидоне им совместно с Т-ом А.С. были спрятаны похищенные денежные средства (т. 36 л.д. 63-70, 71-76).
При проверке показаний на месте М-ов подробно изложил события, связанные с нападением на инкассаторов и последующими действиями по сокрытию следов преступления и похищенных денег; указал место на *** шоссе около д. 97 корп.2, откуда перед нападением они с Подгорных забрали автомашину «****»; указал место, где они скручивали с этой машины номера; указал место на **** проезде около территории ОАО «***а», где в ожидании нападения они с Подгорных переодевались и вооружались, указал место около станции метро «****», где они сели в автомобиль инкассаторов, указал место на 19 км ТТК, где они с Подгорных расстреляли экипаж, указал гараж, куда они привезли похищенные деньги, указал место в гараже, где перед нападением пристреливал пистолет «ПМ», для проверки его боеспособности; пояснил, каким образом в гараже прятали и маскировали похищенные деньги; указал путь, по которому после нападения поехали в магазин «АШАН», указал мусорный контейнер, в который выбросил одежду; место около гаража, где встретили К-ева Ивана, С-ова и В-ова; место на набережной р. Москвы, куда их возил К-ев и где они с Подгорных уничтожили улики, место на берегу реки, где утопили пистолеты «ТТ» и «ПМ»; указал место в лесном массиве, расположенном между деревней *******, где перед нападением отстреливали пистолеты вместе с Подгорных и Ш-вым; указал место, где спрятал часть похищенных денежных средств и пистолет «ИЖ», который, в отличие от денег, был обнаружен в ходе осмотра места происшествия (том № 28 л.д. 133-142, 157-169, 177-182, 183-187).
Из протокола проверки показаний Левкина следует, что он указал завод «Фили Кровля», расположенный по адресу: г. ****, куда перед нападением его привез Б-ов; указал дорогу к территории базы «***а», указал место на **** проезде, где М-ов и Подгорных переодевались и вооружались пистолетами; пояснил, как по навигатору добирался до места нападения на инкассаторов (т. 31 л.д. 171-176).
Из показаний свидетеля Т-а следует, что в конце июля начале августа 2010 года в с. **** приехал его знакомый Подгорных с семьей. В день их приезда они на машинах ездили по клубам на дискотеки, а когда остались вдвоем, то Подгорных подозвал его к своей машине и показал ему чемодан черного цвета наполненный деньгами купюрами достоинством 1000 рублей и 5000 рублей.

После этого случая они неоднократно встречались. Подгорных просил помочь ему купить квартиру, также обращался с просьбой купить поддельные документы и однажды обратился с просьбой спрятать деньги.
Деньги они спрятали в пос. ****, где в сарае Подгорных выкопал яму, положил деньги в бидон закопал их в землю. Он закрыл дверь сарая, подперев ее колодой.
Примерно в первых числах сентября 2010 года Подгорных уехал в г. Краснодар и попросил его приехать туда и помочь купить ему квартиру. После этого разговора он созвонился со своим знакомым К-ко и попросил его оформить на свое имя квартиру в г. Краснодаре. К-ко согласился, и они вместе с К-ко выехали на автомашине в г. Краснодар.

Перед выездом он взял из денег Подгорных, хранящихся в бидоне в сарае, пять миллионов рублей для покупки квартиры.
На поиск квартиры и процедуру по ее оформлению ушла примерно 1 неделя. В конце сентября 2010 года они оплатили квартиру и в этот же день сдали документы на ее регистрацию, договорившись с риелторами, что они по нотариальной доверенности заберут все документы и вышлют их по месту жительства К-ко.
После этого, они встретились с Подгорных, и он отдал ему оставшуюся часть денег, примерно три миллиона рублей. Квартира была куплена на ул. **** на 15 этаже, за **** рублей. Помимо этого, **** рублей было заплачено риэлторам за сопровождение сделки, **** рублей – за получение документов после регистрации права собственности на К-ко и отправку их по его месту жительства.
Примерно в декабре 2010 года ему позвонил Подгорных и попросил привезти ему еще пять миллионов рублей.
Он взял из тайника деньги и поехал в Краснодар. Из этих же денег он взял себе на дорогу ***** рублей, а остальные в г. Краснодаре передал девушке Подгорных, которую зовут О., так как сам Подгорных не пришел к нему на встречу.
Примерно в конце января 2011 года Подгорных попросил срочно выслать ему **** рублей. Деньги он отправил ему сразу же.
Остальные деньги, оставшиеся в бидоне, он потратил сам. За *******рублей на Г-у Н. приобрел 2-х комнатную квартиру, расположенную на ул. ******, а ***** рублей были потрачены на развитие бизнеса, на семейные расходы, на отдых и другие нужды.
Подсчитав потраченные суммы, он может сказать, что в бидон Подгорных было положено ****** рублей.

Также, во время одной из встреч, состоявшихся в начале сентября 2010 года, Подгорных сказал ему, что не все деньги еще найдены и найдены быть не могут, так как они находятся в надежном месте, где именно он не сказал и об их местонахождении еще знает М-ов (т. 36 л.д. 130-137, 141-144).
Из протокола осмотра места происшествия, проведенного по адресу: ******, левый берег, напротив ГСК «****», следует, что на береговой линии были обнаружены 6 металлических фрагментов являвшимися зажимами для инкассаторских мешков (т. 19 л.д. 247-250).
В ходе обыска, проведенного 27 июля 2010 года в квартире №3, расположенной в *****, где проживает Б-ов А.М., в мебельном гарнитуре типа «стенка» и в черном чемодане, расположенном возле компьютерного стола, были обнаружены и изъяты денежные средства (т. 19 л.д. 46-54).
27 июля 2010 года был проведен обыск по адресу: *****, 3 почтовое отделение, д. 62, кв.88, в квартире, где проживал В-ов С.И., в ходе которого в угловом диване были обнаружены и изъяты денежные средства на общую сумму **** рублей (т. 19 л.д. 132-140).
Свидетель С-ва показала, что знает Левкина по совместной работе в баре. В начале июля 2010 года он предложил ей *** рублей на открытие ночного клуба. Деньги она взяла, **** миллионов положила в банковскую ячейку, а **** оставила дома на открытие предприятия.( т. 13 л.д. 125-128).
28 июля 2010 года в банке «*****», расположенном по адресу: ****, были изъяты денежные средства в сумме **** рублей (т. 41 л.д. 111-115).

Свидетель Л-а – жена подсудимого Левкина, показала, что в ночь с 26 на 27 июня 2010 года Левкин не ночевал дома, сказал, что был на подработке в баре. С этого дня он стал подавленным.
Материальное положение в семье не улучшилось. 9 июля 2010 года они купили автомобиль «***» за **** рублей. Деньги на машину ей дал отец (т. 13 л.д. 216-219).
Из протокола осмотра места происшествия от 27 июля 2010 г. следует, что в автомобиле «****», госномер ****, находящейся по адресу: ***** в багажном отделении, на заднем сиденье и в подлокотнике двери, под обшивкой дверей автомашины были обнаружены и изъяты денежные средства на сумму **** рублей (т. 19 л.д. 30-33).
Свидетель Л-ов показал в судебном заседании, что в конце июня 2010 года ему позвонил Левкин и попросил приехать за ним к клубу в деревню **** и взять его с собой на дачу. Он съездил за ним, они пообщались, поехали к нему на дачу. За ними приехал на своей машине М-ов, который около дома отдал Левкину какие-то сумки. Как потом оказалось в сумках и чемодане были деньги, похищенные у инкассаторов деньги. Эти деньги они с Левкиным спрятали в доме и на территории дачного участка, а свой чемодан с деньгами М-ов взял через несколько дней.

Из протокола осмотра места происшествия от 28 июля 2010 года, следует, что по адресу: **** на участке № 80 в углу гаража обнаружены денежные средства в размере **** рублей.
На соседнем участке в теплице обнаружены денежные средства в размере *** рублей.
В жилом доме, располагающемся на указанном участке, на втором этаже здания в перегородке напротив входа на второй этаж обнаружены денежные средства в сумме **** рублей.
В жилом доме на втором этаже в межпотолочных пространствах обнаружены денежные средства в размере ***** рублей (т. 19 л.д. 192-198).
Из протокола осмотра места происшествия от 1 ноября 2010 года, видно, что в гараже № 135, расположенном по адресу: ****, в левом углу от входа в куске доски были обнаружены и изъяты две пули калибра 9 мм (т. 28 л.д.143-147).

По заключению эксперта № 12/10866 от 23 декабря 2010 года, представленные на экспертизу пули, изъятые 01.11.2010г. в гаражном боксе № ***, изготовленные заводским способом, являются составными частями 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ). Указанные патроны предназначены для стрельбы из систем оружия калибра 9мм. Данные две пули стреляны из одного стандартного ствола огнестрельного нарезного оружия калибра 9мм.
Пули, изъятые 01.11.2010г. в гаражном боксе № **** и пули, изъятые 27 июня 2010г. в ходе осмотра места происшествия, стреляны из одного стандартного ствола огнестрельного нарезного оружия калибра 9мм.

Это мог быть: 9-мм автоматический пистолет конструкции Стечкина (АПС), либо 9-мм пистолет конструкции Макарова (ПМ), либо 9-мм пистолет «ИЖ-71» (т. 26 л.д. 204-206).
Из заключения эксперта № 12/10867 от 23 декабря 2010 года, следует, что пистолет серии ВАР 0022, изъятый в ходе проведения проверки показаний на месте по адресу: ****, изготовлен промышленным способом, является 9-мм пистолетом «ИЖ-71» и относится к короткоствольному служебному нарезному огнестрельному оружию. Данный пистолет, в представленном на исследование состоянии, не исправен и для стрельбы не пригоден.

Представленные на экспертизу 9 патронов являются стандартными 9-мм патронами (9х17К) и относятся к штатным боеприпасам к служебному оружию – пистолету ИЖ-71 и карабину «ПКСК» под данный патрон. Все 9 патронов пригодны для стрельбы (т. 26 л.д. 227-231).
Заключением эксперта за № 12/7731 от 13 сентября 2010 года установлено, что представленные на экспертизу 5 пуль и 4 гильзы 9-мм патронов (9х17К), изъятые 27 июня 2010г. в ходе осмотра места происшествия, стреляны из 9-мм служебного пистолета «ИЖ-71» серии ВАР 0022 (т. 26 л.д. 252-256).

Из заключения эксперта № 12/1362 от 18 марта 2011 года, следует, что представленный на экспертизу ударник, изъятый в ходе осмотра места происшествия 27 июня 2010 г. является составной частью огнестрельного оружия, а именно стандартного 9-мм пистолета «ИЖ-71». Данный ударник может являться составной частью служебного пистолета серии ВАР 0022.
След на капсюле гильзы, изъятой в то же время и в том же месте, образован кончиком бойка ударника, представленного на экспертизу (т. 27 л.д. 10-11).
Заключением эксперта за № 12/1415 от 17 марта 2011 года установлено, что металлический предмет, изъятый 27 июня 2010 г. в ходе осмотра места происшествия, относится к стандартным предохранителям стрелкового оружия и является составной частью 9-мм пистолета конструкции Макарова (ПМ, ПММ) и оружия на его базе (т. 27 л.д. 28-29).
По заключению эксперта № Э-1/173 от 13 декабря 2011 года, патрон с маркировочным обозначением LVE 9x17K СЛ 03, изъятый с пола инкассаторской автомашины в ходе осмотра места происшествия от 27 июня 2010 г. относится к категории служебных боеприпасов, применяется с пистолетами ИЖ-71, П96С, М451, Вальтер ПП, Вальтер ППК, Браунинг модели 1910 года и служебным карабином ПКСК-10.
Данный патрон пригоден к стрельбе. Маркировочные обозначения на 9 патронах, исследованных при проведении экспертизы № 12/10867 от 23 декабря 2010 года, соответствуют маркировочным обозначениям, имеющимся на донце 1 патрона поступившего на исследование (т. 43 л.д. 180-182).

Согласно заключению эксперта № 3623/10-1 от 28 декабря 2010 года, представленные на исследование шесть металлических фрагментов, по своей конструкции являются складывающимися квадратными металлическими рамками для зажима инкассаторских мешков, которые подвергались термическому воздействию (т. 43 л.д. 72-84).)
Из показаний свидетеля С-ва следует, что в сентябре 2010 года он продал квартиру, находящуюся у него в собственности, расположенную по адресу: г.****, за **** рублей.
Вся сумма денежных средств за квартиру была внесена на его банковский счет. Деньги, которыми расплачивались покупатели, были в хорошем состоянии и фактически новыми.
Ключи от квартиры забирал молодой человек, со слов покупателя квартиры – это был мастер, который будет делать ремонт в квартире.
О том, что квартира была куплена для человека, который участвовал в совершении убийства и ограбления инкассаторов в г. Москве в 2010 году С-в М.В. узнал от следователя в ходе допроса (т. 36 л.д. 191-194).
Свидетель К-ко показал, что в начале сентября 2010 года, к нему обратился его знакомый Т-н и попросил купить и оформить на свое имя квартиру, расположенную в г.Краснодаре. Он согласился.
Примерно, в начале сентября 2010 года с этой целью он вместе с Т-ом поехали в Краснодар.
На следующий день, после приезда, Т-н познакомил его с Подгорных, которого представил как друга детства. Все вместе они ездили отдыхать в поселок ***, где пробыли с 7 до 20 сентября 2010 года, потратив там за все время на троих примерно **** рублей.
В последние дни отдыха они купили газету и по объявлениям нашли квартиру, приемлемую по цене. После этого, они с Т-ом возвратились в г. Краснодар и купили там квартиру, расположенную на улице *****.
20 марта 2011 года из СМИ он узнал, что в г. Краснодаре задержан Подгорных М.Ю., который участвовал в убийстве бригады инкассации в г. Москве 27 июня 2010 года (т. 36 л.д. 60-62).

Приведенные выше доказательства являются допустимыми, относимыми и достаточными в своей совокупности для вывода суда о причастности подсудимых к квалифицированному убийству, разбою и незаконному обороту огнестрельного оружия и боеприпасов.
Признавая Подгорных виновным в убийстве трех человек, суд принимает во внимание показания самого подсудимого, а также показания осужденного М-ова, которые заявили в суде, что пострадавшие Е-н, К-в и Х-ов убиты в результате их совместных действий.
Подгорных не отрицает, что неоднократно производил выстрелы в водителя Е-на, в то время, как М-ов расстреливал Х-ова и К-ва. М-ов также признает, что именно он производил выстрелы в Х-ова и К-ва.
Заключениями судебно-медицинских экспертов подтверждено, что К-ву причинено 5 огнестрельных ранений головы, груди и предплечий, Е-ну – 6 огнестрельных ранений головы, груди и живота, Х-ову – 6 огнестрельных ранений головы, груди, живота и половых органов.

Из выводов судебно-баллистических экспертиз следует, что множество пуль, гильз, фрагментов боеприпасов, патронов, обнаруженных в различных местах салона инкассаторской автомашины, являются составными частями и боеприпасами к пистолетам марки «ПМ», «ТТ», которыми изначально были вооружены, соответственно, М-ов и Подгорных, а также к пистолету «ИЖ-71», который принадлежал Х-ову. Хранение и ношение оружия и боеприпасов.

Одна пуля, извлеченная из трупа Е-на, является составной частью 9мм боеприпаса к пистолету «ИЖ-71, вторая – составной частью боеприпаса к пистолету «ПМ». К таким же выводам пришли эксперты при исследовании 4-х пуль, изъятых из трупа Х-ова, установив, что одна из них является составными частями боеприпаса к пистолету «ИЖ-71», а остальные – к пистолету «ПМ».

Большое количество обнаруженных на месте происшествия составных частей и боеприпасов, которые стреляны из трех пистолетов, свидетельствуют о том, что по потерпевшим одновременно велась стрельба из трех боевых единиц.

Оценивая обстановку происшествия, поведение Подгорных и Левкина до совершения нападения и после него, следует признать, что каждый из них преследовал цель завладеть крупной суммой денег и шел к ее достижению любой ценой.
Готовясь к нападению, они знали, что экипаж состоит из трех человек, и чтобы легче с ними было справиться, именно поэтому вооружились двумя пистолетами.
Действия Подгорных и М-ова при нападении были четкими, слаженными, спланированными, как только они подъехали к месту нападения и автомашина остановилась, они одновременно открыли огонь, не давая потерпевшим ни малейшего шанса защититься и выжить.
Кроме того, Подгорных и М-ов не отрицают, что в момент нападения они передавали оружие друг другу и применяли его к потерпевшим.
Оба они признают, что в тот момент, когда Подгорных забирал у Х-ова пистолет, М-ов в это время наносил потерпевшему удары по голове рукояткой пистолета Макарова.
Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что умыслом подсудимого Подгорных охватывалось убийство трех человек.
Оценивая имеющиеся в деле данные, следует признать, что Левкин также не мог не знать о готовящемся убийстве трех человек.
Как показал свидетель Ш-в на предварительном следствии, а также подтвердил на очной ставке с Левкиным, что они вместе с Подгорных искали инкассаторский экипаж, который перевозит крупную сумму денег и знали, что экипаж состоит из трех человек. Эту информацию они не скрывали, а напротив, активно обсуждали план нападения. Подтверждают это обстоятельство и М-ов с Подгорных.
Все содеянное Левкиным заключалось в том, что он, желая обогатиться, принял предложение Подгорных и М-ова о нападении на инкассаторов, стал активно содействовать им, нашел оружие. После этого вместе с Подгорных и М-овым подыскивал место нападения, подогнал туда автомобиль, с тем, чтобы помочь соучастникам, в том числе и скрыться с места происшествия, а также скрывал не только свою долю похищенного, но и долю М-ова.
Как видно из исследованных в суде доказательств, подсудимые намереваясь напасть на инкассаторский броневик еще в 2009 году и тщательно готовились к нападению
Это обстоятельство подтвердили свидетели С-ов, В-ов, Т-ов, пояснив, что впервые о нападении на инкассаторов Подгорных высказался на дне рождении у Т-ова.
Также очевидно, что подсудимым и М-ову не удавалось осуществить задуманное только по одной причине, что они не могли длительное время приобрести оружие. Это обстоятельство подтверждает Подгорных, не отрицает этого факта и сам Левкин.

Из его собственных показаний, а также показаний Подгорных, М-ова, свидетелей С-ова, Б-ова следует, что он настойчиво искал оружие среди своих знакомых и приобрел его.
Узнав, что пистолеты будут применены при нападении на инкассаторов, Левкин не отказался участвовать в разбое, а, напротив, вместе с Подгорных, М-овым и Ш-вым изучал маршрут инкассаторов и обсуждал вопросы о месте нападения на них. А увидев тела погибших, не только не отказался взять похищенные деньги, а активно участвовал в похищении. Все эти данные еще раз свидетельствуют о том, что Левкин заранее знал об убийстве инкассаторов и способствовал этому.
К показаниям же Левкина о том, что он ничего не знал об убийстве инкассаторов и совершил разбой, боясь Подгорных и М-ова, суд относится с недоверием, поскольку они не соответствуют действительности и противоречат изложенным выше обстоятельствам.

Показания Ш-ва, подтверждающего, что Левкин отсутствовал в момент обсуждении плана нападения на 3-ем транспортном кольце, и ссылка Левкина на эти показания, как на доказательство его невиновности, не могут приняты судом как таковые. План нападения на инкассаторов обсуждался не один раз и тщательно готовился. Как следует из показаний самого же Левкина непосредственно перед нападением они «еще раз проехались по третьему транспортному кольцу…», до нападения он неоднократно встречался с Подгорных и М-овыми, много раз общался с М-овым по конспиративному телефону, по которому можно было обсуждать только один вопрос – о нападении. При таких данных у суда нет сомнений в том, что Левкин не только совершил разбой, но и способствовал убийству трех человек.

Из показаний Левкина и Подгорных следует, что они тщательно готовились к нападению, выбирали время и место, чтобы не оказаться застигнутыми на месте преступления. Каждый из них выполнял свою роль, Подгорных должен был войти в доверие к инкассатору К-ву, чтобы проникнуть в броневик и участвовать в расстреле инкассаторов, Левкин приобрел оружие, из которого были лишены жизни потерпевшие, все они были едины в достижении преступного результата и представляли собой группу лиц, договорившихся между собой об убийстве и нападении на инкассаторов, с целью завладения суммой денег в особо крупном размере.

Таким образом, анализ исследованных в суде доказательств позволяет квалифицировать действия Подгорных по п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное убийство трех человек, сопряженное с разбоем и совершенное группой лиц по предварительному сговору; а действия Левкина – по ч. 5 ст. 33, п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество в умышленном убийстве трех лиц, сопряженном с разбоем, совершенном группой лиц по предварительному сговору;

Кроме того, они совершили разбой, по предварительному сговору группой лиц, в особо крупном размере, с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и эти действия каждого из подсудимых суд квалифицирует по п.п. «б, в» ч.4 ст. 162 УК РФ. Применение оружия при разбое.

Помимо этого, подсудимые незаконно приобрели, носили и хранили огнестрельное оружие и боеприпасы группой лиц по предварительному сговору, что квалифицируется по ч. 2 ст. 222 УК РФ.

Как указывалось выше, о предварительном сговоре между подсудимыми свидетельствует совместное планирование преступлений, распределение ролей, тщательная подготовка и согласованность действий в момент их совершения.

Убийство троих потерпевших было совершено Подгорных при пособничестве Левкина в ходе разбойного нападения.
Особо крупный размер разбойного нападения подтвержден суммой похищенных Подгорных и Левкиным денег в размере свыше **** миллионов рублей.
О тяжести вреда, причиненного потерпевшим, свидетельствуют фактические обстоятельствам дела и заключение судебно-медицинских экспертов, признавших, что огнестрельные ранения, причиненные каждому из них, являются тяжким вредом для здоровья.
Признавая, что подсудимые приобрели, носили, хранили огнестрельное оружие и боеприпасы, суд исходит из фактических обстоятельств, которыми установлено, что они занимались незаконным оборотом оружия. Левкин незаконно приобрел пистолеты снаряженные патронами, передавал их Подгорных; последний, в свою очередь, хранил и носил при себе, когда пристреливал их вместе с Ш-вым. То есть каждый из подсудимых носил это оружие, хранил его в различных местах при изложенных выше обстоятельствах.

Подсудимые Подгорных и Левкин должны и могут нести уголовную ответственность. В соответствии с заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы каждый из них психическими заболеваниями не страдал и не страдает в настоящее время. В момент совершения преступлений они не находились в состоянии временного психического расстройства и могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (том № 26 л.д. 16-18, 86-90).
Подгорных и Левкин хорошо ориентируются в судебной ситуации, активно защищаются и ведут себя адекватно обстановке. Их поведение на предварительном следствии и суде не вызывает сомнений в их психической полноценности и вменяемости.

При назначении Подгорных и Левкину наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, данные об их личности, все обстоятельства по делу, а также влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.
Суд также принимает во внимание характер и степень фактического участия каждого из них в совершении преступлений и в причинении характера и размера вреда.
Подгорных впервые привлекается к уголовной ответственности, по месту жительства и работы он и Левкин характеризуются положительно, на своем иждивении Подгорных имеет двоих несовершеннолетних детей, Левкин – одного, на специализированных учётах каждый из них не состоит, что признается обстоятельствами смягчающими наказание.
Организация и планирование преступлений, вовлечение в него других участников, испытание боеготовности оружия и другие конкретные действия Подгорных при совершении убийств и разбоя, свидетельствуют об его особо активной роли и в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ признаёт по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п.п. «б», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ обстоятельством, отягчающим наказание.
Для отбытия наказания каждому из подсудимых в соответствии со статьей 58 УК РФ следует назначить исправительную колонию строгого режима.

Потерпевшие – гражданские истцы Е-на Е.В., Д-ва Л.Е., К-ва Г.М., ОАО НКО «***», в лице представителя по доверенности Р-на В.А., ООО «***», в лице представителя по доверенности в лице В-ва Д.Л. завили гражданские иски.
Потерпевшая Е-на просит взыскать с подсудимого Подгорных в счет компенсации морального вреда **** рублей, потерпевшие Д-ва и К-ва предъявили иски о взыскании с Подгорных и Левкина в счет компенсации морального вреда, причиненного им вследствие убийства их супругов, в сумме **** рублей.
Гражданские ответчики Подгорных и Левкин иски потерпевших Д-ой, К-ой и Е-ой о компенсации морального вреда признали в полном объеме.
Иски гражданских истцов Е-ой, Д-ой и К-ой о компенсации морального вреда являются обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме.
В результате действий подсудимых потерпевшие овдовели, смерть близких людей принесла каждой из истиц нравственные страдания и мучения.

При этом суд учитывает конкретные фактические обстоятельства совершенных убийств, степень вины Подгорных и Левкина в причинении смерти пострадавшим Е-ну, К-ву и Х-ову, более активную роль Подгорных в совершении преступления, который непосредственно расстреливал потерпевших, причастность к убийствам пострадавших Левкина в форме пособничества, который приобрел оружие, из которого они были убиты. Также суд принимает во внимание материальное положение подсудимых и условия проживания их семей.

В соответствии со статьями 151, 1099-1101 ГК РФ с учетом изложенных выше обстоятельств, суд считает возможным взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда с ответчика Подгорных в пользу потерпевшей Е-ой **** рублей, в пользу истиц потерпевших Д-ой и К-ой по ***** рублей каждой.
С Левкина следует взыскать в пользу каждой из потерпевших Д-ой и К-ой по **** рублей.

Представитель ООО «****» В-в заявил в суде гражданский иск о возмещении материального вреда, причиненного преступлением, и просил взыскать с ответчиков Левкина и Подгорных солидарно сумму причиненного ущерба в размере **** рублей 78 копеек. В обоснование иска гражданский истец сослался на то, что 5 марта 2012 года ООО «****» выплатило НКО «***» **** рублей 78 копеек в счет возмещения ущерба, причиненного в результате нападения на инкассаторскую автомашину.
Подсудимые Подгорных и Левкин иск не признали, указав, что сумма причиненного ущерба не соответствует действительности.
На основании исследованных в суде доказательств, суд считает иск ООО «****» подлежащим удовлетворению в полном объеме.
Причиненный организации ущерб, подтвержден платежным поручением № 617, из которого следует, что 5 марта 2012 года ООО «****» перечислил на счет ОАО НКО «***» в счет возмещения материального ущерба, причиненного в результате совершения преступления сумму в размере **** рублей 78 копеек.
В соответствии с ч. 1 ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования к лицу ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
Согласно требованиям ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Таким образом, суд считает возможным взыскать с ответчиков Подгорных и Левкина солидарно причиненный ими вред, в результате совершения ими преступления «ООО ***» в размере ****** рублей 78 копеек.
Представитель гражданского истца ОАО Небанковской кредитной организации «***» заявил гражданский иск о возмещении материального ущерба, причиненного Подгорных и Левкиным, в размере ***** рублей 90 копеек.
В обоснование своих требований истец указал, что в результате нападения на инкассаторскую автомашину подсудимыми Левкиным и Подгорных похищены деньги на сумму **** рублей 68 копеек. Риск утраты денежных средств при перевозке был застрахован. Страховая компания ООО «****» частично возместила причиненный вред в размере **** рублей 78 копеек и сумма ущерба, причиненного предприятию по вине Подгорных и Левкина, составляет в размере **** рублей 90 копеек.
Гражданские ответчики подсудимые Подгорных и Левкин иск не признали, сославшись на то, что сумма ущерба, причиненного ОАО НКО «***» ничем не подтверждена.
На основании исследованных в суде доказательств, суд считает иск ОАО НКО «***» подлежащим удовлетворению в полном объеме.

Как установлено в судебном заседании, подсудимые Подгорных и Левкин в результате нападения на инкассаторскую автомашину похитили **** рублей 68 копеек и виновны в причинении материального вреда, составляющего в настоящее время ***** рублей 90 копеек.
Вопреки доводам ответчиков, сумма ущерба, причиненного ОАО НКО «***», подтверждена платежными поручениями, из которых следует, что ОАО НКО «***» 28, 29 июня, 6, 14, 21 июля 2010 года возместило своим клиентам – торговым организациям, инкассируемую выручку за 26 июня 2010 года, и, следовательно, понесло ущерб в размере ***** рублей 68 копеек (т. 29 л.д. 71-195).
Таким образом, с учетом выплаченной страховой премии в размере **** рублей 78 копеек, сумма ущерба, причиненного в результате преступных действий Подгорных и Левкина, на настоящий момент составляет **** рублей 90 копеек, которая подлежит взысканию с подсудимых солидарно.

При решении вопроса о судьбе вещественных доказательств суд руководствуется положениями статьи 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 303, 304, 307-309 УПК РФ, суд
ПРИГОВОРИЛ:

Признать Подгорных М.Ю. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «б, в» ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы:
- по п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 20 лет с ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на него обязанности: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
- по п.п. «б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 15 лет;
- по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 5 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Подгорных 23 года лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на него обязанности: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Признать Левкина С.В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «б, в» ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 222 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы:
- по ч. 5 ст. 33, п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 17 лет с ограничением свободы сроком на 2 года, с ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на него обязанности: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
- по п.п. «б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 12 лет;
- по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 6 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить Левкину С.В. 20 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на него обязанности: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Подгорных М.Ю. исчислять с 19 марта 2011 года, Левкину С.В – с 27 июля 2010 года, с момента их фактического задержания.

Меру пресечения Подгорных М.Ю. и Левкину С.В в виде заключения под стражу оставить без изменения.

Гражданские иски Е-ой Е.В., Д-ой Л.Е., К-ой Г.М. о компенсации морального вреда, о возмещении материального ущерба удовлетворить.
С Подгорных Максима Юрьевича в счёт компенсации морального вреда взыскать:
в пользу Е-ой Е.В. **** рублей;
в пользу Д-ой Л.Е. – *** рублей;
в пользу К-ой Г.М. – **** рублей.

С Левкина С.В. в счёт компенсации морального вреда взыскать:
в пользу Д-ой Л.Е. – ***** рублей;
в пользу К-ой Г.М. – **** рублей.

С Подгорных М.Ю. и Левкина С.В. в счет возмещения материального ущерба взыскать солидарно:
в пользу ОАО Небанковской кредитной организацией «***» **** рублей 90 копеек (*****);
в пользу ООО «****» – ***** рублей 78 копеек.

Вещественные доказательства: пули, гильзы, фрагменты пуль, флажок от предохранителя, одежду с трупов Е-на В.В., К-ва А.Б. и Х-ова О.Г. – уничтожить; металлический стержень – оставить по принадлежности в ООО ЧОП «****»; пистолет ИЖ-71 и автомашину «****» государственный номер **** – оставить по принадлежности в ОАО НКО «***»; СД-диски с видеозаписями и детализациями телефонных соединений – хранить при уголовном деле.

Денежные средства: обратить в счет возмещения гражданских исков.

Снять арест, наложенный на квартиру 73, расположенную по адресу: ***** (т. 36 л.д. 160-162) и на квартиру, расположенную по строительному адресу: ***** (т. 37 л.д.108-111), и обратить указанные квартиры в счет возмещения гражданских исков.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными - в тот же срок с момента вручения копии данного приговора.

на главную

Судебная практика Московского городского суда;

Разбой группой лиц по предварительному сговору;

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство общеопасным способом;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Покушение на убийство малолетнего;

Разбой и вымогательство группой лиц;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Убийство из ревности;

Получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство из неприязненных отношений;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство на почве ревности;

Убийство, умышленное причинение смерти;

Убийство совершённое группой лиц по предварительному сговору;

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Признание протокола обыска недопустимым доказательством;

Покушение на кражу с проникновением в помещение и разбой с проникновением в помещение;

Организация и исполнение убийства по найму лица находящегося в беспомощном состоянии;

Приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлениям;

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации;

Умышленное причинение смерти спящему человеку;

Убийство сопряжённое с разбоем не может быть в то же время убийством из корыстных побуждений;

Убийство совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с вымогательством;

Пособничество в покушении на убийство по найму;

Пособник и подстрекатель приготовления убийства;

Убийство и тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть;

Организатор приготовления убийства из корыстных побуждений;

Мошенничество и подстрекательство к убийству, с целью скрыть другое преступление;

Покушение на пособничество в убийстве по найму;

Преступное сообщество, мошенничества и убийства;

Разновидности хищений;

Уголовные дела;

Уголовный процесс;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи в сети Интернет;

Досудебное соглашение о сотрудничестве при назначении наказания;

Смягчение наказания в случае изменения уголовного закона;

Завладение квартирой потерпевшего путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения потерпевшего, повлекшего смерть или иные тяжкие последствия на похищение группой лиц по предварительному сговору;

В действиях лица признано наличие состава преступления,- незаконное проникновение в жилище с применением насилия, как отдельный состав преступления;

Сбыт фальшивых денег, обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является осознание этим лицом того, что денежные купюры являются действительно фальшивыми;

Соисполнительство в изнасиловании группой лиц по предварительному сговору;

Принцип законности при производстве по уголовному делу;

Приостановление производства по уголовному делу;

Приговор за мошенничество отменён. Отмена приговора за мошенничество, в виду неверной оценки фактических обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций;

Посредник в сбыте или приобретение наркотических средств;

Изменение ответственности по ст. 222 УК РФ;

Приговор не может быть основан на предположениях;

Способ и орудие преступления - основание для отмены приговора;

Отмена приговора в виду отсутствия объективной оценки установленных фактов;

Кража - совершенное с корыстной целью противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества;

Грабёж - открытое хищение чужого имущества;

Разбой - хищение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни;

Вымогательство - это требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия или угрозой распространения порочащих сведений;

Мошенничество это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

Присвоение или растрата - это хищение чужого имущества, вверенного виновному;

Хищение предметов, имеющих особую ценность - особый вид хищения;

Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения;

Завладение автомобилем без цели хищения;

Уничтожение или повреждение имущества;

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности;

Адвокат по уголовным делам в Домодедово

Московский городской суд: 107076, Москва, Богородский вал, д. 8
тел. (495) 963-55-52;

Прокуратура Москвы: ул. Новокузнецкая, д. 27, Москва, Россия, 115184
тел. (495) 951-71-97;