Судебная практика Московского городского суда

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Адвокат по уголовным делам в Москве: moscow +7 (499) 653-60-72 (968) ///////// federalniy +8 (800) 500-27-29 (244)

Убийство и тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть

Московский городской суд в составе:
председательствующего судьи Н.,
при секретарях П. и С., с участием государственного обвинителя Б.,

подсудимого С.,
защитника адвоката К., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении С.,
обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
УСТАНОВИЛ:

С. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти К*ну, а также умышленно причинил тяжкий вред здоровью Ф*ва, опасный для жизни, повлекший по неосторожности его смерть.

Преступления им совершены при следующих обстоятельствах.

29 декабря 2011 года подсудимый С. и свидетель Л*на находились в помещении мусоросборника, расположенного в подъезде № ****, где употребляли спиртные напитки. Около 15 часов к ним присоединились К*н, Ф*в и еще двое неустановленных следствием лиц, которые принесли с собой водку, и все вместе они продолжили употреблять спиртное.
После того как водка закончилась, С. стал прогонять пришедших, и на этой почве между ним и пришедшими возникла ссора, переросшая в драку.
В ходе этой драки С., взяв в руки два хозяйственно-бытовых ножа, умышленно нанес ими 11 ударов Ф*ву, причинив ему колото-резаное неглубокое ранение живота и 9 колото-резаных слепых неглубоких ранений мягких тканей правой голени, относящихся к телесным повреждениям, причинившим легкий вред здоровью, а также колото-резаное слепое ранение мягких тканей правого бедра с повреждением бедренной вены. Раненый Ф*в вышел на улицу, дошел до ближайшей автобусной остановки, расположенной рядом с домом, где скончался от кровопотери, развившейся вследствие колото-резаного слепого ранения правого бедра с повреждением бедренной вены.
После этого, с целью лишения жизни С. теми же ножами нанес не менее 6 ударов К*ну, причинив ему непроникающие колото-резаные ранения спины, проникающие колото-резаные ранения груди, живота, спины, с повреждениями сердца, легкого и печени, вследствие чего от кровопотери К*н скончался на месте происшествия.

Допрошенный в судебном заседании С. вину в инкриминируемом ему деянии признал частично и пояснил, что нанес удары ножами потерпевшим, поскольку вынужден был защищать свою жизнь и жизнь Л*ной.
Суду показал, что в тот день он распивал водку с Л*ной, с которой проживал в мусоросборнике и состоял с ней в близких отношениях. Затем к ним пришел их знакомый К*н и с ним еще три человека, среди которых был ранее ему незнакомый Ф*в и человек по имени В*а, которые захотели вместе с ними выпить. Они все вместе выпили бутылку водки, и один из пришедших пошел за второй. В это время В*а стал приставать к Л*ной, и, несмотря на ее возражения, стал домогаться ее. Сначала он, С., на это не реагировал, а потом вызвал К*на на улицу и попросил, чтобы он уводил своих приятелей. Тот ответил, что они сейчас уйдут, но все продолжали оставаться на месте.
После того как выпивка закончилась, В*а стал нецензурно выражаться в адрес Л*ной, которая в этот момент лежала на кровати, вновь стал приставать к ней и протянул руки к ее груди. Он сделал В*е замечание. В ответ на это В*а пытался его ударить, но промахнулся. Тогда он сам ударил его. Начался скандал и драка. Все четверо стали избивать его.
К*н предложил В*е изнасиловать Л*ну, в ответ на что, тот предложил перерезать ей горло. Его же, С.а, повалили на пол, Ф*в сидел у него на груди, а неизвестный на животе. Он нащупал на полу два ножа, взял по одному в каждую руку, и ударил одним из них Ф*ва в ногу. Ф*в вскочил и предупредил всех остальных, что у него нож. Неизвестный мужчина встал с него и убежал, а К*н кинулся на него и стал наносить удары по лицу. Как и кому он сам наносил удары, не помнит. Очнувшись, он увидел на полу лежащего К*на, который хрипел, но был еще жив. В помещение возвратились В*а и неизвестный мужчина и вытащили К*на на улицу.
Подсудимый С. утверждает, что не желал причинять смерть потерпевшим, поскольку не помнит своих действий и находился в состоянии необходимой обороны.

В судебном заседании оглашены показания С.а, в которых он давал на предварительном следствии пояснения, соответствующие тем, что он дал в суде.
В своих показаниях на предварительном следствии он не отрицал, что проживал в помещении мусоросборника совместно с Л*ной, с которой его связывали близкие отношения. 29.12.2011, примерно в 15 часов 00 минут, в помещение мусоросборника пришли его знакомые А*н и В*а, и двое неизвестных ему мужчин, при этом последние принесли с собой бутылку водки. Все вместе они стали распивать спиртные напитки. В ходе распития спиртных напитков В*а стал нецензурно выражаться в адрес Л*ной, а после стал руками наносить удары в грудь одному из неизвестных мужчин.
Он сказал А*ну, В*е и двум неизвестным мужчинам, чтобы они уходили, так как не хотел, чтобы был конфликт. После этих слов, В*а попытался ударить его, С.а, по лицу кулаком правой руки, но промахнулся, так как он уже был пьян и неуверено стоял на ногах. Тогда он, С., нанес В*е удар кулаком, отчего тот упал. После этого, А*н и двое неизвестных мужчин стали его, С.а, избивать. Сначала били руками, а потом, когда он упал, то стали избивать ногами, при этом удары они наносили по лицу, рукам, телу и ногам. В момент нанесения ударов кто-то из них сказал, что сейчас его, С.а убьет.
Затем, В*а и мужчина № 1 сели на С.а, лежащего на полу, тем самым придерживая его, а А*н и мужчина № 2 полезли к Л*ной Людмиле, которая находилась на кровати, при этом оскорбляли ее. Далее он, С., дотянувшись до тумбочки, взял с нее нож и нанес им один удар мужчине № 1. Пояснить, куда нанес удар, не может, поскольку в помещении было темно. Получивший удар мужчина закричал.
После этого он, С., встал, снова взял нож, который также находился на тумбочке. В этот момент А*н и мужчина № 2 побежали в его сторону, несмотря на то, что мужчина № 1 предупредил их, что у него, С.а, в руке нож, но те все равно двигались в его сторону. Так как помещение маленькое, и он, С., находился на расстоянии вытянутой руки от А*на и мужчины № 2, то, боясь за свою жизнь и здоровье, стал наносить удары ножами. Один раз ударил посильнее, отчего нож сломался, и его лезвие осталось в теле А*на.
Далее В*а и двое неизвестных мужчин убежали из помещения мусоросборника, а А*н остался в помещении, при этом он лежал на полу и хрипел. Через 7-8 минут В*а и неизвестный мужчина № 2 вернулись и вытащили А*на на улицу, который примерно через 3 минуты перестал хрипеть, и неизвестный мужчина № 2 сказал В*е, что А*н умер. После они ушли в неизвестном направлении (том 3 л.д. 58-61, 67-70, 117-120).
Достоверность этих показаний С. подтвердил в суде.

Суд, проанализировав показания С.а, приходит к выводу, что его показания в части причинении им ножевых ранений потерпевшим, являются последовательными и не содержат противоречий, поскольку согласуются между собой, соответствуют другим доказательствам по делу и являются достоверными.
В то же время, довод подсудимого о том, что он находился в состоянии необходимой обороны и не помнит как и кому наносил удары, являются надуманными и расцениваются как способ его защиты. Поясняя обстоятельства совершенного преступления и настаивая на том, что он находился в состоянии необходимой обороны, С. активно защищается от предъявленного ему обвинения и пытается смягчить свое положение.
При этом следует отметить, что при всех допросах С. не отрицал, что распивал алкогольные напитки совместно с пришедшими лицами, первым ударил одного из пришедших гостей и нанес потерпевшим удары ножом в обоюдной драке.

Виновность подсудимого С.а в содеянном подтверждается следующими доказательствами.
Так, свидетель Л*на показала в суде, что вместе с С.ым находилась в помещении мусоросборника, когда туда пришли четверо мужчин, среди которых были К*н и незнакомый ей в то время Ф*в. Все вместе они стали распивать водку, которую принесли пришедшие. После того, как водка закончилась, С. стал выгонять всех на улицу, и началась драка. Дрались все, в том числе и С. Во время драки она стала кричать, и к ней подошел молодой человек и пригрозил, что изнасилует ее и перережет ей горло, если она не замолчит. Кто-то из дерущихся оборвал провода, и в помещении погас свет. Некоторое время драка продолжалась, а потом все вышли на улицу, она же осталась сидеть в углу мусоросборника, там ее и нашли сотрудники полиции.
Свидетель не отрицает, что именно С. нанес потерпевшим удары ножами, которые находились в помещении мусоросборника и использовались ими в хозяйстве. Кроме этого считает, что действия пришедших к ним в гости людей она не расценивала как посягательство на ее жизнь и здоровье, и С. не стоило так реагировать на их поведение.
На предварительном следствии Л*на также показала, что 29 декабря 2011 года с С.ым находилась в помещении мусоросборника, когда к ним пришли в алкогольном опьянении четверо мужчин. Трое мужчин ей были неизвестны, а четвертого мужчину она знала по имени "Ара". Мужчины принесли с собой бутылку водки, которую совместно стали распивать. В ходе распития спиртных напитков у С.а возник конфликт с указанными выше мужчинами, которые вели разговор об ее изнасиловании. Затем между мужчинами завязалась драка. В связи с тем, что в помещении мусоросборника погас свет, происходящего она не видела, лишь только слышала звуки драки и падающих предметов. Через некоторое время в мусоросборник зашли сотрудники полиции, которые доставили ее в отделение полиции района **** , где ею было написано заявление в полицию (том 1 л.д. 131-134).

Из протокола осмотра места происшествия от 29 декабря 2011 года следует, что около второго подъезда дома ********, обнаружен труп К*на А.Г. с колото-резаными ранениями груди, живота и спины, а рядом с этим домом, на автобусной остановке, обнаружен труп неизвестного мужчины с колото-резаными ранениями правого бедра, ноги и живота.
С места происшествия изъяты кухонный нож и рукоятка от ножа (том 1 л.д. 39-47, 48-59).

Потерпевшая Б*к на предварительном следствии показала, что в 2008 году она вышла замуж за К*на, и они проживали вместе с ним на съемных квартирах в г. Москве. Он работал неофициально грузчиком, хронических заболеваний у него не было, на учетах в НД и ПНД не состоял, алкогольными напитками не злоупотреблял, по характеру был спокойным и уравновешенным человеком, работал около двух или трех месяцев в должности охранника игровых автоматов, а после сокращения нигде не работал (том 1 л.д. 63-65, 68-69).

Из информационной карты по факту идентификации АДИС "***" следует, что отпечатки пальцев рук трупа неизвестного мужчины № 1533 совпали с отпечатками пальцев рук Ф*ва, **** года рождения, уроженца г. ** (том 1 л.д. 93).
Потерпевшая В*а *****, пояснила, что представляет интересы погибшего Ф*ва, поскольку он не имеет родственников (том 1 л.д. 119-121).

Свидетель Я*в на предварительном следствии показал, что 29 декабря 2012 года примерно в 17 часов к нему в торговую палатку, расположенную по адресу: ******, где он работал продавцом, обратился незнакомый мужчина, который попросил вызвать скорую медицинскую помощь для раненого мужчины, находившегося на автобусной остановке. Он передал обратившемуся к нему мужчине свой мобильный телефон для вызова скорой медицинской помощи. Через некоторое время приехали сотрудники скорой медицинской помощи и сотрудники полиции. Когда он выглядывал из торговой палатки, то увидел на автобусной остановке раненого мужчину, рядом с которым находилась лужа крови (том 1 л.д. 126-128).

Свидетель М***в на предварительном следствии показал, что после новогодних праздников ему стало известно о том, что 29 декабря 2011 года мужчина, который проживал в помещении мусоросборника дома *****, убил Ф*ва Женю (том 1 л.д. 139-140).

Из выводов судебно-медицинской экспертизы по трупу К*на следует, что у него были обнаружены проникающие колото-резаные ранения груди, живота и спины с повреждением сердца, печени, легкого; непроникающие колото-резаные ранения спины, а также ссадины лобной области и тыльной поверхности 2-го пальца левой кисти.
Все повреждения причинены прижизненно и образовались в короткий промежуток времени незадолго до наступления смерти.
В механизме образования колото-резаных ранений имели место воздействия предметов, обладающих колюще-режущими свойствами, каковым мог быть однолезвийный клинок ножа, имеющий обушок.
Смерть К*на наступила от кровопотери, развившейся вследствие всех вышеописанных колото-резаных ранений груди, живота и спины с повреждениями сердца, легкого и печени, проникающие ранения из которых квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти.
Непроникающие колото-резаные ранения спины у живых лиц, как правило, квалифицируются как легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства сроком менее 21 дня.
Из тела К*на извлечен клинок ножа (том 1 л.д. 161-165).

Из выводов судебно-медицинской экспертизы по трупу Ф*ва были обнаружены колото-резаное слепое ранение мягких тканей правого бедра с повреждением бедренной вены и колото-резаные слепые неглубокие ранения мягких тканей заднебоковой стенки живота справа (1), правой голени (9), а также ссадина лобной области справа.
Обнаруженные повреждения прижизненного характера были получены незадолго до смерти в неустановленной последовательности и, вероятно, причинены одним плоским колюще-режущим предметом с односторонней заточкой и П-образным обухом, возможно ножом, ширина клинка которого не более 2,5 см, а длина его около 10 см.
Расположение ран и ход раневых каналов свидетельствует о том, что ранения были нанесены в момент, когда нападавший находился в основном сзади и справа от пострадавшего, который в это время мог быть в любом положении, за исключением положения - лежа на спине и правом боку; наиболее вероятно, он мог находиться как в положении стоя, так и лежа на животе или левом боку.
Ссадина образовалась от ударно-скользящего воздействия твердого тупого предмета, характерные особенности которого в ней не отобразились.
Смерть Ф*ва наступила от кровопотери, развившейся вследствие колото-резаного слепого ранения правого бедра с повреждением бедренной вены, сопровождавшегося кровоизлиянием в мягкие ткани и обильным наружным кровотечением. Адвокат в суде обратил внимание на это обстоятельство.

Наступление смерти находится в прямой причинной связи с полученным колото-резаным ранением правого бедра, которое по признаку опасности для жизни относится к телесным повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью; все другие обнаруженные повреждения в прямой причинной связи с наступлением смерти не находятся; колото-резаные ранения мягких тканей живота и правой голени в совокупности могли повлечь за собой расстройство здоровья на срок до 3-х недель и по этому признаку отнесены к телесным повреждениям, причинившим легкий вред здоровью; ссадина не могла причинить вред здоровью (том 1 л.д. 180-184).

Как указывалось выше, при осмотре места происшествия, где были обнаружены трупы потерпевших, изъяты нож и рукоятка ножа, а также при производстве судебно-медицинской экспертизы трупа К*на из его тела изъят клинок ножа.

При производстве медико-криминалистической экспертизы по одежде и кожным лоскутам с ранами трупа Ф*ва, по ножу, рукоятке ножа и клинку ножа следует, что колото-резаное ранение правого бедра с повреждением бедренной вены, колото-резаное слепое ранение заднебоковой стенки живота, колото-резаные слепые ранения правой голени, а также колото-резаные повреждения на одежде Ф*ва, колото-резаные раны на препаратах кожи, изъятых от трупа Ф*ва, свидетельствуют о том, что они образовались от одиннадцати ударных воздействий плоского, однолезвийного колюще-режущего предмета, длиной не менее 70 мм, с острым лезвием и "П" - образным обухом, например, клинка ножа с шириной действовавшей части около 15 мм. Характер и морфологические признаки колото-резаных ран на препаратах кожи не исключают возможности причинения указанных повреждений на одежде и теле Ф*ва, как клинком целого ножа, так и клинком от ножа, полученным из танатологического отделения № 7 ГБУЗ БСМЭ ДЗМ (том 2 л.д. 225-240).

Из заключения эксперта при медико-криминалистическом исследовании одежды и кожным лоскутам с ранами трупа К*на, ножа, рукоятке ножа и клинку ножа, следует, что колото-резаные проникающие ранения груди, живота и спины с повреждением печени, сердца и легкого, а также повреждения, обнаруженные на одежде К*на, свидетельствуют о том, что они образовались от шести ударных воздействий плоского, однолезвийного колюще-режущего предмета, длиной не менее 70 мм, с острым лезвие и "П" - образным обухом, например, клинка ножа с шириной в пределах действовавшей части около 15 мм.
Характер и морфологические признаки колото-резаных повреждений на куртке К*на, колото-резаных ран на препаратах кожи трупа К*на, не исключают возможности их причинения как клинком целого ножа, так и клинком от ножа, полученного из танатологического отделения № 7 ГБУЗ БСМЭ ДЗМ.
В момент причинения повреждений расположение потерпевшего К*на и нападавшего С.а могло быть любым, при котором области тела К*на, на которых расположены колото-резаные раны, доступны для воздействия колюще-режущего предмета в вышеуказанных направлениях (том 2 л.д. 245-258).

При исследовании следов крови, изъятых с места происшествия, а также одежды подсудимого С.а и потерпевших Ф*ва и К*на на предмет наличия на ней крови человека и ее принадлежности экспертами установлено, что группа крови С.а совпадает с группой крови Ф*ва. На одежде С.а обнаружена кровь человека, которая могла произойти как от С.а, так и от Ф*ва ввиду одногруппности крови. На одежде К*на обнаружена кровь человека, которая могла произойти от К*на (том 2 л.д. 4-5, 17-18, 29-31, 42-44, 49-50, 55-56, 61-62, 83-84, 89-90).

Выводами генетической экспертизы установлено, что кровь на куртке С.а принадлежит С., кровь на его джинсах принадлежит Ф*ву (том 2 л.д. 138-155).
Кровь на одежде Ф*ва и кровь в смывах, изъятых с места происшествия, принадлежит Ф*ву (том 2 л.д.189-198).
Кровь на дубленке Ф*ва принадлежит Ф*ву, кровь на куртке и на ботинках К*на принадлежит С. (том 2 л.д. 203-220).
Анализируя изложенные выше доказательства, суд признает их относимыми, допустимыми и достоверными, а совокупность достаточной для признания С.а виновным в преступлениях, совершенных против К*на и Ф*ва.
Доказательства, положенные в основу приговора, собраны в установленном законом порядке, каких-либо противоречий, имеющих существенное значение для выводов суда, в них не содержится, а их совокупность опровергает доводы С.а о том, что он не желал лишать жизни К*на и причинять тяжкий вред здоровью Ф*ва.
Как следует из проверенных в судебном заседании доказательств потерпевшие Ф*в, К*н и другие лица пришли в мусоросборник к С. и Л*ной с целью распития спиртных напитков. Собравшись все вместе, они длительное время употребляли алкоголь. Когда все находились в нетрезвом состоянии, и водка закончилась, возникла ссора, которую затеяли между собой пришедшие. С. же, вмешавшись в эту ссору на правах хозяина, стал выгонять всех из мусоросборника и создал такую ситуацию, которая переросла в драку, при этом он первым ударил одного из пришедших, который приставал к Л*ной. Когда же началась общая потасовка, то он взял в руки два ножа и стал наносить ими удары К*ну и Ф*ву. К*н от причиненных ранений скончался в мусоросборнике, и его вынесли на улицу пришедшие с ним неустановленные лица, а Ф*в сам ушел из помещения и умер на автобусной остановке от кровотечения, открывшегося в результате повреждения бедренной вены.
Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что С. в ходе распития спиртных напитков на почве личных неприязненных отношений, возникших в результате ссоры, умышленно лишил жизни К*на и причинил тяжкий вред здоровью Ф*ва, от которого тот скончался.
Взяв в руки два ножа и нанося ими удары потерпевшим К*ну в живот, грудь и спину, а Ф*ву в бедро, подсудимый предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и сознательно допускал их наступление.

По этим же основаниям суд не может согласиться с доводами защиты о том, что С., нанося ножевые ранения потерпевшим, находился в состоянии необходимой обороны либо превысил ее пределы, защищая себя и Л*ну.
Анализ приведенных выше показаний С.а и Л*ной позволяют сделать вывод, что пришедшие к ним гости, действительно, вели себя оскорбительно по отношению к Л*ной, затеяли ссору и не хотели уходить.
Однако до начала драки, в которой С. первым нанес удар неустановленному мужчине по имени В*а, никто из пришедших не совершал никаких конкретных действий, посягающих на жизнь и здоровье Л*ной или С.а. Об этом заявляет Л*на, считая, что С. не должен был так реагировать на поведение и слова пришедших, да и сам С. подтверждает, что выходил с К*ном на улицу, тот мирно с ним беседовал и собирался уходить вместе со своей компанией.

Вся обстановка, сложившаяся на тот момент на месте происшествия, поведение нетрезвых людей, собравшихся в мусоросборнике, форма высказываний в адрес Л*ной и манера их общения, свидетельствует о низком уровне их жизни и воспитания, приведшем в итоге к драке, однако в данном конкретном случае, не может расцениваться как нахождение С.а в состоянии необходимой обороны.
Кроме того следует отметить, что потерпевший К*н и Ф*в Л*ной не угрожали, а угрожал ей и велел замолчать в момент драки неустановленный мужчина по имени В*а, при чем, поведение Л*ной после этих высказываний не изменилось, она продолжала лежать на кровати, где ее и задержали сотрудники милиции, приехавшие на место происшествия после убийства К*на.
Все эти обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что потерпевшие Ф*в и К*н не посягали на жизнь и здоровье ни С.а, ни Л*ной.
Доводы подсудимого о том, что пришедшие избивали его продолжительное время, и только тогда он взял в руки нож, не соответствуют действительности по изложенным выше основаниям.
При медицинском освидетельствовании С.а, проведенном после задержания, были установлены ссадины, ушибы, кровоподтеки и другие телесные повреждения, не причинившие вреда его здоровью и не требовавшие лечения и медицинского вмешательства. Эти данные свидетельствуют о том, что С. их получил в обоюдной драке и не находился в состоянии необходимой обороны.

Судом не установлено и нахождение С.а в момент убийства в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправным поведением потерпевших, поскольку он находился в нетрезвом состоянии, и ситуация, в которой он оказался, не была для него необычной. О душевном равновесии подсудимого свидетельствует также его поведение после совершенных преступлений, когда он давал показания по делу и активно защищался, а также заключение эксперта, установившего, что С. не находился в состоянии аффекта.

Органы предварительного расследования действия подсудимого квалифицируют по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти двум лицам.
В судебном заседании государственный обвинитель частично изменил обвинение в сторону смягчения и квалифицировал действия С.а по ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, обосновав свою позицию обстоятельствами, при которых С. причинил потерпевшим ножевые ранения, а также локализацией причиненного ранения Ф*ву, от которого наступила его смерть.
На основании изложенных выше доказательств суд считает доказанной вину подсудимого в содеянном, и с учетом занятой в судебном заседании позиции государственного обвинителя и поддержанного им обвинения, квалифицирует действия С.а по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти К*ну, а также по ч. 4 ст. 111 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью Ф*ва, опасного для его жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.
Подсудимый С. признается судом вменяемым. Он должен и может нести уголовную ответственность.
В соответствии с заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы психическими заболеваниями он не страдал и не страдает в настоящее время. В момент совершения преступлений он не находился в состоянии временного психического расстройства и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (том 3 л.д. 166-169).
С. хорошо ориентируются в судебной ситуации, активно защищается и ведет себя адекватно обстановке. Его поведение на предварительном следствии и суде не вызывает сомнений в его психической полноценности ( т. 3 л.д. 166-169).

При назначении наказания С. суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, данные о его личности, все обстоятельства по делу, а также влияние назначенного наказания на его исправление и условия проживания его семьи.
По месту жительства С. характеризуется положительно, до случившегося проживал совместно со своей матерью в Нижегородской области, уехал на заработки в г. Москву, жалоб от соседей на него не поступало, на специализированных учётах не состоял, к административной ответственности не привлекался.
Обстоятельствами, смягчающими его наказание, признаются его положительные характеристики и аморальность поведения потерпевших, явившаяся поводом для преступления.
Вместе с этим, у суда не имеется оснований для изменения категорий преступлений, в совершении которых обвиняется С. Кроме того, с учетом образа жизни подсудимого, суд считает необходимым назначить ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы по каждому из совершенных им преступлений.
Для отбытия наказания С. в соответствии со статьей 58 УК РФ следует назначить исправительную колонию строгого режима.

При решении вопроса о вещественных доказательствах суд руководствуется положениями статьи 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303, 304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать С. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы:
- по ч. 1 ст. 105 УК РФ сроком на 8 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, возложив на него обязанности не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
- по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 7 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год, возложив на него обязанности не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить С. 12 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на него обязанности не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием им наказания, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания С. исчислять с 29 декабря 2011 года, со дня его фактического задержания.

Меру пресечения С. в виде заключения под стражу оставить без изменения.

Вещественные доказательства: одежду С., одежду потерпевших Ф*ва Е.В. и К*на А.Г., нож, рукоятку и лезвие ножа, 5 кожных лоскутов, хранящиеся в камере вещественных доказательств *****, уничтожить как не представляющие ценности.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок с момента вручения копии данного приговора.

на главную

Судебная практика Московского городского суда;

Причинение тяжкого вреда здоровью

Получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство совершённое группой лиц по предварительному сговору;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство общеопасным способом;

Взятка в крупном размере за незаконные действия;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Покушение на убийство малолетнего;

Убийство из неприязненных отношений;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство, умышленное причинение смерти;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Покушение на кражу с проникновением в помещение и разбой с проникновением в помещение;

Организация и исполнение убийства по найму лица находящегося в беспомощном состоянии;

Убийство на почве ревности;

Убийство совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с вымогательством;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Неоднократное получение взятки должностным лицом за незаконные действия;

Убийство общеопасным способом;

Взятка в крупном размере за незаконные действия;

Покушение на убийство малолетнего;

Убийство из ревности;

Приготовление к незаконному сбыту наркотических средств;

Покушение на пособничество в убийстве по найму;

Преступное сообщество, мошенничества и убийства;

Приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлениям;

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации;

Умышленное причинение смерти спящему человеку;

Убийство сопряжённое с разбоем не может быть в то же время убийством из корыстных побуждений;

Пособничество в покушении на убийство по найму;

Пособник и подстрекатель приготовления убийства;

Организатор приготовления убийства из корыстных побуждений;

Мошенничество и подстрекательство к убийству, с целью скрыть другое преступление;

Убийства, сопряженные с разбоем;

Разновидности хищений;

Уголовные дела;

Уголовный процесс;

Постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении подозреваемого;

Отказ от назначенного защитника;

Оскорбление судьи в сети Интернет;

Досудебное соглашение о сотрудничестве при назначении наказания;

Смягчение наказания в случае изменения уголовного закона;

Завладение квартирой потерпевшего путем мошенничества;

Разбой совершённый молча, так же является разбоем;

Переквалификация похищения потерпевшего, повлекшего смерть или иные тяжкие последствия на похищение группой лиц по предварительному сговору;

В действиях лица признано наличие состава преступления,- незаконное проникновение в жилище с применением насилия, как отдельный состав преступления;

Сбыт фальшивых денег, обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является осознание этим лицом того, что денежные купюры являются действительно фальшивыми;

Соисполнительство в изнасиловании группой лиц по предварительному сговору;

Принцип законности при производстве по уголовному делу;

Приостановление производства по уголовному делу;

Апелляционная инстанция промежуточных судебных решений;

Доказательства и доказывание;

Признание протокола обыска недопустимым доказательством;

Приговор за мошенничество отменён. Отмена приговора за мошенничество, в виду неверной оценки фактических обстоятельств судами первой и апелляционной инстанций;

Посредник в сбыте или приобретение наркотических средств;

Изменение ответственности по ст. 222 УК РФ;

Приговор не может быть основан на предположениях;

Способ и орудие преступления - основание для отмены приговора;

Отмена приговора в виду отсутствия объективной оценки установленных фактов;

Кража - совершенное с корыстной целью противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества;

Грабёж - открытое хищение чужого имущества;

Разбой - хищение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни;

Вымогательство - это требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия или угрозой распространения порочащих сведений;

Мошенничество это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием;

Присвоение или растрата - это хищение чужого имущества, вверенного виновному;

Хищение предметов, имеющих особую ценность - особый вид хищения;

Причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения;

Завладение автомобилем без цели хищения;

Уничтожение или повреждение имущества;

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности;

Адвокат по уголовным делам в Домодедово

Московский городской суд: 107076, Москва, Богородский вал, д. 8
тел. (495) 963-55-52;

Прокуратура Москвы: ул. Новокузнецкая, д. 27, Москва, Россия, 115184
тел. (495) 951-71-97;